Премия Рунета-2020
Екатеринбург
-21°
Boom metrics
Сегодня:
Еще
Общество25 ноября 2022 5:41

Родных пионера Павлика Морозова требовали расстрелять еще до окончания суда над ними

90 лет назад начался самый громкий судебный процесс СССР
Единственная существующая фотография Павлика. Здесь он значительно моложе, чем в день смерти Фото: Музей имени Павлика Морозова в деревне Герасимовка

Единственная существующая фотография Павлика. Здесь он значительно моложе, чем в день смерти Фото: Музей имени Павлика Морозова в деревне Герасимовка

В тот вечер на улицах Тавды было непривычно людно. Около местного клуба собралась толпа в тысячу человек. В основном школьники-пионеры да рабочие колхозов.

- Завершим дело Павлика! Требуем расстрела убийц! - кричали они.

Так 25 ноября 1932 года начался суд над убийцами пионера Павлика Морозова и его младшего брата Феди. Люди требовали крови. Изрезанные ножом тела мальчишек нашли спустя три дня в лесу, после того как они ушли за ягодами и грибами. На голове у Павла бы надет красный мешок. Пропали дети 3 сентября того же года возле деревни Герасимовка.

Но на скамье подсудимых оказались не лютые душегубы, а… родные мальчикам люди: дедушка с бабушкой, которым за 80 лет, 70-летний дядя и 19-летний двоюродный брат, с которым Павлик и Федя ходили в одну школу.

В 90-летнюю годовщину мы изучили пожелтевшие протоколы и узнали, почему во время самого резонансного разбирательства в истории СССР никто не заступился за родных Павлика Морозова.

На месте в лесу, где нашли тела Павлика и его брата, в советские годы пионеры проводили митинги Фото: Музей имени Павлика Морозова в деревне Герасимовка

На месте в лесу, где нашли тела Павлика и его брата, в советские годы пионеры проводили митинги Фото: Музей имени Павлика Морозова в деревне Герасимовка

УШЛИ ЗА КЛЮКВОЙ И ПРОПАЛИ

В советские годы историю Павлика Морозова передавали из уст в уста: пионер-герой, который боролся с кулаками, не давал укрывать от государства излишки хлеба. Он, дескать, даже отца родного не пожалел ради всеобщего блага - сдал властям, как только узнал, что тот продает спецпереселенцам фиктивные документы для переезда.

«Дяденьки, мой отец творил явную контрреволюцию, я как пионер обязан об этом сказать, мой отец не защитник интересов Октября, а всячески старается помогать кулаку сбежать, стоял за него горой, и я не как сын, а как пионер прошу привлечь к ответственности моего отца…»

Эту цитату Павлика Морозова, которую он якобы произнес на суде по делу отца, потом вновь и вновь перепечатывали газеты всего Союза. Хотя потомки людей, бывших на суде, и утверждают, что таких речей подросток не говорил. Например, Галина Тангочина, чей дедушка, Арсений Кулуканов, приходился Павлику дядей, рассказала, что Павлик лишь подтвердил, что к его папе приходили какие-то незнакомцы, которым он дал некие бумажки.

Справа - Арсений Кулуканов, дядя Павлика Морозова Фото: Музей имени Павлика Морозова в деревне Герасимовка

Справа - Арсений Кулуканов, дядя Павлика Морозова Фото: Музей имени Павлика Морозова в деревне Герасимовка

- Возможно, Павлик что-то такое про отца и брякнул на суде. Он ведь знал, что приходили к отцу ссыльные, приносили самогонку. Он не видел, какие бумаги отец давал, но самогон ведь просто так не принесут, - рассказывала «Комсомолке» Галина Тангочина. - Но чтобы с таким пафосом… Вряд ли.

Только за этот факт потом уцепились соседи, когда стали гадать, кто же детей в лесу изрезал. Сначала грешным делом подумали на отца Галины Тангочиной - Дмитрия Шатракова. Вся деревня три дня безуспешно искала пропавших детей, а он накануне исчезновения детей исчез куда-то на четыре дня, потом вдруг появился, пошел в лес и сразу нашел тела. Сначала парня даже заперли в подвале одного из домов. Но у Дмитрия было железное алиби - на армейские сборы уезжал в другое село. А то, что тела нашел, так он с собакой гулял по лесу рядом с деревней, та и учуяла. А до этого детей искали без собак и на дальних болотах. Отпустили.

В итоге в убийстве обвинили двоюродного брата Павлика - Данила, и 82-летнего дедушку Сергея Морозова. Соучастниками назвали дядю Арсения Кулуканова и бабушку Ксению Морозову.

МАТЬ РЫДАЛА В ЗАЛЕ СУДА

О том, что настоящий убийца бродит где-то в окрестностях Герасимовки, никто будто и не задумывался, хотя старожилы припоминают, что в те годы идти в местный лес было вообще опасной затеей - там прятались ссыльные, принудительно отправленные в Герасимовку. Они же порой убивали свиней, пасшихся на лугу и отошедших слишком далеко от деревни. Но проверять эту версию никто не собирался.

- Несмотря на поступающие со всех концов Союза многотысячные протесты и требования быстрейшего суда над убийцами, следствие ведется крайне небрежно и медленно, - жаловались журналисты «Пионерской правды» осенью 1932-го.

В соседней Тавде было решено устроить показательный суд. Шутка ли, сотрудники Областного суда отправились за 300 километров от Свердловска, чтобы провести выездное заседание.

- Весь город собрался на заседании. Не хочешь идти, так заставят, - делилась воспоминаниями родителей Галина Тангочина.

Дедушка и бабушка Павлика Морозова, обвиненные в убийстве внуков Фото: Музей имени Павлика Морозова в деревне Герасимовка

Дедушка и бабушка Павлика Морозова, обвиненные в убийстве внуков Фото: Музей имени Павлика Морозова в деревне Герасимовка

Одного за другим на суде допрашивали обвиняемых. За происходящим следили сидевшие в зале журналисты. Из записей выходит, что родственники Павлика чуть ли не наперегонки старались очернить себя. Первым выступил дедушка. Начал он, словно герой библейской истории.

- Я принимаю на себя весь грех, как принял Иисус Христос на суде Иудейском, - говорил выходец из Витебской губернии (сейчас территория Белоруссии. - Прим. ред.) Сергей Морозов. - В доме часто были ссоры. Я воспитал своих внуков, а они мне не помогли, мое хозяйство растаскивали.

Морозов прямо сказал, что Пашку не любил. А за то, что тот отца выдал и в Бога не верил, особенно.

Правда, когда его спросили, убивал ли, тот отвечать, прямо не стал. То «да», то «нет». Да и вообще они поссорились из-за того, что не поделили кнут и седло. Мол, всякое в семьях бывает - и ссоры тоже. Но это не мотив для убийства. Тем более не вяжется с изначальной версией, что убийство было местью за выданного отца.

Тут вроде как попытался 19-летний Данила Морозов внести ясность. Будто «старик попутал», а на самом деле это все дядя Павлика - Арсений Кулуканов их подговорил. Даже 30 рублей предложил и еще золота сверху. Чем не библейская история о предательстве - только не за 30 сребреников, а за 30 рублей. Очень уж Арсений не любил Павлика после того, как тот выдал властям его имущество, подлежащее конфискации.

- Я согласился. Пришел домой, взял нож, и мы следом пошли встречать братьев Морозовых, - бойко рассказывал на суде Данила, будто не понимая, что ждет его за такую откровенность.

А дальше из уст «тихого деревенского парня», как называли Данилу, последовали жуткие подробности самого убийства: как они с дедом нашли в лесу мальчиков, как напали на них. Поквитаться хотели с Павликом, а Федор просто за компанию пришелся. В этот момент в зале суда стал раздаваться плач - рыдала мама убитых.

Данила Морозов, которого также обвинили в убийстве Павлика и его брата Фото: Музей имени Павлика Морозова в деревне Герасимовка

Данила Морозов, которого также обвинили в убийстве Павлика и его брата Фото: Музей имени Павлика Морозова в деревне Герасимовка

«ПАВЛА Я НЕ БИЛ, Я ЕГО ЛЮБИЛ»

Странно выглядели показания бабушки Павлика. По версии следствия, она хоть ножа в руке и не держала, но не раз призывала убить Павлика за то, что он коммунист и доносит властям о том, кто и где припрятал хлеба про запас. Ксения Морозова то хвалила Павлика, называя «бойким парнишей и активистом», то сетовала на то, что он выдал своего отца.

- Когда ребята пропали, я угадала, что старик убил их, - сказала на суде бабушка Павлика. - Деревня искала в лесу трупы, а старик сказал мне: «Мертвые не встают». Привезли трупы, старик сказал: «Не так сработали - надо было пожечь».

И лишь дядя Павлика, 70-летний Арсений Кулуканов, на суде сказал, что все обвиняемые, кто выступал до него, солгали. И вообще, он не бил мальчика, а любил. В зале его признания почему-то вызвали смех.

- Он мне ничего худого не сделал. Я ему тоже, - сказал Арсений Кулуканов. - Деньги Даниле не давал, золота никому не обещал. Я, гражданин-начальник, ничего не знаю, я неграмотный, темный, ничего не могу сказать.

Суд длился три дня. Родственников Павлика признали виновными в убийстве. Всех четверых приговорили к расстрелу и конфискации имущества.

- Арсений Кулуканов - мой дед, - разводит руками Галина Тангочина. - Разве мог он детей убить? Наоборот - он подкармливал их, когда отец Павлика ушел из семьи. Мальчик ведь тоже ему родной был.

СКАЗАНО НА РАДИО «КП»

Историк Андрей ЕРМОЛЕНКО

- Посудите сами, какие показания мог дать 12-летний подросток в таком серьезном деле, как подделка документов? Тем более Трофим Морозов давно не жил с семьей, и Павел не знал о его жизни перед арестом. Тем не менее из-под легкого пера провинциальных журналистов возник миф, который был дальше растиражирован СМИ всесоюзного уровня - «Пионерской правдой». Сюда привязали донос сына на отца, которого, скорее всего, не было.

ПОХОЖИЕ СЛУЧАИ

В 1930-е советские газеты не раз писали о случаях, когда родня расправлялась со своими детьми-пионерами. Вот лишь некоторые из них.

Оля Балыкина - якобы заявила властям, что ее отец с подельниками крадут зерно. Ребенка после этого сильно избили.

Николай Рябов - убили за донос на брата, который испортил сеялку в колхозе.

Павлик Тесля - убит за донос на отца-кулака.

Валя Макеева - убита родителями за то, что собиралась донести на них в милицию как на расхитителей народного добра.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Кто на самом деле убил самого известного пионера Павлика Морозова

Журналисты «Комсомолки» отправились на Родину Морозова – в деревню Герасимовка, чтобы развеять слухи и расставить точки над «i» (Подробнее)