Сегодня:
Еще
Общество19 июля 2019 6:10

Каникулы нестрогого режима: как в колонии под Екатеринбургом живет «очкарик», давший отпор мажору-южанину

Мы навестили Влада Рябухина в местах лишения свободы
Владу Рябухину назначили 22 дня в колонии-посления за прогулы обязательных работ

Владу Рябухину назначили 22 дня в колонии-посления за прогулы обязательных работ

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Второй отряд, подъем! – это первое что слышит по утрам 23-летний «очкарик» Влад Рябухин. Потом с остальными осужденными колонии-поселения выходит на зарядку, а и прибирает постель. Следом сытный завтрак, а затем беспокойное пребывание на территории за колючей проволокой.

Все это стало для него исходом стычки с Саргисом Арутюняном. Два года назад обычная стычка во дворе закончилась для последнего переломом черепа и приступом эпилепсии. Тогда «очкарик» отправил своего оппонента в нокдаун одним ударом, а через несколько месяцев уже стал фигурантом уголовного дела.

Прошлой осенью казалось, что в истории поставлена точка - суд назначил ему выплатить компенсацию, а также 300 часов обязательных работ. Вы спросите, как же он оказался в колонии-поселения? Из-за нескольких прогулов по уборке улиц ГУФСИН добилась ужесточения наказания и «очкарику» заменили работы на 22 дня в поселении.

«САНАТОРИЙ» ЗА КОЛЮЧЕЙ ПРОВОЛОКОЙ

Путь от центра Екатеринбурга до ИК-66 в поселке старые Решеты занимает не более получаса. Проехав улицу частного сектора, оказываешься посреди чащи леса и высоких каменных стен с решетками.

Найти колонию оказалось не так-то и просто, но жители соседнего поселка сразу же указали путь

Найти колонию оказалось не так-то и просто, но жители соседнего поселка сразу же указали путь

Фото: Алексей БУЛАТОВ

На КПП проверяют паспорта и провожают до штаба начальства. По пути туда все, кто бывал в детских лагерях или санаториях, могут подумать, что это обычный пансионат. Но заброшенные охранные вышки быстро ставят все на свои места.

Начальник колонии Александр Шешуков встречает нас, проводит вводный инструктаж и сразу же просит уделить внимание не только Рябухину. Мол, чтобы остальным было не обидно.

- Сейчас здесь 138 осужденных, из которых 120 – трудоустроены, - рассказывает Шешуков. - Есть хлебокомбинат, сосисочный цех, мастерская по производству поддонов и барабанов и другие. Все это по инициативе местных предпринимателей, и пребывающие здесь не просто штаны протирают, а работают и зарабатывают. Колония была построена в конце 90-х как объект общего режима, но таковой никогда не была. Вот уже больше двадцати лет здесь живут поселенцы. Все осужденные могут свободно перемещаться по территории. У нас даже есть свой магазин, работает с четырех до семи вечера. Мороженное там разбирают быстрее, чем сигареты.

Перед тем, как пройти на закрытую территорию мы сдаем сотовые телефоны. Беспроводные средства связи не положены. А сами осужденные могут звонить хоть каждый день, но лишь по таксофону. Пройдя по зарешеченному коридору, открывается вид на местную часовню. Службы проходят здесь каждую субботу под руководством батюшки.

Продвигаясь к корпусу, в котором живут отряды, видим первых осужденных. Они собирают сорняки на клумбах, но при виде полковника ГУФСИН сразу же поднимают голову: «Здравствуйте товарищ начальник». Это обязательное правило для всех.

С «очкариком» я виделся неоднократно, но в основном это были встречи в коридорах суда до и после заседаний по его делу. За эти два года мы привыкли видеть его опрятно одетым и улыбающимся. И именно поэтому узнать бритоголового парня в спортивных штанах, который еще недавно давал показания и делал предложение на концерте Басты, было очень сложно.

ВМЕСТО УБОРКИ УЛИЦ - 22 ДНЯ БЕЗДЕЛЬЯ

Пожав руки, заходим в расположение отряда, десятки двухъярусных кроватей с фотокарточками осужденных, которые на них спят. Здесь «очкарик» попал в число счастливчиков – вся койка досталась ему одному, так как верх никем не занят.

Вот в таком корпусе живет отряд Влада

Вот в таком корпусе живет отряд Влада

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Планируя этот материал, мы надеялись показать, как Рябухин трудится вместе со всеми, но план провалился в самом начале. Как выяснилось, найти работу парню не удалось даже в местах лишения свободы, всему виной отсутствие российского гражданства.

- Влад, как ты здесь обустроился? – начинаю я диалог.

- Первые две недели я был на карантине, сегодня третий день, как я с другими осужденными общаюсь и контактирую. Они слышали про меня, и знают историю, после которой я оказался здесь.

- Как поселенцы относятся к твоей драке с Арутюняном?

- Большинство из них меня поддерживают. Говорят все то же самое, что и на воле. Люди видят, где правда, а где ложь.

- Ты в числе тех немногочисленных осужденных, которые не работают. Чем занимаешься весь день?

- Сидим, общаемся, убираем территорию. Я бы и рад поработать как большинство, но я гражданин Узбекистана. Не положено, да и зарплату без СНИЛСа не получить. По утрам после зарядки можно один час посмотреть телевизор, а дальше по распорядку дня. В принципе, будучи адекватным человеком, тут не заскучаешь.

- Невесте и родителям звонил уже?

- Конечно. Девушка ужаснулась, когда узнала, что я теперь лысый. Сказала, что теперь не выйдет за меня (смеется). Мама переживает, но понимает, что колония-поселение не концлагерь. Даже в шутку спрашивала, понравилось ли мне здесь? Но тоску по ним я не показываю, мне выходить через пять дней, а тут есть мужчины, которым дали по 1,5 – 4 года.

Койка «очкарика» находится почти в самом конце комнаты

Койка «очкарика» находится почти в самом конце комнаты

Фото: Алексей БУЛАТОВ

За нашим разговором пристально наблюдает начальник колонии, и я предлагаю Владу выйти на улицу. Здесь это не запрещено. На спортплощадке беседа возобновляется, а полковник Шешуков наблюдает за всем издалека.

- Скоро ты снова окажешься дома, и вернется обязанность выплатить Арутюняну 450 тысяч рублей за моральный вред и расходы на врачей. Как планируешь зарабатывать деньги?

- Платить не хочу из принципа. Приставы уже угрожали мне арестом имущества, но у меня ничего и нет! Машину в такси я брал в аренду, своего жилья никогда и не было. Забавно было слышать о возможной депортации, граница для меня закрыта из-за этого долга. То есть, денег таких у меня нет, платить я их не хочу, а сделать мне ничего нельзя. Ситуация тупиковая для всех. По возвращению домой я со своей строительной бригадой буду делать ремонт в квартире. Надо на что-то сыграть свадьбу в августе, а потом готовиться к рождению ребенка.

- Ты много лет живешь в России, но паспорт так и не получил. Есть ли у тебя надежда на то, что дадут гражданство после колонии?

- В моем случае бояться нечего. У меня статья «Нанесение тяжких телесных повреждений по неосторожности», поэтому никаких препятствий нет. Надеюсь смогу решить этот вопрос до конца года. Без российского паспорта мне не только тяжело найти работу, но и нельзя получить элементарную медицинскую помощь в поликлинике или больнице.

После этого «очкарик» вспомнил про предложение заняться политикой от депутата Госдумы Дмитрия Ионина. Про это он уже неоднократно рассказывал, но пока это все лишь на словах.

- Сначала буду трудиться бесплатно, буду помощником в приемной. Надеюсь помогать людям, которые оказались в непростой ситуации, как и я.

По словам Рябухина, условия содержания в колонии хорошие и кормят там не хуже, чем на воле

По словам Рябухина, условия содержания в колонии хорошие и кормят там не хуже, чем на воле

Фото: Алексей БУЛАТОВ

По завершению нашего интервью Влад вернулся обратно к корпусу, там его ждали осужденные, которые, как и он, по разным причинам не могут работать в колонии. Через пять дней он вновь окажется по другую сторону стен с колючей проволокой и будет строить новую жизнь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В Екатеринбурге хилый «очкарик» дал отпор амбалу-армянину и получил «уголовку». «Комсомолка» разбиралась, действительно ли уральский «ботаник» - герой, каким его рисуют адвокаты. Или все-таки он волк в овечьей шкуре (подробнее)

«Денег нет, а забирать у меня нечего»: уральскому «очкарику» начали «капать» проценты по делу об избиении мажора. Влад Рябухин должен выплатить 410 тысяч, но теперь сумма будет расти (подробнее)