2016-08-24T03:27:17+03:00

Владимир Маяковский - о Свердловске: «Не город, а строительная площадка!»

Ровно 85 лет назад поэт выступал на Урале, ел пельмени с медвежатиной, ссорился с библиотекарями и искал могилу царя.
Поделиться:
Комментарии: comments5
Выступать в Деловом клубе Маяковскому было не по карману. Помог академик и первый нарком просвещения Анатолий Луначарский, гостивший на Урале.Выступать в Деловом клубе Маяковскому было не по карману. Помог академик и первый нарком просвещения Анатолий Луначарский, гостивший на Урале.
Изменить размер текста:

В субботу Екатеринбург отмечал своеобразный юбилей: 26 января 1928 года к нам приезжал выступать великий поэт Владимир Маяковский. В Свердловске он провел четыре дня. Корреспонденты «Комсомолки» поговорили с историками и изучили старинные архивы, чтобы рассказать, чем поэт занимался в эти дни.

ВЫСТУПЛЕНИЕ ЕДВА НЕ СОРВАЛОСЬ

Как только стало известно о приезде знаменитости, руководитель Делового клуба - так раньше называлась филармония - поспешил заломить цену за аренду зала. Чтобы хоть немного сбить ее, перед приездом Маяковского в Свердловск пожаловал его импресарио Павел Лавут. Дважды он встречался с заведующим клубом и дважды получал категоричное «нет». По счастливой случайности в это же время по коридорам клуба шел академик и первый нарком просвещения Анатолий Луначарский, гостивший на Урале. Он-то и помог поэту выйти на сцену.

«Неожиданно мне навстречу по тускло освещенному коридору - группа людей, - пишет в своих воспоминаниях Павел Лавут. - Среди них - Анатолий Васильевич Луначарский. Я хотел пройти незамеченным, но Анатолий Васильевич протянул руку:

- Здравствуйте! А вы что здесь делаете?

- Я здесь с Маяковским.

- Как, Владимир Владимирович здесь? Приятно, очень приятно.

- Маяковского самого пока нет, - уточнил я. - Я договариваюсь о его вечерах на конец января.

- Пожалуйте с нами, - и повел в комнату, где был накрыт стол. Потом в дверях мелькнула фигура заведующего клубом. Он разглядел, должно быть, меня. В этот день мы с ним обо всем договорились. Когда я рассказал Маяковскому эту историю, он засмеялся: «Нам повезло на подхалима!»

Редкий кадр: Владимир Маяковский (на фото справа, внизу) встретился с рабочими Верх-Исетского завода. 1928 год.

Редкий кадр: Владимир Маяковский (на фото справа, внизу) встретился с рабочими Верх-Исетского завода. 1928 год.

ОТЛИЧНО ИГРАЛ В БИЛЬЯРД

Спустя две недели, 26 января, в Свердловск приехал сам поэт. Когда он вышел с вокзала, газетчики на улице уже во все горло объявляли содержание свежего номера. Главный материал был озаглавлен: «Владимир Маяковский. К его выступлению в Свердловске». Поэт прочитал статью, порадовался своему черно-белому портрету, а затем нанял извозчика и поехал заселяться в гостиницу. Четыре дня в Свердловске он прожил в гостинице «Ярмаркома» в самом центре города (ныне на ее месте - Институт травматологии и ортопедии, что позади от мэрии Екатеринбурга. - Ред.). Пока извозчик махал кнутом, подгоняя лошадку, Владимир Владимирович разглядывал городские афишы: одна половина плакатов рекламировала новый боевик «Багдадский вор» с участием Дугласа Фербенкса, вторая сообщала жирными красными буквами: «Деловой клуб. В четверг, 26 января, выступление поэта В. Маяковского: «Хорошо! Октябрьская поэма».

Первое выступление закончилось далеко за полночь. Проголодавшийся поэт спустился в ресторан, но и там ему не было отбоя от поклонников, радушно приглашавших к столу. Среди них был и председатель Свердловского окружного исполкома Анатолий Парамонов, ужинавший в обществе балерины. Он пригласил поэта присоединиться к трапезе. Пока Маяковский ел, балерина успела взять у него автограф. Когда ужин закончился, мужчины направились в бильярдную. Поэт был в ударе. В воспоминаниях современников отмечается, что он обыграл маркера - работника бильярда, выставляющего шары на сукно.

Весь следующий день Маяковский гулял по Свердловску. Некоторые утверждают, что он заглянул в квартиру к одному из рабочих Верх-Исетского завода. Им тогда выдавали новое жилье в только что построенном доме на проспекте Ленина. Якобы вид ванной даже вдохновил поэта написать стих «Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру».

На третий день поэт отправился отобедать к своему новому знакомому Анатолию Парамонову. Тот накормил его пельменями с экзотичной начинкой.

- За несколько дней до этого Анатолий Парамонов охотился в лесу и добыл медведя, - рассказала «Комсомолке» Юлия Матафонова, театральный критик, поделившийся с нами своими архивами. - Маяковскому блюдо понравилось, но он отказывался верить в то, что мясо медвежье, пока Парамонов не показал ему снимок с убитым животным.

ИСПАЧКАЛ БОТИНКИ НА ВАЙНЕРА

В седьмом часу вечера Маяковский направился в Клуб рабкоров, он располагался по адресу: ул. Вайнера, 12. Внутри находились редакции газет «Уральский рабочий», «На смену!» и «Всходы коммуны». Еще когда поэт уминал в гостях медвежьи пельмешки, зал заполнился до отказа.

«Маяковский запоздал. Но вот появилась в дверях огромная фигура, знакомое по снимкам лицо с крупными чертами, широким волевым ртом, несколько бледное и усталое, - указывает в своих воспоминаниях писатель Константин Боголюбов. - Маяковский шел, на ходу разматывая шарф и извиняясь за опоздание. Вдруг одна девица выкрикнула тоненьким голоском:

- Рабочие не понимают ваших стихов.

- А вы не библиотекарь? - в упор спросил Маяковский.

- Да… А что?

- Представьте, это у меня не первый случай. Выступаю я как-то перед рабочими - читал свои стихи, кончил, спрашиваю: «Кто не понял? Поднимите руку!» Поднялась одна рука. Оказалось - заводской библиотекарь.

Затем уже совсем сердито прогремел:

- Кто вам дал право говорить от лица рабочих?»

В этот же вечер поэта ждали и в Уральском горном институте. До него Маяковский добирался на своих двоих. Момент для этого был самый неподходящий. Как раз тогда на улице Вайнера прокладывали водопровод. Вся улица была изрыта траншеями. На подходе к институту ботинки поэта покрылись толстым слоем грязи.

«Пробираясь сквозь ухабы и рвы и добродушно чертыхаясь Владимир Владимирович говорил: «Черт знает что делается! Все улицы изрыты. Не город, а строительная площадка», - написал в воспоминаниях И. Кленовский, сопровождавший тогда поэта на вечер в Горный институт.

С этим вечером связана другая байка: якобы после выступления в институте Владимир Маяковский отказался вернуться в гостиницу. Вместо этого он стал гулять по городу, на ходу сочиняя новое стихотворение «Екатеринбург-Свердловск» (см. ниже). Когда оно было закончено, поэт направился в редакцию «Уральского рабочего», там он успел застать нескольких сотрудников. Маяковский начитал стихотворение машинистке - уже на следующий день его читал весь город.

НЕ ПОДХОДИЛ НИ ОДИН ТУЛУП

В свой последний день в Свердловске Маяковский читал стихи рабочим. Он снова выступал в Деловом клубе. Утренние газеты сообщили: «Вход по билетам, распределенным по рабочим организациям через профсоюзы». Когда выступление закончилось, Маяковский отправился посмотреть на дом Ипатьева, в котором расстреляли царскую семью, а потом советский поэт захотел увидеть и место, где похоронили Романовых. Тогда еще никто точно не знал, где именно находятся царские останки. Дороги, ведущей прямо к «могилам», не было. В эту поездку Маяковский собирался как в экспедицию. Помогал ему тот самый председатель Парамонов, заядлый охотник и знаток уральских лесов - он и привез ему несколько тулупов, но ни один не подошел поэту-великану. С трудом подобрав одежду Маяковскому, Парамонов велел подготовить розвальни - низкие широкие сани без сиденья. На них они и добрались до примерного места захоронения царской семьи. После Маяковский писал:

«Конечно, как будто ничего особенного - посмотреть могилу царя. Да и, собственно говоря, ничего там не видно. Ее даже трудно найти, находят по приметам, причем этот секрет знаком лишь определенной группе лиц».

Вечером Маяковский еще раз выступил в Деловом клубе. После поездки по уральским лесам он сильно устал. Публика едва слышала его.

«Доклад он действительно делал вяло, - писал Константин Боголюбов. - Но его раздразнили реплики.

- Почему вы называете себя рабочим поэтом, а за билеты деньги берете?

- До меня сюда приезжала балерина, и вы платили за билет в три раза дороже. А чем хуже балерины рабочий поэт?»

Поздно вечером Маяковский вернулся в гостиницу. Почти обессиленный, он упал на кровать. Уже утром извозчик довез его до вокзала, и Маяковский отправился на «гастроли» в Пермь.

Редакция газеты "Комсомольская правда Екатеринбург" выражает благодарность за помощь в подготовке публикации сотрудникам Свердловской областной универсальной научной библиотеки им. В.Г. Белинского, а также Музея "Литературная жизнь Урала XX".

ДОСЛОВНО

Ниже мы печатаем стихотворение "Екатеринбург-Свердловск", написаное Владимиром Маяковским во время его визита на Урал:

Из снегового,

слепящего лоска,

из перепутанных

сучьев

и хвои -

встает

внезапно

домами Свердловска

новый город:

работник и воин.

Под Екатеринбургом

рыли каратики,

вгрызались

в мерзлые

породы и руды -

чтоб на грудях

коронованной Катьки

переливались

изумруды.

У штолен

в боках

корпели,

пока -

Октябрь

из шахт

на улицы ринул,

и...

разослала

октябрьская ломка

к чертям

орлов Екатерины

и к богу -

Екатерины

потомка.

И грабя

и испепеляя,

орда растакая-то

прошла

по городу,

войну волоча.

Порол Пепеляев.

Свирепствовал Гайда.

Орлом

клевался

верховный Колчак.

Потухло

знамен

и пожаров пламя,

и лишь,

от него

как будто ожог,

сегодня

горит -

временам на память -

в свердловском небе

красный флажок.

Под ним

с простора

от снега светлого

встает

новорожденный

город Свердлова.

Полунебоскребы

лесами поднял,

чтоб в электричестве

мыть вечера,

а рядом -

гриб,

дыра,

преисподняя,

как будто

у города

нету

«сегодня»,

а только -

«завтра»

и «вчера».

В санях

промежду

бирж и трестов

свисти

во весь

широченный проспект.

И...

заколдованное место:

вдруг

проспект

обрывает разбег.

Просыпали

в ночь

расчернее могилы

звезды-табачишко

из неба кисета.

И грудью

топок

дышут Тагилы,

да трубки

заводов

курят в Исети.

У этого

города

нету традиций,

бульвара,

дворца,

фонтана и неги.

У нас

на глазах

городище родится

из воли

Урала,

труда

и энергии!

В. Маяковский. 1928 г.

Еще больше материалов по теме: «Владимир Маяковский: досье KP.RU»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также