Премия Рунета-2020
Екатеринбург
+16°
Boom metrics
Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
20 июня 2022 5:40

«Удирали от полиции, отбивались от Спартака»: режиссер Александр Хант о съемках фильма «Межсезонье» в Екатеринбурге

Режиссер «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» Александр Хант рассказал, почему картину о трудных подростках в Свердловской области нужно показывать в школах
Съемки «Межсезонья» проходили в Свердловской и Челябинских областях

Съемки «Межсезонья» проходили в Свердловской и Челябинских областях

Фото: Алексей БУЛАТОВ

23 июня в кинотеатрах выходит новый фильм Александра Ханта (режиссера «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов»). Называется он «Межсезонье» и рассказывает историю двух подростков, решивших бросить вызов всему миру. Основой кинокартины стала история псковских школьников, Кати и Дениса, которые в 2016 году в прямом эфире обстреляли полицейских и затем совершили самоубийство.

Съемки «Межсезонья» проходили в Свердловской и Челябинских областях, почти все актеры, занятые в фильме, — из Екатеринбурга. Многие из них даже не профессиональные.

«КП-Екатеринбург» встретилась с режиссером Александром Хантом (далее в интервью как АХ) и исполнителем одной из главных ролей Игорем Ивановым (далее — как ИИ) и узнала, почему съемочная группа удирала от полиции в Красноуфимске, за что их покусал известный своими татуировками художник Спартак, и почему «Межсезонье» — фильм, который обязательно нужно показывать подросткам в школах.

ПСКОВСКИЕ ШКОЛЬНИКИ — ЛИШЬ ОСНОВА

— Насколько я поняла, за основу была взята история псковских школьников. Можно ли сказать, что ребята — прототипы главных героев?

АХ: Как раз так совсем нельзя говорить. Потому что это история не «Межсезонья», это не фильм, основанный на реальных событиях. Это фильм, который вообще возник из-за истории Кати и Дениса (школьники, которые устроили стрельбу по полицейским и совершили самоубийство, — Прим. Ред.). Думаю, что все кто посмотрел «Межсезонье» получили эмоциональный отклик. Потому что многие увидели в Кате и Денисе не самоубийц, а самых обычных подростков, которые переживают подростковый возраст.

Снимки фотографа Константина Тишше впечатлили Александра Ханта

Снимки фотографа Константина Тишше впечатлили Александра Ханта

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Эта трагедия, мне кажется, вообще не должна была случиться. Ее нужно было предотвратить, но из-за пропасти непонимания между детьми, полицией и родителями, из-за ошибочного решения начать штурм, подростки погибли.

В их истории я увидел и свой подростковый период, который тоже был там со своими опасными приключениями. Думаю, они нужны подростку, потому что он уже перестает быть ребенком. А взрослые его еще не воспринимают. Ему очень важно в этот момент доказать не только себе, но и остальным право на самоопределение. На то, чтобы самому этот мир исследовать и самому определять, что хорошо, а что — нет. Именно об этом фильм «Межсезонье».

ИИ (обращаясь к АХ): Ты всегда говоришь, что существует пропасть непонимания, что дети имеют какой-то шаблон-представление о родителях и что у них нет никакого контакта. Я вот себя вспоминаю… Не знаю, в чем причина, но в 16 лет мне очень хотелось сбежать из дома и попробовать жить самостоятельно. Причем я не могу сказать, что мои родители были деспотами и все мне запрещали. Мне хотелось приключений, а их не было.

В районе Синих Камней была квартира главного героя фильма

В районе Синих Камней была квартира главного героя фильма

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Помню, мы с друзьями ходили в кинотеатр на фильм 18+. А нам 14-ти еще не было. Садились на последний ряд и «ржали» очень громко, мешали всем смотреть кино.

У нас в Питере есть такой рынок — «Апрашка» — мы там много времени проводили, покупали «шавуху», а за нами бегали маленькие цыганята. Там тогда была женщина, все ее звали Тетушкой, которая продавала нам алкоголь.

СНИМАЛИ НА КРЫШАХ УРАЛМАША

— Почему именно Свердловская область была выбрана в качестве места для съемок?

АХ: Когда мы с моим оператором Наташей Макаровой выбирали пространство для съемок, искали современных фотографов, которые смогли художественно осмыслить современную реальность России. Мы наткнулись на творчество Константина Тишше. И нам очень полюбилось то, что он делает, его талант, его виденье. Мы решили приехать, познакомиться и посмотреть, где он все это снимает. Так мы оказались в Екатеринбурге. Практически в тот же день мы влюбились в город и другие варианты даже не рассматривали.

— А где еще проходили съемки, кроме Екатеринбурга?

АХ: Помимо Свердловской области, мы ездили в Челябинскую область и конкретно в город Карабаш, чуть-чуть заезжали в Ханты-Мансийский автономный округ, сделали там буквально пару кадров. Еще была неблизкая экспедиция в Красноуфимск, где у нас были виадуки и поезда. По дороге заезжали в Дидинский тоннель. Много времени провели в Шилово, это Каменский район. Там снимали, жили в этой деревне.

В фильме снимались также актеры Коляда-театра

В фильме снимались также актеры Коляда-театра

Фото: Алексей БУЛАТОВ

— А можете назвать конкретные локации в Екатеринбурге?

АХ: Крыши Уралмаша, блинчиковая напротив Свердловской киностудии, комплекс «КОСК Россия»… Слушайте, мне кажется, что мы тут везде поснимали! На Синих Камнях снимали — там была квартира главного героя, на Плотинке снимали, в ТЦ Карнавал, на Таганском ряду. Я думаю, что все, кто в кино придет, узнают эти места.

— Сколько времени вы провели в Екатеринбурге, снимая кино?

АХ: Полгода. Съемки начались в августе 2019 года и к февралю 2020 года они закончились. Помимо этого я постоянно приезжал сюда, если все суммировать, то в итоге провел здесь почти год!

— В тизере фильма появился наш местный художник Спартак, он очень известен в Екатеринбурге. Как вы на него вышли? Почему выбрали его и какую роль он вообще играет?

АХ: Наш художник Никита, который приехал раньше нас в Екатеринбург, сходил на выставку и сказал, что видел одного человека. Что, мол, он немножко странный, у него есть коза и он пришел с ней на выставку! «Мне кажется, что мы должны с ним познакомиться», — сказал он. В итоге мы приехали к нему домой. Правда, сначала он на нас напал: начал нас кусать, кричать, душить, щипать и говорить «мяу-мяу, гав-гав, му-му». И мы сразу поняли, что он нам нужен, что он — наш человек! (Смеется). В фильме Спартак играет злодея, хотя сам он человек, как мне кажется, в поэтическом понимании, летающий в красоте, устремленный к свету, представляющий добро. А в нашем фильме он злодей и важный герой на пути.

— У вас была массовка из подростков, они все из Екатеринбурга?

АХ: У нас большая часть съемочной группы, актеры и не актеры, которые снимались в картине, были из Екатеринбурга. Помимо подростков, у нас было много артистов из Коляда-театра, из других театров тоже. Есть непрофессиональные артисты, которых мы тоже здесь нашли. Так что большинство лиц, которые есть в кино, это все «екатеринбургские лица».

— Где вы находили подростков для съемок?

АХ: У нас есть группа во «ВКонтакте», которая появилась из-за кастинга в «Межсезонье». Благодаря этой группе мы нашли ребят еще на моменте кастинга. Когда приехали, сделали объявление. Пришли ребята и привели своих друзей. Мы со всеми познакомились, провели актерский тренинг, и все они в итоге оказались в кино!

Слышали о шумихе вокруг Екатеринбурга и Владимира Соловьева? Что скажете, Екатеринбург — это «Город бесов» или «Город мерзотной либероты»?

АХ: Мне вообще неинтересно, что он там рассказывает про прекрасный город Екатеринбург. Я не знаю. Не хочу вообще его комментировать. Пустослов, который не заслуживает внимания!

УДИРАЛИ ОТ ПОЛИЦИИ

— Расскажете какие-нибудь веселые истории со съемок?

ИИ: Саша мне давал задания, чтобы я раскрывался как актер. Например, мне надо было выйти на улицу и закричать. Это было тяжело. Я часами бродил, пытался собраться… Когда у меня получилось, я был ужасно рад. Было еще задание — потанцевать в метро. Или ходить в женской одежде. Кстати, я это делал в Екатеринбурге! Окружающие реагировали нормально, никто не агрессировал. Мы тогда только приехали в Екатеринбург и жили на Синих Камнях, в квартире моего героя. И там были вещи бабушки, которая жила в этой квартире раньше. И Саша заставил меня переодеться в ее одежду и пойти в торговый центр.

Татуированный художник Спартак впечатлил съемочную группу

Татуированный художник Спартак впечатлил съемочную группу

Фото: Алексей БУЛАТОВ

— Что за квартира, расскажите подробнее?

АХ: Мы нашли ее по объявлению. Жили в ней 13 человек. Мужчина, который ее сдавал, даже не догадывался, что в ней будет столько людей. Все так хорошо складывалось, он должен был передать ключи, уйти и не узнать. Но в последний момент у него там что-то отменилось, и он говорит нам: «Я с вами тут переночую». В квартире тогда было 6 человек, и еще 7 подъезжали к Екатеринбургу. И вот входят эти 7 человек, и мы говорим хозяину: «Они тоже тут жить будут»… Было очень странно.

Нам понравилось, как выглядела квартира. Когда хозяин уехал, мы переклеили обои. Будет неловко от того, что он все это увидит в кино.

— Что еще интересного происходило на съемках?

АХ: У нас был Land Rover с игровыми блатными номерами. Мы ездили на нем в неположенных местах, поэтому приходилось постоянно менять номера. Мы доезжали до места съемки, перекрывали улицу, потом уезжали. Как-то за нами в Красноуфимске гналась полиция. А все из-за того, что мы снимали в неположенном месте. Полицейские подъехали к машине, за рулем которой сидел наш продюсер. И он решил, что не будет останавливаться и проехал мимо. Естественно, полиция погналась за ними. Но все закончилось хорошо: с полицией мы разобрались, во всем признались и покаялись.

ПОГОВОРИЛИ С СОТНЕЙ ПОДРОСТКОВ ИЗ ЕКАТЕРИНБУРГА

— Вы упомянули про множество интервью с подростками. Что это за интервью?

АХ: Мы отправляли всем приславшим заявку задания. Подростки должны были ответить на 15 вопросов и снять себя на камеру. По этим записям я отбирал тех, кого позовем на пробы. Я вставил кусочки интервью в начало фильма и очень бы хотел сделать из них что-то особенное. Все подростки откровенно рассказывали про свою жизнь, семьи, делились своими мыслями. Это ценно.

— Почему подростков 15-16 лет играют актеры старше? Игорю 19 лет, а девушке Жене 20.

АХ: Так получилось. Неожиданно для меня и для Жени, которая вообще была кастинг-директором. Вместе с Игорем мы начали готовиться, но когда начался предсъемочный этап, я неожиданно понял, что по характеру главной героини подходит именно Женя.

— Ваш фильм говорит о проблемах социализации подростков и о конфликте поколений. Это актуальная тема, на которую снято уже множество фильмов и сериалов. Чем ваш фильм отличается от прочих?

АХ: Я ничего не смотрел из последнего. Мне сложно судить.

ИИ: Я смотрел Sex Education, сериал «Уэйн» и могу сказать, что «Межсезонье» сильно отличается. Во-первых, это фильм про Россию. Эта история не могла произойти в другой стране. В фильме есть достоверность. В зарубежных сериалах производство строгое, есть четкие рамки сценария. У нас даже в сценах с нашими героями мало диалогов, мы были самими собой. В нашем фильме есть документальная составляющая.

— В одном из интервью вы говорили, что его неплохо бы посмотреть подросткам. Но как им это сделать, ведь возрастной ценз — 18+?

АХ: Я не знаю. Я не вижу в нашем фильме того, что нельзя было бы видеть подросткам. Я в 14 лет по телевидению смотрел местный ханты-мансийский канал. Там была серия артхаусного кино. Очень яркое впечатление мне тогда оставил фильм «Идиоты» Ларса фон Триера. Он точно не для 14-летнего, но тогда это было для меня очень важно.

Когда меня спрашивают: «Когда вы решили стать режиссером?». А вот когда в 14 лет посмотрел «Идиоты». Мы недавно встретились с моей одноклассницей, с которой тысячу лет не виделись. Она вспомнила, что в 14 лет мы говорили о глобальных вещах: о вселенной, о космосе... Где теперь эти разговоры? Я считаю, что в этом возрасте мы задаем более существенные вопросы, чем потом - социализируюясь и, растворяясь в бесконечной суете. Я считаю, что надо отменить 18+ и показывать такие фильмы подросткам в школе.

СОБИРАЛИ ДЕНЬГИ НА СЪЕМКИ ВСЕМ МИРОМ

— Деньги на фильм были собраны краудфандингом?

АХ: — Да, мы собрали полтора миллиона рублей за полгода. На эти деньги кино снять невозможно. Поэтому на эти средства мы сделали подготовку фильма, написали сценарий, съездили в Екатеринбург и провели кастинг. Да, мы обращались в Минкульт. Нас поставили в резерв, но это не факт, что деньги бы дали. Так что мы решили поехать сами в такое приключение. Не разу не пожалели о таком решении.

— Какие еще спонсоры есть?

АХ: — Речь не только о деньгах. Нам очень сильно помогал город. Нам помогала администрация Екатеринбурга, Свердловская киностудия. В блинчиковой рядом с ней мы снимали бесплатно.

— Фильм был снят на пленку из-за эстетики или дело в цене производства?

АХ: — Пленочное производство очень дорогостоящее, если не знать, где искать. Но мы нашли выход и снимали на пленку бесплатно. Фильм был снят на такую камеру только частично. Мы с оператором Наташей решили, что нам важен такой ход для эстетики.

— Премьера фильма 23 июня?

АХ: — С 23 июня мы выходим в прокат, пока только в кинотеатрах. В онлайне появится позже.

— Вы много времени провели в Екатеринбурге. Как впечатления?

ИИ: — Я очень люблю Екатеринбург. Здесь точно другие люди. В Питере такого не встретишь. Мне кажется, что тут люди брутальнее, построже, но открытые и очень добрые.

АХ: — В первый день, когда мы только приехали, увидели подростков, которые были странно одеты. Они пригласили нас в «Колизей» на свое выступление. Оказалось, там вечером был показ мод. Это удивительно: молодые люди сами договорились и сняли кинотеатр, сами позвали друзей играть музыку, сами устроили сумасшедшую вечеринку. А в Москве ничего так сделать не получится. Там люди из другого мира. В Москве тебя затопчут масштабом. В общем, Екатеринбург стал для нас родным местом. Люди делают место, а не наоборот.