Премия Рунета-2020
Екатеринбург
+8°
Boom metrics
Здоровье22 февраля 2022 13:41

«Атипичное течение ковида»: В Екатеринбурге 24-летнего парня лечили от коронавируса, пока он умирал от перитонита

Михаилу Орехову было всего 24 года
У Михаила и Александры были большие совместные планы на будущее. Фото: соцсети Михаила Орехова.

У Михаила и Александры были большие совместные планы на будущее. Фото: соцсети Михаила Орехова.

Еще неделю назад 21-летняя Александра Савина и ее 24-летний молодой человек Михаил Орехов искали квартиру в Екатеринбурге и планировали будущее. А уже сегодня, 22 февраля Александра выехала в Соликамск на похороны Михаила. Трагическую историю о том, как Саша и Миша обивали пороги екатеринбургских больниц, рассказала «КП-Екатеринбург» Александра Савина. Девушка надеется, что медики обратят внимание на пациентов с ковидом, которым нужна своевременная помощь.

ПОДНЯЛАСЬ ТЕМПЕРАТУРА ДО 39,5

Александра и Михаил вместе уже полгода. Оба приехали в Екатеринбург из других городов: Михаил – из Соликамска, а Александра – из поселка Артемовский. Саша учится на третьем курсе в УрФУ на биотехнолога. А Михаил работал в банке «Точка» менеджером по работе с бизнесом. В феврале у Михаила был отпуск, и они с Александрой запланировали поездки к родителям. Но 2 февраля они вместе почувствовали недомогание. У Михаила поднялась температура до 38,5. Пара сдала ПЦР-тест. Результат пришел положительный.

- Через четыре дня симптомы прошли, и мы поехали к моим родителям в Артемовский, - рассказывает Александра Савина. – Когда вернулись в Екатеринбург, Михаил приступил к работе. Их офис перевели на удаленку из-за того, что было много заболевших. А 15 февраля ему снова стало плохо. У него поднялась температура 39,5. Мы вызвали скорую, но нам сказали, что бригада не приедет на вызов с однодневной температурой и посоветовали вызвать терапевта на дом. На следующий день я позвонила в поликлинику №33 и вызвала врача.

Михаил работал менеджером в банке Екатеринбурга. Фото: соцсети Александры Савиной.

Михаил работал менеджером в банке Екатеринбурга. Фото: соцсети Александры Савиной.

16 февраля на вызов пришла фельдшер. Она взял мазок у Михаила на коронавирус. У парня, помимо температуры был кашель и болело горло.

17 февраля Михаилу снова пришел положительный результат ПЦР-теста. Температура все еще держалась на отметке 39,5. Александра снова вызвала скорую.

- Приехали две женщины в возрасте. Одна из них возмутилась: «А что это он передо мной в одних трусах лежит?» Предложили Мише одеться, - продолжает Александра. – Я могу понять, когда просят надеть маску, но неужели Мише надо было одеваться и укутаться в одеяло с температурой под 40? Я держалась и старалась не возмущаться, время сейчас непростое и понимаю, что все нервные. Жаропонижающие уколы они ставить отказались и предложили парацетамол. Но таблетки не помогли. Уже к вечеру температура у Миши поднялась до 40,3 градусов. Я снова вызвала врача на дом.

Михаил и Александра встретились полгода назад, но сильно полюбили друг-друга и стали жить вместе. Фото: соцсети Александры Савиной.

Михаил и Александра встретились полгода назад, но сильно полюбили друг-друга и стали жить вместе. Фото: соцсети Александры Савиной.

18 февраля утром к Михаилу пришел врач-терапевт. Он предложил молодому человеку госпитализацию в больницу №33 на ВИЗе и дал направление. До больницы Александра и Михаил дошли пешком.

- Женщина из приемной спросила нас, почему мы сюда пришли. Я ей показала направление, что у Миши ковид и мы пришли, чтобы положить его на госпитализацию. А она заявила, что в этой больнице не лечат пациентов с ковидом, - рассказывает Александра. – Мишу попросили выйти, мол, тут лежат инсультники. После этого нам в больнице вызвали скорую. Бригада забрала Мишу в Госпиталь ветеранов на Соболева.

ОТПРАВИЛИ ЛЕЧИТЬСЯ ДОМОЙ

В госпитале Михаилу сделали КТ легких. Не было ни поражения, ни пневмонии. Поэтому Михаила отправили домой для дальнейшего лечения. При этом в выписке о результатах обследования написали фамилию Олегов вместо Орехов.

Ночью с 18 на 19 февраля Михаил почувствовал, что у него болит живот. Он вздулся, из-за чего парень не мог спать. Михаил позвонил в службу телемедицины за консультацией.

- Мише посоветовали выпить куриный бульон. Они предположили, что из-за коронавируса он долго не ел, а желудок так негативно отреагировал на болезнь. Боль была не острая, но причиняла сильный дискомфорт. Кроме того, у Миши была диарея и рвота. В 2 часа ночи мы начали варить куриный бульон, - продолжает Александра.

При этом в выписке о результатах обследования в больнице написали фамилию Михаила, как Олегов вместо Орехов. Фото: соцсети Александры Савиной.

При этом в выписке о результатах обследования в больнице написали фамилию Михаила, как Олегов вместо Орехов. Фото: соцсети Александры Савиной.

Утром 19 февраля Александра снова начала звонить в поликлинику, чтобы вызвать врача. Дело в том, что в выписке из госпиталя молодому человеку написали, что он должен наблюдаться в больнице по месту жительства. Но в поликлинику такие сведения не поступали.

- Мне грубо ответили, ждите, у всех тут вообще-то температура под 40. А Мише становилось все хуже. Я снова вызвала скорую, - со слезами на глазах продолжает Александра. – Врач приехал в 19:00. Он снял кардиограмму, измерил температуру, сделал укол. А после предположил, что на фоне коронавируса развился панкреатит. Так как боль в животе - это атипичное течение коронавирусной инфекции. Он предложил поехать в госпиталь на Соболева и даже сказал, какие симптомы назвать, чтоб точно приняли. Но положили его не сразу. Миша писал мне, что с 19:00 вечера до полуночи он сидел в очереди. И только в полночь его поместили в палату.

Михаил переночевал в госпитале. А 20 февраля его на скорой перевезли в хирургическое отделение больницы № 14.

ПОЗДНО ПРООПЕРИРОВАЛИ

- Утром, Миша написал мне: «Санечка, доброе утро. Я позавтракал и жду врача, он посмотрит, что с моим животом». В 13:53 он ответил, что его повели на операцию. В 13:54 я ему написала, чтоб сообщил номер больницы. Больше Миша не отвечал… - плачет Александра.

Александра стала искать Михаила. Она звонила и в госпиталь на Соболева, и в больницу №14. Позвонила девушка и маме Михаила (женщина не знала о том, что сын тяжело болен. Дети не хотели расстраивать родителей – Прим. Ред.).

Михаил за день до трагедии мучался от боли в животе. Фото: соцсети Александры Савиной.

Михаил за день до трагедии мучался от боли в животе. Фото: соцсети Александры Савиной.

- Она была в шоке, не понимала, почему Миша не сказал. Он единственный сын в семье. Я дозвонилась до врачей из больницы № 14 в 21:10. Они сказали, что Миша в тяжелом состоянии, у него воспаление брюшной полости и он на ИВЛ. Сказали, что в понедельник соберут консилиум, - с дрожью в голосе рассказывает Саша, – и нам нужно собирать всю его историю болезней. Спрашивали, делали ли ему операции. Мише их не делали.

По словам девушки, врачи убеждали ее, что они пытаются поддерживать состояние Михаила. Также они сказали ей, что Мишу направили на операцию очень поздно.

- А спустя полтора часа, в 22:45, позвонили Мишиной маме и сказали, что ее сын умер. Его мама Марина не могла найти в себе сил, чтобы рассказать мне о произошедшем. Я узнала все позже, от своих родителей, - плачет Александра.

Сегодня, 22 февраля любимая девушка Михаила и его друзья выезжают в Соликамск. Михаила Орехова похоронят в родном городе, 23 февраля.

- Миша был всегда позитивным, легким. Постоянно переживал за мое здоровье, заботился обо мне. Он любил свою жизнь, мы строили совместные планы. Думали, сейчас купим квартиру, сдадим ее и этими деньгами погасим ипотеку. Я пока не хожу на учебу, мне очень тяжело, - делится воспоминаниями Александра.

Как рассказала Александра, врачи изъяли у нее все справки и результаты анализов Михаила. Свидетельства о смерти еще нет, но патологоанатом сказал, что вероятнее всего Михаилу поставят коронавирус.

«КП»-Екатеринбург направила официальный запрос в Министерство здравоохранения области, чтобы узнать, почему Михаила Орехова экстренно не прооперировали еще при первом обращении в больницу и виновата ли в данной трагедии халатность врачей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Как вы здесь живете?»: На Урале фельдшер принимала пациента с ковидом и температурой 39 на улице, потому что ей не понравился бардак в доме. 55-летний железнодорожник вызывал медиков домой дважды. (Подробнее)

Откровения врача скорой помощи: специалисты увольняются, потому что кроме болезней ничего не зарабатывают. Фельдшер из Екатеринбурга анонимно рассказала «КП» как проходят ее рабочие будни в пандемию. (Подробнее)