2017-09-21T17:12:55+03:00

В Екатеринбурге суд отобрал двоих детей у матери после того, как она удалила себе грудь

Женщина взяла в детдоме двух приемных детей и поставила их на ноги после ДЦП. Но блог дамы о трансгендерах и операция, по словам семьи, смутили органы опеки и они признали семью неблагополучной
Поделиться:
Комментарии: comments103
У семьи забрали двух приемных детей Фото: Юлия СавиновскихУ семьи забрали двух приемных детей Фото: Юлия Савиновских
Изменить размер текста:

СЫНОВЬЯ НАЗВАЛИ МЕНЯ МАМОЙ

У 40-летней Юлии Савиновских из Екатеринбурга трое детей и любящий муж. Когда родные дочки и сын подросли Юлия вместе с супругом Евгением, решили усыновить малыша из детдома.

- Моей старшей дочери уже 17 лет, младшей – 5 и сыну 4 годика, - рассказывает многодетная мама. - После рождения последнего ребенка, мы с мужем посчитали, что выполнили биологическую функцию по продлению рода. И, чтобы не переживать о контрацептивах, я сделала операцию по стерилизации. А спустя время мне снова захотелось испытать радость материнства. Мы стали подумывать о приемных детках. Даньку (имена детей изменены в целях защиты их прав – Ред.) я первый раз увидела в декабре 2013-ого на сайте одного из детских домов. Влюбилась. Ему тогда было 1,5 годика.

Мама Даньки была наркоманкой. Ребенок родился недоношенным, да еще и с врожденным заболеванием и сильно отставал в развитии. Однако трудности семью Савиновских не испугали, и они взяли Даню в свою семью.

- Мальчик очень сложно шел на контакт. До нас он вообще не разговаривал, - говорит Юлия. - Дома мы с ним занимались, повторяли слоги, учили слова. Он начал называть меня мамой, а Женю папой. Он пошел на поправку.

В то же время Юлию не покидала мысль о мальчике Кирилле. С ним она познакомилась в детском доме, когда оформляли оформляли документы на Даньку.

- Кириллке тогда было 3,5 года. У него была сложная форма ДЦП. Он тоже родился у матери-наркоманки. При рождении весил полтора килограмма, - продолжает женщина. - У него была внутриутробная гипоксия. Полгода в реанимации, два месяца на искусственной вентиляции легких...

Когда Юлия взяла под опеку Кирилла, мальчик носил подгузники и не мог встать на ножки, потому что они почти не разгибались. Супруги водили ребенка на курсы реабилитации. И Кирилл потихоньку начал ходить.

ВЫ СДЕЛАЛИ НЕЗАКОННУЮ ОПЕРАЦИЮ

Оба приемных сына были под опекой Юлии и Евгения. Чтобы их усыновить, нужно было лишь подать в органы опеки документы, которые уже были собраны. Но за несколько дней до этого сотрудники ведомства сами нагрянули к Савиновским и объявили, что забирают Кирилла и Данила.

- Они с порога заявили: «Собирайте детей, мы их забираем», - плачет Юлия. - «Что, почему?» - спрашивала я. А они сухо отвечали: «У нас есть информация, что вы сделали незаконную операцию. Мы видели ваши фото из «Инстаграма». Вы собирались менять пол! И вообще у вас тут грязно и вон кусок обоев оторван». У меня отозвали разрешение на опеку и забрали Кириллку с Данькой.

Оказалось, что сотрудники из органов опеки просматривали социальные сети матери. Юлия, чтобы подзаработать, вела блог на тему трансгендеров. Для этого она создала аккаунт в «Инстаграмме» с мужским псевдонимом. Блог пользовался популярностью и одну из ее статей даже напечатали в иностранном журнале.

Супруг был не против операции Юлии Фото: Юлия Савиновских

Супруг был не против операции Юлии Фото: Юлия Савиновских

- Мой муж хорошо зарабатывает, - поясняет многодетная мама. - Он заместитель директора в строительной фирме. А я занималась реабилитацией детей. Полгода назад я узнала про трасгендеров. В интернете они пользуются популярностью и я завела блог на эту тему. Но потом все удалила по просьбе мужа. Ему все это неинтересно. А вообще, у меня есть мой личный «Инстаграм», где семья, кошки, собачки, цветочки.

Грудь же, по словам Юлия, она решила удалить, потому что седьмой размер ей причинял большие неудобства.

- Я была женщиной и осталась женщиной, - разводит руками Савиновских. – Да, я сделала операцию на груди по удалению молочных желез. Троих детей я выкормила грудью до года. И она была у меня некрасивая, очень большая, причиняла мне неудобства. Я девушка спортивная, мне нравятся футболки, джинсы. Никогда не понимала подружек, которые шли на увеличение груди. Я считаю, что Кира Найтли красивее Анны Семенович. У каждого свой идеал красоты. И я считаю, что лучше высыпаться и не искривлять себе позвоночник. После операции у меня отпала необходимость раз в полгода ходить к специалистам, переживать по поводу рака. Анджелина Джоли спокойно удалила грудь и объявила об этом в прессе. Я не вижу в этом криминала. Общественность видит.

«ТЕПЕРЬ У МЕНЯ ХОТЯТ ЗАБРАТЬ РОДНЫХ ДЕТЕЙ»

После того, как опека забрала детей, супруги подали иск в суд, чтобы опротестовать решение чиновников.

- Мы думали, что суд встанет на нашу сторону, – вздыхает женщина. – Ведь ребяткам явно лучше в любящей семье, чем в детдоме. Да и ничего противозаконного мы не сделали. Мои внутренние размышления на тему трансгендеров – это мое личное. У меня есть трое биологических детей. У меня есть муж, которого я люблю, и который любит меня. Я на всю жизнь мама своим детям и жена своему мужу.

Но представители Фемиды отказали семье в возвращении детей.

- Суд отказал в удовлетворении жалобы Савиновских, - пояснили в пресс-службе Орджоникидзевского районного суда Екатеринбурга. – Юлия может обжаловать это решение. Мотивировку этого решения мы не оглашаем, потому что в ней затрагиваются права и интересы несовершеннолетних.

А вот в органах опеки слова Юлии о том, что детей у нее изъяли из-за операции и ведения блога вовсе опровергают.

- Суд принял такое решение, принимая во внимание заболевание опекуна, которое у нее было недавно выявлено, - заявили в пресс-службе министерства социальной опеки Свердловской области. - Данное заболевание включено в перечень закона, согласно которому человек не имеет право на усыновление детей.

Юлия же намерена обжаловать решение суда. По ее словам, органы опеки теперь угрожают забрать уже и ее биологических детей.

- Моя семья кем-то признана неблагополучной, - недоумевает мать. - Они утверждают, что у меня есть психическое заболевание. Но такого диагноза у меня нет. Я подвергаюсь прессингу и травле. Они ходят по моим соседям, рассказывают гадости про меня. К нам приходят сотрудники ПДН и говорят, что у меня семья неблагополучная. Чем это закончится, я не знаю…

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также