Премия Рунета-2020
Екатеринбург
-4°
Boom metrics
Общество8 апреля 2022 11:36

«Сидим без работы»: екатеринбурженка, переехавшая жить в Турцию, рассказала об отношении к русским

Екатеринбурженка вместе с мужем запрыгнула в последний самолет до Стамбула
Мария и Константин Маковецкие родом из Екатеринбурга. Фото: предоставила Мария Маковецкая

Мария и Константин Маковецкие родом из Екатеринбурга. Фото: предоставила Мария Маковецкая

Мария и Константин Маковецкие родом из Екатеринбурга. Они работали вместе на «Четвертом канале», где их и свела судьба. Маша трудилась корреспондентом, а Костя режиссером.

Полтора года назад они решили покинуть Екатеринбург и перебраться в Москву. В столице Мария была руководителем отдела телекоммуникаций в одной из крупных компаний, а Константин – режиссером монтажа крупных проектов.

Пара не сидела на месте много путешествовала и думала о том, как было бы тяжело жить в чужой стране эмигрантами. Пока сами не решились на такой шаг и не купили билеты за 60 000 рублей на двоих до Стамбула.

О том, что было дальше, Мария рассказала «КП-Екатеринбург».

Пара много путешествовала и думала о том, как было бы тяжело жить в чужой стране эмигрантами. Фото: предоставила Мария Маковецкая

Пара много путешествовала и думала о том, как было бы тяжело жить в чужой стране эмигрантами. Фото: предоставила Мария Маковецкая

УЛЕТЕЛИ ПОСЛЕДНИМ РЕЙСОМ

Мы не думали, что 24 февраля так резко все начнется. Первая наша реакция была – шок. Еще четыре дня не понимали, что происходит, но знали, что это вряд ли закончится быстро. Для себя мы нашли единственный вариант – уезжать, как можно скорее. Мы за один день продали наш автомобиль 2004 года, чтобы не оставлять его. Наши руководители запретили нам работать за рубежом, но пошли на уступки и позволили уволиться за день, без двухнедельной отработки.

Оставить в Москве нашу кошку, которую мы полгода назад взяли из приюта тоже не могли. Собрали все необходимые справки для ее перелета, прививки у нее уже были. Уже 1 марта я покупала билеты и думала, в какое же время вылететь нам 7 марта в 14:00 или в 16:00. Сначала склонялась ко второму варианту. Ведь пока я в аэропорту буду проходить досмотры с кошкой, пройдет немало времени. И кстати, нам не сразу подтверждали авиаперелет с кошкой. Ведь одновременно на борту не может находиться больше 2-3 питомцев. Если кто-то успел купить билет своему питомцу до вас, то вы не сможете полететь со своим животным в салоне. Поэтому мы ждали подтверждения. С собой у нас было три чемодана, переноска и несколько пакетов.

В Екатеринбурге у нас осталась ипотечная квартира, мы ее сдаем в аренду, но этот платеж не покрывает ипотеку. Ежемесячно за нее отдаем 27 500, а сдается она за 21 500, поэтому, нам надо доплачивать. Мы сделали небольшой запас, чтобы покрывать эти платежи. С российских карт я пока спокойно перевожу деньги в банк за ипотеку.

В Москве мы жили на съемной квартире. У нас была она оплачена на месяц вперед, мы просто известили хозяина что уезжаем, с этим проблем не было. Из Москвы в Стамбул мы улетели за 60 000 рублей на двоих. А через несколько дней этот же авиаперелет стал стоить 150 – 200 тысяч рублей. Мы вылетели 7 марта в 14:00 просто последним рейсом «Аэрофлота». А уже в 20:00 его рейсы были отменены. Авиакомпании не давали никакой информации.

На берегу моря пара забывает обо всех проблемах. Фото: предоставила Мария Маковецкая

На берегу моря пара забывает обо всех проблемах. Фото: предоставила Мария Маковецкая

БЕШЕНЫЙ ДОЛЛАР И ТУРЕЦКАЯ КАРТА

Опыт путешествий у нас огромный, мы не переживали. Нам повезло, что удалось забронировать на неделю отель через сервис и наши карты приняли. Прилетаем в Стамбул. И тут, с 10 марта начинается вся эта эпопея с картами, которые перестают работать, растет курс доллара. Все цены взлетели. Да уж, побегали с Костей мы тогда сильно.

У нас с собой была сумма в несколько тысяч долларов, которой хватило бы на четыре месяца, были и рубли. Сначала было непонятно, как их снимать. Покупали доллары по курсу за 115 рублей. Турецкие банки не выдавали нам валюту. Огромные очереди из русских туристов, которые также отчаянно пытались спасти деньги. Банки устанавливали ограничения по снятию 500 долларов в день.

Когда курс доллара был высоким, то на ценах это естественно сказалось. Обычная, маленькая баночка импортного йогурта стоила сотню в рублях. Но мы для себя нашли такой «лайфхак» искали их местные продукты, которые по цене ниже, а по вкусу даже лучше. В принципе с едой здесь проблем не возникает. Овощи и фрукты здесь по доступным ценам, а вот мясо – дорогое. Говядина стоит больше 1000 рублей за килограмм, если переводить в рубли. Обычно закупаемся на рынке, у продавцов, которые выставляют ценники на свой товар. Алкоголь очень дорогой. Самое дешевое спиртное, которое по вкусу как наши коробочные вина, примерно 600 – 800 рублей, если переводить их цену из лир в рубли. Про крепкий алкоголь даже и говорить не буду. А вот местный хлеб – роскошный. Очень нам полюбился.

После недели жизни в Стамбуле мы подумали переехать в небольшой городок Дидим. Потому что жилье в Стамбуле начало дорожать. Если сначала евро-двушка стоила 300 долларов в месяц, то теперь ее цена поднялась до 1000 долларов. Хотели арендовать автомобиль, чтобы добраться до Дидима. Пришли в одну контору, но там, когда увидели наш российский паспорт, нам отказали. Сказали, что им запрещено оформлять машины на российские паспорта. Да и карты наши тоже не проходили. В общем, автомобиль нам арендовать не удалось. Поехали на автобусе.

Они продали свой автомобиль, взяли сбережения и купили билеты в Стамбул Фото: предоставила Мария Маковецкая

Они продали свой автомобиль, взяли сбережения и купили билеты в Стамбул Фото: предоставила Мария Маковецкая

Кстати, в транспорте также нужна оплата по турецкой карте. Но сделать ее в Стамбуле не получилось. А вот в Дидиме нам не отказали. Но чтобы завести турецкую карту, пришлось потратить несколько часов. Оказалось, чтобы ее завести, нужно сделать ИНН и предоставить чек за электричество в месте, где вы проживаете.

Нам хозяин отеля пошел навстречу и помог предоставить эти счета. Карту мы заполучили, и уже с ней стало жить гораздо проще. Билеты на самолет купить можем. И теперь жилье нам с турецкой карты бронировать проще через те же сервисы. В общем, одной проблемой стало меньше.

В Дидиме поселились удачно в хорошем, небольшом отеле по цене за 200 долларов в неделю. У нас была комната с кухней, мы специально ее сняли, чтобы готовить самостоятельно и не тратиться на заведения. Я и Костя уже были очень вымотаны, ощущался стресс. А тут в небольшом городке мы прямо чувствовали себя комфортно. В Дидиме не было так много русских, больше всего было англичан. Здесь обалденная природа, отличный воздух. Затем, мы продлили наше проживание еще на две недели. А после уехали в Тургутрейс.

Здесь в Тургутрейсе живем у морского побережья. Начали с Костей ежедневно бегать по утрам. В Москве наш ритм жизни был совсем иной, да что уж тут говорить. Сам уровень жизни в сравнении с московским, он не упал, а рухнул. Раньше мы могли себе позволить многое, а теперь отказываемся от привычных развлечений. В кафе не ходим, в Турции даже обычная столовая с котлетой и картошкой на двоих до 1 500 рублей.

Пошел второй месяц нашей эмиграции. Законы меняются, полгода аренды жилья – основание для получения вида на жительство. Также ВНЖ можно и купить. Мы этим вопросом не задавались, но раньше эта услуга стоила около 40 000 рублей. Думаю, что сейчас не меньше 100 000 рублей, а то и выше. Не знаю, куда мы отправимся дальше. Турция хороша, но жить здесь мы не хотим. Нам не близок менталитет. Да, к русским тут относятся нормально, потому что местные жители прекрасно понимают, что русские привозят с собой большие деньги. Обманывать их и завышать стоимость на рынках, автовокзалах и в прочих местах – в привычке у многих местных.

Цены в магазинах часто "кусаются". Фото: предоставила Мария Маковецкая

Цены в магазинах часто "кусаются". Фото: предоставила Мария Маковецкая

Очень большая проблема с языком. Кстати, здесь коренные не понимают даже базовых английских слов как Hello, Good Afternoon, How are you и так далее. Цифры тоже не знают по-английски. Поэтому, общаться приходится только с переводчиком и жестами. Сами мы знаем несколько слов по-турецки, но целыми предложениями пока не научились разговаривать.

МОРЕ ЗАБИРЕТ ВСЕ ТРЕВОГИ

Приехали мы в Турцию как безработные. Если раньше у Кости была куча фриланс-проектов, за которые он получал хорошие деньги, то теперь не осталось ни одного. Раньше он сотрудничал с блогерами, но после отключения монетизации им неинтересно стало вести свои каналы.

Проектов у Кости этих было так много, что приходилось даже отказываться, потому что не было на них времени. У меня также была работа в крупной компании, и она приносила немалый доход. Работа копирайтером не принесет больших денег, да и здесь они не особо нужны. А теперь мы просто безработные. Если работать удаленно на российские компании, то больших денег это не принесет, на них тут мне кажется, даже продукты особо не купишь.

Мы каждый день отправляем резюме в компании, по 50 раз. Но так как у нас нет статуса, нас не берут. Даже если б у нас был вид на жительство, то нам бы все равно не позволили работать тут. Мы в подвешенном состоянии. В среднем, наши траты таковы, что на аренду жилья тратим 140 долларов в неделю, а на еду 350 долларов.

Мы совсем не шикуем, да и тут нет каких-то элитных сыров, прочих продуктов, которые искушают. Курс снизился, а значит и цены стали на продукты ниже. Да, нам приходилось покупать демисезонные вещи, но теперь потеплело, они нам не нужны. Придется их выкидывать, потому что они занимают полчемодана.

В чужой стране даже с видом на жительство тяжело найти работу. Фото: предоставила Мария Маковецкая

В чужой стране даже с видом на жительство тяжело найти работу. Фото: предоставила Мария Маковецкая

Каждый день после пробежки мы возвращаемся домой, ищем работу. Общаемся с нашими друзьями по всему миру, чтобы узнать, в какие страны можно отправиться и что для этого нужно. Голова просто кругом, когда узнаешь, как устроена жизнь в других странах. Решаем какие-то вопросы с документами.

Также бытовые проблемы никто не отменял. Нужно сходить в прачечную, магазин, а потом что-то приготовить. Но все эти трудности мы проживаем и не жалеем о нашем решении. Теперь мы поняли, что все рамки, которые мы себе сами устанавливаем – они только в голове. Когда ты оказываешься в стрессовой ситуации, твой мозг начинает искать срочные решения. А вообще, мы живем у побережья. И каждый раз, когда ты выходишь к морю, оно забирает твои тревоги и становится легче.

Мы состоим в городских чатах турецких городов, где общаются между собой и русские ребята. Если раньше их было 4 000 человек, то теперь уже больше 7 000 подключились. Мы обсуждаем там самые разные темы. Здесь, например, предлагают свои услуги. Кто-то приехал из России и привез оборудование для маникюра и уже принимает первых клиентов.

В принципе в Турции развита индустрия красоты для мужчин больше, чем для женщин. Я ходила снимать гель-лак в один из салонов. Мастерицы не знали, как и чем его снять, замачивали мои ногти в жидкости, укутывали в фольгу. Я честно, боялась, что останусь без ногтей. В общем, маникюр мне сделали без покрытия. Отдала я за него столько же, сколько стоил бы полный в Москве. Надо было учиться делать маникюр. Потому что в Турции мастер маникюра нужнее, чем копирайтер. Да и вообще, мое знание русского и редактуры здесь никому не нужно. Еще я хотела покрасить волосы, но боюсь, что придется это делать самостоятельно в целях экономии. Привычная косметика, которую я покупала в Москве тут стоит в два раза дороже. Придется изучать рынок турецкой парфюмерии.

Пара часто бывает на природе, которая дает силы идти дальше. Фото: предоставила Мария Маковецкая

Пара часто бывает на природе, которая дает силы идти дальше. Фото: предоставила Мария Маковецкая

Говорят, что медицина здесь тоже очень дорогая. Я заболела ковидом, но лечилась дома, самостоятельно. Да, у нас есть страховка на три месяца, но нам еще не довелось ею пользоваться. Другие ребята в чатах рассказывают, что лечили своих питомцев и тратили на ветеринаров в Турции около 40 000 рублей.

РОДИТЕЛИ НАЗВАЛИ ПРЕДАТЕЛЕМ

Есть большая проблема и моя личная, отдельная боль. О своих планах эмигрировать в Турцию я не сообщила никому из своих родных. Родители Кости приняли эту новость очень спокойно, сказали обращаться за помощью, если что-то пойдет не так. Они рады нам помочь. А вот когда я из Турции рассказала, что покинула Россию, то мои родители назвали меня предателем. Я никогда не верила, что такое может произойти. Но моя мама сказала, что я предала Родину и продалась Западу. Моя мама не пользуется Интернетом. Смотрит телевизор и всячески игнорирует другие источники информации. Теперь она со мной не разговаривает. Я пыталась ей звонить, писать, но полный игнор.

Когда мы уезжали, то некоторые наши друзья нас поддержали, другие выражали лояльность к ситуации, а третьи делали вид, что им все равно.

Мария и Константин уже второй месяц вы Турции, но они не уверенны, что хотят остаться тут навсегда. Фото: предоставила Мария Маковецкая

Мария и Константин уже второй месяц вы Турции, но они не уверенны, что хотят остаться тут навсегда. Фото: предоставила Мария Маковецкая

В открытую негатив никто на нас не выливал, но мы понимали, что они настроены к нам не так дружелюбно, как раньше. Теперь мы тут в Турции втроем: я, любимый муж, наша кошка. Поддержку ищем друг в друге. Страшно думать о том, что будет дальше, мы стараемся жить одним днем. В этом есть своя доля романтики, морально мы были готовы к таким трудностям.