2016-08-24T02:58:06+03:00

Как сказочник Бажов воевал с фашизмом, и какие гонорары получал из-за рубежа

27 января 1879 года родился Павел Бажов. В честь юбилея корреспонденты «Комсомолки» наведались в архив, где хранятся личные вещи уральского писателя и узнали малоизвестные факты из его жизни [фото]
Поделиться:
Комментарии: comments62
переснято Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

ВЫРАЩИВАЛ ТАБАК И ОТПРАВЛЯЛ НА ФРОНТ

Во время Великой Отечественной войны солдаты часто писали Павлу Петровичу с просьбой выслать его книги. Например, такое письмо Бажову отправили с фронта 29 июня 1943 года:

«Павел Петрович! Из печати я узнал, что у Вас вышла книга «Ключ-камень». Очень прошу Вас, если это возможно, выслать заказной бандеролью. Мы здесь на фронте с большим интересом прочтем ее… Поздравляю Вас, Павел Петрович, с присуждением Сталинской премии и крепко-крепко жму руку. Надеюсь, что после войны мы увидимся и поднимем победный бокал. Младший лейтенант товарищ Дюмин».

Однако в бандероль писатель упаковывал не только свои произведения. Он всегда добавлял маленький гостинец - кулек с табаком.

- Этот табак Бажов выращивал у себя в огороде за домом, - рассказала «Комсомолке» Екатерина Леденцова, главный хранитель фондов Объединенного музея писателей Урала. - Он занимался натуральным хозяйством. И выращивал не только овощи, но даже экзотичные фрукты. Например, в его комнате около печатной машинки стоял горшок с инжиром.

«МАЛАХИТОВУЮ ШКАТУЛКУ» ЧИТАЛИ НА ВСЕМИРНОЙ ВЫСТАВКЕ В НЬЮ-ЙОРКЕ

В 1939 году в Нью-Йорке проводилась Всемирная выставка. СССР тогда построил огромный павильон с массой экспонатов. Была среди них и книга Павла Петровича «Малахитовая шкатулка». Правда, необычная. За океан отправили эксклюзивное издание.

- Книг был всего две, - рассказала Екатерина Леденцова. - Сделали их на нашей гранильной фабрике. Обложку украшали малахитовая пластина и серебряная ящерка с короной.

Павел Петрович лично осмотрел их, прежде чем те отправились в США. Подобная ответственность его, к слову, не радовала.

«Вот хотят послать на нью-йоркскую выставку. Но ведь там нужно показать наши достижения после Октября. А у меня что? Потом они думают малахитовую пластинку вделать под форму шкатулки. Но ведь каждый знает, что стоит малахитовая пластинка. Плохо что-то сплю. Бессонница привязалась...»

Эти книги пользовались большим успехом, да таким, что на родину они так и не вернулись. После того как Всемирная выставка закончилась, уникальное издание с украшением из уральского камня и серебра куда-то пропало. Не могут найти его до сих пор. Но зато позже книги Бажова выпускались во многих странах. В 1946 году сотрудники Всесоюзного объединения «Международная книга» сообщили Павлу Петровичу, что «Малахитовая шкатулка» издается в Болгарии, в Чехословакии, в Польше, в Англии. Рассказали издатели и о гонораре, который причитался писателю: «Относительно авторского гонорара сообщаем, что в соответствии с решением СНК Вам причитается 75 % сумм поступающих из-за границы за изданные там Ваши произведения. По мере поступления денег мы будем пересылать их Вам».

ПОЛЬЗОВАЛСЯ ТОЛЬКО ОТЕЧЕСТВЕННЫМИ ЗАЖИГАЛКАМИ

Привычка Павла Петровича ходить с трубкой во рту вошла в историю. Шутка ли, в архивах сохранилось очень мало фотографий, запечатлевших писателя без курительного прибора. Его видно даже на карточках из семейного альбома, на которых Бажов подрезает рябину. При этом мало кто знает, что писатель гораздо большую любовь питал к своим стареньким зажигалкам, которые отказывался менять на более современные экземпляры. В одном из писем советскому писателю Евгению Пермяку он потратил целый лист на то, чтобы высказаться о своих раритетах: «Взять хоть для примера зажигалочку системы «Пермяк». Ее не стыдно было на людях показать, потому что у нее свое лицо, - прямолинейная направленность: надо огонь - есть огонь, а остального не требуется. И действительно, там никакого излишества, никаких попыток чем-нибудь удивить: размер не претендует на миниатюрность, никаких поясков и кнопок, и шлифовка без щегольства. Служить такая могла, пока колеско не подносилось, но это уже вполне естественно. Все старится. Нынешняя моя зажигался тоже с лицом. Из цельного медного штока (Урал медный!) высверлена. Погнуть искродобываюшую часть невозможно, т. к. она не припаяна, а утверждена в основном куске металла. Тоже будет действовать, как и система «Пермяк», до изношенности колесика. А что отвинчивать да завинчивать, то это пустяк, разсказ для малышей. Не возражайте, пожалуйста, по части одноручия и быстроты. Мы сами, поди-ка, еще в юношеские годы «Труд» Смайльса читывали, а там сказано: «Курильщик есть растратчик своего времени и здоровья». Поэтому нечего хвалиться, что растрачиваешь одной рукой и быстро. Это не качество! Может быть, двумя-то руками да с прохладцей гармоничнее выходит. Растрачивать, так растрачивать, с чувством!»

УЧИЛ УМУ-РАЗУМУ ЮНЫХ ПОЭТЕСС

Павел Петрович был большим авторитетом в стане юных литературных дарований. Очень часто школьники и студенты отправляли ему свои стихотворения в надежде на положительный отзыв. И Бажов всем отвечал, правда, хвалил очень редко. Он предпочитал говорить всю правду без обиняков. Вот, например, фрагмент его письма к юной поэтессе, сохранившегося в фондах Объединенного музея писателей Урала: «Милая девушка! Должен вас огорчить: стихи мне не показались такими, чтобы по ним можно было предугадать будущую поэтессу. В них не видно наклонности мыслить образами, т. е., того признака, который в первую очередь является особенностью поэта. Не заметно и природной склонности к скандированию. Рифма, видимо, Вам дается с трудом. Вы кончаете десятилетку и поступаете на филологический факультет Госуниверситета. За пять студенческих лет Вы, несомненно сумеете разобраться в своих склонностях, и в то-же время Вы будете вооружены знаниями и более полно и широко, чем в специализированном институте. Будет ли из Вас поэтесса, судить не берусь, но чем полней и шире будет Ваше образование, тем больше шансов. Поверьте, что большинство современных поэтов, которым приходилось одолевать науку через рабфаки и пр. учреждения межеумочного порядка, были несравненно более сильными, если бы им пришлось пройти нормальный путь учебы, - через Университет. С приветом и пожеланием всего лучшего. 12/5/46 г. Свердловск, Чапаева, 11»

ПИСАЛ КНИГИ САМОДЕЛЬНОЙ РУЧКОЙ

Мало кто знает, но все сказы Бажова написаны одной и той же перьевой ручкой. Причем сделал ее Павел Петрович еще в 1915 году, когда работал учителем русского языка в Екатеринбургском епархиальном училище.

- Во время летних каникул он ездил по Уралу путешествовал и собирал фольклор, - рассказала «Комсомолке» Любовь Григорьева, научный сотрудник Объединенного музея писателей Урала. - И однажды во время такого путешествия изготовил из камыша себе ручку. Он срезал стебель и вставил в него купленное металлическое перо.

Орфография писем Павла Бажова сохранена.

Редкий кадр. Павел Петрович улыбается.

Редкий кадр. Павел Петрович улыбается.

Смотрите фоторепортаж: «Историки показали уникальную коллекцию личных вещей Бажова»

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также