Общество

«Противостояние общества и церкви очень опасно»: Владимир Легойда о храме в Екатеринбурге

Глава Синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям с обществом и СМИ рассказал на Радио «Комсомольская правда» о том, что привело к конфликту и какие выводы были сделаны.
В эфире нашего радио Владимир Легойда озвучил свою точку зрения на «СКВЕРный» конфликт. Фото: Денис Рябцев

В эфире нашего радио Владимир Легойда озвучил свою точку зрения на «СКВЕРный» конфликт. Фото: Денис Рябцев

Один из самых громких конфликтов на Урале уходящего года – протест из-за строительства храма в сквере у Драмтеатра. На протяжении недели тысячи жителей уральской столицы стояли в сквере, желая защитить его от застройки. Чтобы разрешить спор, осенью власти провели общегородской опрос. В итоге храм было решено построить на месте бывшего приборостроительного завода на Горького, 17. Сквер удалось сохранить. Несмотря на то, что конфликт улажен и история подошла к концу, тема майских противостояний в сквере до сих пор поднимается в обществе. Так, свою точку зрения на случившееся в эфире радио «Комсомольская правда» (92,3FM) озвучил Владимир Легойда, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ.

- Собор Святой Екатерины, как и многие другие храмы в нашей стране, был разрушен, - напомнил Владимир Легойда. - Это храм в честь святой, которая дала имя городу. История с восстановлением храма началась еще десять лет назад. Мне кажется это важно и имеет символическое и историческое значение.

Противостояние в сквере длилось неделю.

Противостояние в сквере длилось неделю.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Храм Святой Екатерину был построен одновременно с Екатеринбургом – в 1723 году. Изначально это была небольшая церковь. Она не раз перестраивалась, пока не превратилась в большой собор. В 1930 году в рамках антирелигиозной кампании большевики снесли собор. Спустя годы на его месте появился фонтан «Каменный цветок». Изначально в 2010-м храм хотели восстановить на историческом месте.

- Восстановление храма предполагало демонтаж фонтана, - говорит Владимир Легойда. - Он тут же стал в результате действий некоторых активистов любимым местом екатеринбуржцев, каковым никогда не являлся. Соответственно первый раз перенесли (место строительства). Второй раз был интереснейший проект: храм на городском пруду. Тут же оказалось, что это «наш любимый пруд, тут утки плавают», как будто храм будет мешать уткам.

Сквер стал третьим местом, которое областные власти предложили для строительства храма. Но и в третий раз история повторилась – люди вышли на защиту застраиваемого места.

- Я оцениваю эту ситуацию, как, мягко говоря, неприятную, плохую, - продолжает Легойда. – Мне до конца не понятны причины того, почему произошел конфликт. За пару месяцев до него, я был в Екатеринбурге. У меня была встреча с общественностью. Задавались вопросы по поводу храма, и меня уверяли, что вопрос решен, прошли все слушания к тому моменту и были соблюдены все процедуры. В общем-то, собирались выходить на строительство. Поэтому мне до конца не понятно, что послужило триггером к такой перемене ситуации. Мое мнение - не нужно делить людей на тех, кто был за храм и кто был против храма. Подавляющее большинство людей в Екатеринбурге, это показывали все опросы, были за храм. Вопрос был в месте, где его строить. Но, несмотря на то, что слушания прошли, несмотря на то, что все было сделано по закону, когда возникла проблемная ситуация, людям показалось, что им не объяснили, с ними не посоветовались.

После того как защитники сквера несколько раз уронили забор, по периметру стройплощадки выстроились сотрудники правоохранительных органов.

После того как защитники сквера несколько раз уронили забор, по периметру стройплощадки выстроились сотрудники правоохранительных органов.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Как отмечает Владимир Легойда, когда началось противостояние в сквере, десять священников Екатеринбургской епархии все время находились на месте, общались с людьми и объясняли позицию Церкви.

- Мне кажется, что епархия сделала все что могла, - отмечает Легойда. - Другое дело, что и от лица епархии были сделаны некоторые резкие заявления попытки связать эти выступления против строительства храма чуть ли не с цареубийством. Это конечно лишнее, этого делать не нужно. Вообще мне кажется, что это противостояние очень опасно. Когда возникают такие конфликты – это означает, что мы все где-то недоработали. И местная власть, и епархия, и инвесторы…

На третий день противостояния в сквере установили капитальный забор, который уже было сложно уронить.

На третий день противостояния в сквере установили капитальный забор, который уже было сложно уронить.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

По словам Легойды не нужно искать правых и виноватых, нужно договариваться. Он обратился с просьбой посмотреть на эту ситуацию не только с позиции современников, а из 2030-2050 годов. Легойда сказал, что строительством храмов и других культовых сооружений традиционных религий подтверждается верность мировоззренческому выбору.

- Например, в том же Екатеринбурге сейчас сносят мечеть. И это очень плохо. В этой ситуации мы наших братьев-мусульман всегда поддержим. Так же, как и они нас, - заверил Легойда. – Свято место пусто не бывает. Что там будет через десять лет? Торговые центры, автомобильные стоянки? Каким будет облик нашей страны? В этом будет смысл нашей жизни?