Премия Рунета-2020
Екатеринбург
-1°
Общество20 декабря 2020 6:15

«Мы знали друг друга под вымышленными именами»: ветеран КГБ – об учебе на курсах, где готовили офицерский спецназ

Выпускники КУОС брали штурмом дворец Амина в Афганистане, а также вошли в состав знаменитой группы «Вымпел»
Во время спаррингов травмы были обычным делом. Фото: личный архив героя публикации

Во время спаррингов травмы были обычным делом. Фото: личный архив героя публикации

20 декабря отмечается День работника органов безопасности Российской Федерации. Накануне праздника мы поговорили с ветераном свердловского КГБ и ФСБ Виктором Платоновым (имя и фамилия изменены по его просьбе – Прим. Ред.). Наш герой прослужил в отечественных спецслужбах почти 30 лет и вышел на пенсию в звании полковника.

В начале своего профессионального пути Виктор Платонов прошел подготовку на курсах усовершенствования оперативного состава (КУОС) КГБ СССР. Эти курсы были настоящей кузницей кадров спецназа органов госбезопасности. Куосовцы были в составе групп «Зенит» и «Каскад», штурмовавших дворец афганского диктатора Амина и ряд других важных объектов в Кабуле. Также выпускники КУОС вошли в состав знаменитой группы специального назначения «Вымпел». Офицеры, прошедшие КУОС, выполняли боевые задачи в Афганистане и Чечне, а также в качестве военных советников находились в Анголе, Мозамбике, Лаосе и других странах… В 1993 году КУОС были упразднены по приказу первого президента России Бориса Ельцина.

Специально для «Комсомолки» Виктор Платонов рассказал о том, как проходила подготовка на этих курсах, и почему выпускникам пришлось воевать не только в Чечне, но и с миром криминала.

ШКОЛА, КОТОРУЮ ПРОШЛИ ЗОЯ КОСМОДЕМЬЯНСКАЯ И РУДОЛЬФ АБЕЛЬ

- Как вы попали на КУОС?

- Прошло два года, как я окончил Высшие курсы КГБ СССР и служил в Управлении КГБ по Свердловской области в должности оперативного сотрудника. В начале 1990-го года меня вызвали в отдел кадров и предложили пройти подготовку на КУОС. Кадровик нарисовал интересную перспективу дальнейшей службы в подразделении разведки, о чем я мечтал. Я согласился и в апреле 1990 года прибыл в подмосковную Балашиху на базу КУОС. Там я прошел медкомиссию и специальное тестирование, где определяли способность действовать в экстремальных условиях. После этого началась семимесячная подготовка. Забегая вперед, скажу, что это был последний полноценный, то есть семимесячный выпуск КУОС.

Таких значков нет в продаже, они были выпущены по случаю 50-летия КУОС для ветеранов курсов

Таких значков нет в продаже, они были выпущены по случаю 50-летия КУОС для ветеранов курсов

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Кто обучался на этих курсах?

- КУОС были организованы в 1969 году в составе Высшей Краснознаменной школы КГБ СССР. К тому моменту в ряде стран Запада уже существовали боевые подразделения подобного профиля. Это было связано с тем, что эти страны уже столкнулись с проблемой терроризма.

Базой КУОС стала территория знаменитой Школы особого назначения в городе Балашиха, где в годы войны были подготовлены несколько сотен диверсионно-разведывательных отрядов и групп, успешно действовавших в тылу фашистов. Отсюда ушли в своё бессмертие легендарный разведчик Николай Кузнецов, Зоя Космодемьянская и многие другие. Здесь начинал свою оперативную деятельность в качестве заместителя начальника школы радиоподготовки выдающийся советский разведчик-нелегал Рудольф Абель.

Подготовку на КУОС проходили офицеры территориальных органов КГБ СССР. Всего нас в год моей учебы было около 60-ти человек - со всего Союза. Все - офицеры, в основном в звании от капитана до майора, с опытом агентурной работы, со знанием иностранных языков, но не старше 35-ти лет. По-сути, это был офицерский спецназ - довольно уникальное явление.

Все мы были назначены в специальный резерв на «особый период»: в случае войны должны были командовать оперативно-разведывательными или диверсионными группами спецназначения и выполнять приказы Центра в любой точке планеты, в интересах нашей страны. Получалось, что нас готовили впрок, так как после окончания Курсов все возвращались на прежние места службы. Хотя несколько сотрудников, вскоре после окончания КУОС, были зачислены в группу специального назначения «Вымпел».

- Как вас обучали на КУОС?

- В мое время школа работала под вывеской научно-исследовательского института. Офицеры знали друг друга и некоторых преподавателей, большинство из которых имели боевой опыт, под вымышленными именами. Многое было засекречено, как говорят в разведке залегендированно.

Мы изучали минно-подрывное и радиодело, десантировались с парашютом и совершенствовали знания иностранных языков. И, конечно, много времени было посвящено огневой подготовке. Стреляли из всех видов оружия почти всех стран мира.

На курсах мы познакомились с руководителем физподготовки, непревзойденным рукопашником Александром Долматовым. У него была своя методика. Все занятия проходили в бронежилетах. Долматов любил ставить в спарринг неравных партнёров. Я не раз попадал под опытных рукопашников, на голову выше меня и значительно превосходящих в весе. Однажды пропустил удар ногой в грудь от такого бойца, упал и даже сердце на несколько секунд остановилось. Не говорю уже о сломанных пальцах рук и ног. Это было обычным делом.

Парашютная подготовка проходила на базе 76-й Гвардейской воздушно-десантной дивизии в ПсковеФото: личный архив героя публикации

Парашютная подготовка проходила на базе 76-й Гвардейской воздушно-десантной дивизии в ПсковеФото: личный архив героя публикации

Парашютно-десантные сборы проходили на базе 76-й Гвардейской воздушно-десантной дивизии в Пскове. Помню, во время первого прыжка было ветрено. При приземлении я не устоял на ногах, упал на левый бок, как учили, но поскольку парашют надулся как пузырь, меня понесло ветром по полю. Я сделал два кувырка через голову, пытаясь встать и «загасить» парашют, но только на третий раз мне это удалось. Собрав и сложив парашют, осмотрелся и понял, что повезло: меня несло головой на огромный камень на опушке леса и до него оставалось метров пять.

Во время прыжков не все «выходили» из самолёта. Не могли преодолеть страх. Но это были единичные случаи. На моей памяти таких людей было только двое. После этого они сами собрали вещи и покинули курсы.

Была предусмотрена и горная подготовка. Но учебный центр находился на территории Армении. К тому моменту уже начался армяно-азербайджанский конфликт. В итоге горную подготовку нам заменили на учения по захвату объектов РВСН (Ракетные войска стратегического назначения) в Ярославской области.

ВОЕВАЛИ НЕ ТОЛЬКО В ЧЕЧНЕ, НО И С ОПГ

- Расскажите подробнее об этом захвате.

- Была поставлена задача захватить здание штаба и изъять секретные документы. Руководители Министерства обороны были заинтересованы в том, чтобы проверить с нашей помощью, насколько надёжно охраняется стратегический объект. Командира воинской части предупредили, что по ним будет работать спецназ.

На этом судне группа сплавлялась по Волге, чтобы добраться до части РВСН. Фото: предоставлено героем публикации

На этом судне группа сплавлялась по Волге, чтобы добраться до части РВСН. Фото: предоставлено героем публикации

Сначала под видом туристов по железной дороге наша группа доехала до Ярославля, потом выдвинулись в верховье Волги - в район города Рыбинск. Оказавшись в Ярославле, мы поняли, что по нам работает «наружное наблюдение» Ярославского Управления КГБ, так как нескольких ребят из группы под надуманным предлогом задержала милиция. Им пришлось несколько часов просидеть в изоляторе и на ходу выдумывать легенды о том, как они оказались в городе. Потом от местных жителей мы узнали, что милиция получила информацию, что в районе учений находится группа заключенных, сбежавших с «зоны». Речь шла о нас.

Подходили к объекту скрытно, шли двумя группами по пять человек, ночью, под проливным дождем, с 30-ти килограммовым грузом за плечами.

Я командовал непосредственно группой захвата.

Мы хорошо замаскировались, буквально в нескольких метрах от входа в штаб. Примерно за 12 часов непрерывного наблюдения отфиксировали все маршруты передвижения офицеров. Ночью выбрали место вдали от вышки, перерезали «кусачками» колючую проволоку и проникли на территорию части.

Захват прошёл удачно, без стрельбы, необходимые документы изъяты и в дальнейшем приобщены к рапорту на имя руководителя КУОС. Дальше, как я полагаю, был «разбор полётов» по линии военного ведомства.

После каждых учений на родной базе нас ждала баня, горячий чай и долгожданный восстановительный отдых.

- Куосовцы были в составе группы, которая штурмовала здание МВД в Кабуле и многие другие важные объекты. Расскажите, что вам известно об операции, где погиб наш земляк Анатолий Муранов.

- Анатолий Николаевич погиб в Кабуле 27 декабря 1979 года во время штурма здания МВД Афганистана (Царандой) в составе группы «Зенит-2». Вообще групп «зенитовцев» было несколько, так как в ходе операции «Байкал-79» планировалось захватить не только резиденцию диктатора Амина, но и другие значимые объекты. Например, генштаб, узел связи, телерадиоцентр, центральный телеграф, почту, тюрьму и другие.

Анатолий Муранов оказался единственным погибшим с нашей стороны при штурме Царандоя. Фото: музей памяти воинов-интернационалистов "Шурави"

Анатолий Муранов оказался единственным погибшим с нашей стороны при штурме Царандоя. Фото: музей памяти воинов-интернационалистов "Шурави"

Из общения с участниками тех событий у меня сложилась такая картина. Штурмовая группа, где был Муранов, состояла из 11 офицеров «Зенита» и двух офицеров «Грома» (сотрудники группы «Альфа»). Их сопровождало 39 десантников. На территории Царандоя им противостояли более 300 вооружённых бойцов. В окнах здания стояли ручные пулемёты.

Сигналом к штурму Царандоя был взрыв центрального коллектора связи на одной из площадей Кабула.

После него семеро десантников залпом выстрелили по целям в здании МВД из гранатомётов «Муха».

Автоматчики в окнах и у КПП залегли на землю, решив, что подошли танки.

После этого залпа «зенитовцы» пошли на штурм КПП и ворвались внутрь здания. Охрана встретила их пулемётным огнём. «Зенитовцам» и десантникам пришлось спрятаться в боковых коридорах и оттуда ответным огнём подавлять пулемётные точки. Здесь и получил смертельное ранение капитан Анатолий Муранов. Он был хорошо видим в освещённом коридоре из темноты караульных помещений. Охранник выпустил в Анатолия автоматную очередь. Одна из пуль перебила артерию на бедре. Спасти его не удалось.

Вся операция длилась 20 минут. После переговоров с участием одного из членов нового правительства Афганистана, «царандоевцы» начали сдаваться. Они имели семь человек убитыми и около 30 раненых. Наши потери: один погибший и четверо легкораненых. Спецназовцы и десантники чётко выполнили поставленную задачу.

Посмертно Анатолий Муранов был награждён орденом Красного Знамени. В Управлении всегда хранят память об Анатолии Николаевиче. Как вы знаете, в его честь названа улица в районе «Академический».

Кстати, в штурме дворца Амина, который проходил в один день с захватом Царандоя, участвовал последний руководитель КУОС, ветеран «Альфы» Сергей Голов. Во время штурма он получил одно пулевое и семь осколочных ранений. Он был награждён орденом Ленина.

На курсах, помимо прочего, спецназовцев учили метать ножи. Фото: предоставлено героем публикации

На курсах, помимо прочего, спецназовцев учили метать ножи. Фото: предоставлено героем публикации

- После окончания подготовки на КУОС вы вернулись в Свердловск и продолжили службу. Пришлось ли вам применить навыки и умения, полученные на КУОС?

- В прямом смысле нет. Наверное, к счастью. Хотя в 90-е годы попытки вспомнить о таких, как я, со стороны Центра были: два раза меня вызывали для работы в Югославии, когда там шла гражданская война. Но в итоге «конкурсного отбора» туда поехали коллеги из военной контрразведки.

Также один раз я дал согласие на участие в спецоперации, в составе группы спецназа, по уничтожению одного из главарей чеченских бандформирований. Но незадолго до выезда на задание пришло сообщение, что он был нейтрализован другим способом. Не судьба… Хотя ряд моих товарищей по КУОС в дальнейшем были зачислены в группу «Вымпел» и воевали в Чечне. Другие немногие были советниками в спецслужбах иностранных государств.

Судьба, я думаю, была в другом. С конца 80-х - начала 90-х годов в Свердловске, а затем в Екатеринбурге началась криминальная война между ОПГ. Не проходило и месяца, чтобы не совершались дерзкие, среди белого дня, заказные убийства из автоматического оружия или путём взрывов. Плюс банды из числа «оборотней в погонах».

Это был прямой вызов правоохранительной системе. И для нас это тоже была война. Здесь и пригодилась специальная подготовка, так как нужно было вместе с сотрудниками прокуратуры и уголовного розыска планировать и участвовать в задержаниях подозреваемых, проводить неотложные следственные действия и так далее. Раньше офицеры контрразведки этим не занимались.

К большому сожалению, в 1993 году КУОС был ликвидирован. Из-за недальновидности «реформаторов» страна потеряла уникальное спецформирование, способное защитить её стратегические интересы.

Думаю, что КУОС должен быть воссоздан в какой-то новой форме.

Интересное