Премия Рунета-2020
Екатеринбург
+20°
Boom metrics
Происшествия9 марта 2021 3:00

Скорость до 150 км/ч, подмена мочи и два трупа: что нужно знать о ДТП на Малышева за сутки до приговора Васильеву

Уже завтра Ленинский суд огласит решение по одному из самых резонансных дел последнего времени
Сыну полковника Росгвардии грозит до 15 лет колонии

Сыну полковника Росгвардии грозит до 15 лет колонии

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Считанные часы остаются до оглашения приговора по делу о смертельной аварии на улице Малышева в Екатеринбурге. 4 августа 2019 года в массовом столкновении напротив ТЦ «Алатырь» погибли двое мужчин: таксист Александр Трушков и его пассажир Виталий Никифоров. Последнего дома ждали жена и маленькая дочка. Виталий возвращался к семье после поездки на концерт в Санкт-Петербург. За несколько минут до смерти он успел написать супруге Ирине сообщение:

«Открывай двери, я скоро буду».

Когда «десятка» ждала разрешающего сигнала светофора в позади стоящий SsangYong на бешеной скорости влетела коричневая KIA Rio. От удара отечественную легковушку отнесло во впереди стоящую машину, а ВАЗ смяло, словно гармошку.

От «десятки» осталась лишь груда металла. Фото: ГУ МЧС по Свердловской области

От «десятки» осталась лишь груда металла. Фото: ГУ МЧС по Свердловской области

Сидящий за рулем KIA Владимир Васильев еще долго не сможет понять, что же произошло ранним утром того злополучного воскресенья. Не лучше будет себя чувствовать ехавший рядом с ним Глеб Березкин.

Обоих парней доставили с переломами в 23-ю больницу. Кстати, тогда по «горячим» следам нам удалось пробраться к Березкину в палату и немного пообщаться с лучшим другом лихача. Глеб уверял нас, что говорил Владимиру тормозить.

ВЕЧЕРИНКА НА ЖБИ

В ночь перед аварией выше упомянутые герои находились в квартире Глеба Березкина на улице 40 лет ВЛКСМ. Там также был и владелец той самой KIA – Никита Фомин. Обычная «вписка» затянулась до утра, и в какой-то момент стало понятно, что кончается спиртное. О том, что было дальше, на все 100% достоверно неизвестно, так как показания участников вечеринки расходятся.

Вот, что говорил во время допроса Глеб Березкин:

«Днем 3 августа я встретился с другом детства Никитой Фоминым и мы решили выпить у меня дома. Уже ночью Фомин позвонил Вове Васильеву и предложил приехать к нам, он согласился. Владимир приехал, но спиртное не употреблял. Наркотики никто из присутствующих не принимал (также в квартире Березкина были трое его знакомых – прим.ред.). Под утро у нас стало заканчиваться спиртное, и мы вышли покурить на лестницу с Фоминым и Васильевым. Приняли коллективное решение, что я и Вова поедем к нему домой за спиртным».

И вот здесь начинается самое интересное. Во-первых, суду предстоит решить, угонял ли Васильев машину Фомина. Сам Никита категорически отрицает факт передачи ключей, более того, он предполагает, что Березкин мог вытащить их из его куртки.

Васильев и Березкин были лучшими друзьями с детства. Фото: СОЦСЕТИ

Васильев и Березкин были лучшими друзьями с детства. Фото: СОЦСЕТИ

Также он заявлял, что мать Васильева предлагала ему деньги в обмен на отказ от заявления. Это очень важный момент, ибо Васильев категорически открещивается от угона, мол, часто до этого садился за руль чужой машины.

«Владимир сел за руль, а я на переднее пассажирское сиденье. Поездку я помню плохо – был сильно пьян. Помню, что проезжая небоскреб «Высоцкий» мы выехали на встречную полосу перед круговым движением на Малышева. Маневрировал ли потом Владимир - я не помню. Затем я увидел впереди какое-то препятствие, осознал, что мы едем слишком быстро и отключился», - говорится в показаниях Глеба Березкина, которые закреплены в уголовном деле.

Как видите, Березкин делает сильный акцент на том, что Васильев устроил аварию в трезвом состоянии. Факт аварии, в которой погибли двое, в состоянии опьянения практически в два раза ужесточает санкции статьи уголовного кодекса.

Глеб Березкин через сутки после аварии в палате ГКБ № 23

Глеб Березкин через сутки после аварии в палате ГКБ № 23

Фото: Олег ГАЛИМОВ

Кстати, во время расследования была проведена экспертиза запись с камер видеонаблюдения. По ее выводам, во время своего заезда Васильев разгонялся до 150 км/ч.

Стоит добавить, что Глеб Березкин входит в число потерпевших по делу. Несколько месяцев парень передвигался в инвалидном кресле и на костылях.

МОЧА ОТЦА

Если вы вдруг не помните, то поначалу Васильев долгое время числился как «трезвый» виновник аварии. Дело в том, что изначально дело, как стандартное ДТП, передали в Главное следственное управление свердловского управления МВД. Там действовали по стандартной схеме – отправили взятые в больнице у Васильева анализы мочи на экспертизу. Результат был готов в течение двух дней – запрещенных веществ не обнаружено. Но после публикаций видео с места аварии в такое верилось с трудом.

Вторя экспертиза была проведена в Челябинске – и снова тоже самое. Вопросов становилось все больше, но ответы дать никто не мог. На фоне огромного резонанса уголовное дело было передано в первый отдел по особо важным делам СУ СКР по Свердловской области. Не прошло и недели как появилась ошеломляющая информация: мочу в больнице сдавал не Васильев, а его отец – полковник Росгвардии Андрей Васильев.

Здесь важно знать две вещи. Первая – отца Васильева не могли привлечь к уголовной ответственности. На этот вопрос подробно отвечал адвокат Антон Штоль:

«Статья 303 УК «Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности» предполагает фальсификацию доказательств виновным лицом. И снова та же история с отсутствием каких-либо доказательств факта фальсификации анализов именно Андреем Васильевым. Это мог сделать эксперт, медсестра, или сотрудник полиции».

Второй момент: благодаря поправкам Минздрава, факт подмены анализов теперь расценивается как отказ от прохождения освидетельствования. Именно это позволило следователям квалифицировать действия Васильева по части 6 статьи 264 УК. Ее санкции предусматривают до 15 лет лишения свободы.

Родные погибших не верят в раскаянье Васильева

Родные погибших не верят в раскаянье Васильева

Фото: Алексей БУЛАТОВ

ЗАТЯНУВШИЙСЯ СУД

Из-за пандемии судебное разбирательство растянулось на полтора года. Были допрошены все участники вечеринки на ЖБИ, родители Васильева и родственники погибших. Государственный обвинитель запросил для Владимира 13 лет лишения свободы.А его адвокаты потребовали снять обвинения в угоне и переквалифицировать статью о ДТП. Последнее – позволит Васильеву претендовать на более мягкий срок, всего до 7 лет колонии.

В своем последнем слове Владимир признал вину в аварии, но отметил, что был трезвым. Также в очередной раз попросил прощения у родных Александра и Виталия.

- Я виноват в этой аварии, но то, что я находился в состоянии опьянения, это не так, и это доказано. В остальном вину признаю. Приношу свои искренние соболезнования. Я признаю, что виноват в аварии, но квалификацию не признаю, — сказал в суде Васильев.

10 марта в 10:00 суд огласит приговор.