2018-07-03T15:10:42+03:00

На Урале маляр отсудил у работодателя 200 тысяч рублей за ампутированный палец

На производстве пытались замять дело, ссылаясь на отсутствие трудового договора
Представитель ответчика настаивал на том, что мужчина никогда не был сотрудником заводаПредставитель ответчика настаивал на том, что мужчина никогда не был сотрудником заводаФото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

Житель Нижнего Тагила отсудил у местного завода более 200 тысяч рублей за травму, полученную в рабочю смену. На производство Степана взяли маляром: дали три месяца испытательного срока, за каждый из которых общали 35 - 40 тысяч рублей. Но договор оформлять почему-то не стали.

Уже в первый день новый рабочий пожаловался начальнику на износ шланга, который подает краску, но менять инвентарь никто не стал. В третью смену Степана шланг лопнул прямо в его руке. Скорую помощь вызывать отказались. В больницу тагильчанина на своей машине увез коллега.

Мужчине сделали рентген, наложили гипс, а через пару дней в ходе приема у него была обнаружена гангрена. Пострадавший палец пришлось ампутировать на уровне фаланги. Степану заплатили за три смены, а принимать больничный отказались.

Мужчина обратился в суд с иском, где просил признать инцидент несчастным случаем на производстве и взыскать утерянный заработок и компенсацию морального вреда. Но служители Фемиды в требованиях отказали.

Тогда Степан подал апелляцию в Свердловский областной суд. Представитель ответчика настаивал на том, что мужчина никогда не был сотрудником завода.

- Из материалов дела следует, что Степан являлся работником предприятия. Он обращался к руководству по вопросу трудоустройства, после травмы предоставил больничные листы. Также имеется детализация звонков, из которой видно, что на телефон истца от начальника цеха и заместителя директора по производству поступило более 40 звонков. Пояснить в суде предмет разговоров последние не смогли. Есть и показания свидетелей, которые видели представителей работодателя в больнице, пояснения лечащего врача о том, что травма истца характерна именно для тех видов работ, на которые он указывал.

В пользу Степана было взыскано 36,9 тысячи рублей в качестве зарплаты и 180 тысяч компенсации морального вреда.