2016-08-24T03:26:02+03:00

Ветеран Афгана из Екатеринбурга: «Хочу рассказать родителям четверых погибших солдат, что их сыновья не герои»

По словам Владимира Патракова, молодые ребята на самом деле умерли от холода, но чтобы скрыть этот факт, командир части приказал выстрелить в их тела и написал в рапорте, что те погибли в сражении
Поделиться:
Комментарии: comments620
"У меня подрастают внуки. Как я буду смотреть им в глаза, если не добьюсь справедливости?" - разводит руками ветеран. На фото Владимир Иванович с младшим внуком Вовой, которого назвали в честь дедушки-ветерана"У меня подрастают внуки. Как я буду смотреть им в глаза, если не добьюсь справедливости?" - разводит руками ветеран. На фото Владимир Иванович с младшим внуком Вовой, которого назвали в честь дедушки-ветеранаФото: Андрей ГОРБУНОВ
Изменить размер текста:

У 65-летнего отставного прапорщика Владимира Патракова из Екатеринбурга весьма спорная цель, хотя сам он уверен в своей правоте. Казалось бы, благородный поступок - рассказать матерям, как почти 30 лет назад на самом деле погибли их сыновья. Но ведь все эти годы убитые горем родители утешали себя лишь тем, что их мальчишки отдали свои жизни не напрасно…

«НА МОИХ ГЛАЗАХ СТРЕЛЯЛИ В ТРУПЫ»

Владимир Иванович в армию пришел из милиции, где проработал пять лет. Долгое время был начальником секретной части в ракетных войсках. А в мае 1985 года добровольцем отправился в Афганистан. В горячей точке прапорщик Патраков командовал взводом материального обеспечения, участвовал в боях в Гардезе, Газни и Кандагаре.

Владимир Иванович (в центре) с сослуживцами в Афганистане

Владимир Иванович (в центре) с сослуживцами в Афганистане

- 15 ноября 1985 года душманы подорвали бронетранспортер, на котором ехал мой приятель-сержант, - вспоминает прапорщик. - Мне поручили забрать его тело из госпиталя в городе Баграм, а затем сопроводить гроб в родной Волгоград. В Баграме пришлось задержаться на несколько дней, пока оформляли документы. А 17 ноября в морг привезли четверых совсем еще молоденьких рядовых из 108-й мотострелковой дивизии. Доставивший их офицер рассказал, что они погибли от обморожения. Солдаты участвовали в зачистке Паншерского ущелья. По ночам в это время года уже очень холодно, но командир этих пацанов решил сэкономить на бушлатах, вот молодые организмы, видимо, и не выдержали без теплой одежды…

По словам Владимира Ивановича, вечером того же дня он услышал выстрелы во дворе госпиталя, а когда подошел ближе, увидел, как два солдата стреляют из автоматов в тех самых мертвых ребят.

- Я закричал, чтобы они прекратили, - продолжает Патраков. - Но те ответили, что у них приказ. Мол, командир мотострелковой дивизии решил скрыть, что его подчиненные замерзли без бушлатов, поэтому приказал инсценировать, будто пацаны погибли во время атаки. Выполнявшие приказ стреляли солдатам в подмышки. Ведь в бою все носят «бронники», и пуля может попасть в тело лишь сбоку. Самое дикое, что ложь командования сработала. Паталогоанатом записал, что ребята умерли от пулевых ранений, и их близким сообщили, что сыновей застрелили боевики. Родственникам рядовых вручили ордена Красной Звезды за то, что солдаты якобы погибли геройской смертью в бою.

Сразу после возвращения из Волгограда в Афганистан Патраков написал рапорт командующему 40-й армией с просьбой разобраться в этой дикой ситуации. Вскоре ему пришел ответ: «О результатах служебного расследования вам будет сообщено дополнительно». Но до сих пор уральцу никто ничего так и не сообщил.

Патраков провел в Афгане два года

Патраков провел в Афгане два года

«РОДСТВЕННИКИ РЕБЯТ ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ ПРАВДУ»

Хотя прошло уже 28 лет, Патраков не может забыть расстрел мертвых.

- У меня подрастают внуки. Как я буду смотреть им в глаза, если не добьюсь справедливости? - разводит руками ветеран. - Я ведь не вечный, пока еще есть силы, нужно довести это дело до конца! Если не смогу добиться того, чтобы командира части наказали за должностное преступление, то хотя бы расскажу родственникам тех четверых ребят, как на самом деле они погибли.

Мы напрямую спросили у Патракова, не будет ли лучше для родителей тех солдат и дальше верить в то, что их сыновья - герои. Не станет ли правда слишком тяжелым ударом для пожилых людей. Однако прапорщик непреклонен.

- Конечно, они должны знать, - уверен Владимир Иванович. - Я уверен, родители пацанов будут мне очень благодарны. Ведь если происходит такое горе, каждый отец и каждая мать должны знать, как именно их сын ушел из жизни.

Но ситуация осложняется тем, что Патраков не знает, как звали погибших рядовых.

- Выяснить это не сложно. Вся эта информация хранится в Центральном архиве Министерства обороны, - объясняет отставной военный. - По дате и месту смерти архивариусы быстро смогут найти нужных мне людей. Я отправлял туда уже несколько запросов, однако до сих пор не получил ни одного ответа.

«Комсомолка» связалась с архивным ведомством Минобороны и спросила, почему они не предоставили Патракову необходимую информацию.

- Мы не предоставляем персональные данные физическим лицам, - говорит заместитель начальника Центрального архива Министерства обороны Наталья Емельянова. - Пусть обращается в Управление по увековечиванию памяти погибших защитников Отечества в Москве. Может быть, там ему смогут помочь. А мы адреса родственников не дадим!

В самое ближайшее время Владимир Иванович отправит запрос и в Управление по увековечиванию памяти погибших. Но вопрос, нужна ли родителям, потерявшим на войне солдат, столь неоднозначная память, так и остается открытым.

Копия запроса Владимира Патракова в Центральный архив Минобороны Фото: Андрей ГОРБУНОВ

Копия запроса Владимира Патракова в Центральный архив МинобороныФото: Андрей ГОРБУНОВ

Письмо Владимира Патракова в Государственную думу. Фото: Андрей ГОРБУНОВ

Письмо Владимира Патракова в Государственную думу.Фото: Андрей ГОРБУНОВ

КОММЕНТАРИЙ МИНОБОРОНЫ

«Если это правда, то командиру ребят грозит уголовное дело»

- Не стоит делать выводы на основании слов пожилого человека, который тем более воевал, - отмечает представитель Центрального военного округа. - При всем уважении к этому прапорщику сперва нужно спросить у него медицинское заключение на предмет адекватности. Чтобы выяснить правду, необходимо проводить эксгумацию, опрашивать свидетелей и так далее. В противном случае вся эта история так и останется всего лишь словами. Хотя я не исключаю, что ветеран говорит правду. За давностью лет такое дело не закрыть. В юриспруденции есть понятие - «по вновь открывшимся обстоятельствам». Но о наказании можно будет говорить лишь в том случае, если будет возбуждено уголовное дело. А для этого данному человеку нужно написать заявление. Если ветеран говорит правду, то командиру части грозят статьи «Халатность», «Злоупотребление должностными обязанностями» или «Оставление в опасности». Но, повторюсь, от рассказа этого человека и до самого наказания - целая пропасть.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также