Премия Рунета-2020
Екатеринбург
-14°
Boom metrics
Сегодня:
Еще
Общество2 сентября 2016 7:25

Как загрязнение Черноисточинского пруда в Нижнем Тагиле едва не привело к экологической катастрофе

Журналист «Комсомолки» отправился в «Танкоград», чтобы выяснить, почему там массово умирает рыба и о каком «зеленом апокалипсисе» говорят местные защитники природы
Это не кадр из фильма ужасов о конце света, а безрадостная уральская действительность. Фото: Андрей ВОЛЕГОВ

Это не кадр из фильма ужасов о конце света, а безрадостная уральская действительность. Фото: Андрей ВОЛЕГОВ

ЕСЛИ ПРОБЛЕМУ НЕ РЕШИТЬ, ТО И БЕСПОКОИТЬСЯ НЕ О ЧЕМ

- Вы меня записываете? - смущенно улыбается сотрудница администрации Нижнего Тагила Анжела, увидев на столе диктофон. - Тут и записывать-то нечего. У нас все хорошо. Вот вам данные водоканала - качество воды в Черноисточинском пруду уже пришло в норму само собой.

Анжела все улыбается, будто и не было предыдущих двух недель, когда воду из крана не то что пить, руками трогать было опасно. Теперь, когда угроза осталась позади, работает старая поговорка буддистов: «Если проблему можно решить, не стоит волноваться. Если она нерешаема, волноваться тем более не из-за чего». Но даже у «просветленных» в этой ситуации началась бы паническая атака. В середине августа Роспотребнадзор строго-настрого запретил жителям двух районов Нижнего Тагила (Гальянка и Вагонка) пить воду, которая бежит из холодного крана. Даже кипяченую. Впрочем, местные и без надзорных органов к тому времени уже догадались об этом – вода пахла болотом и фекалиями. А еще через сутки из пруда на берег волны выбросили полчища мертвой рыбы…

За цвет воды в последнее время Черноисточинский пруд прозвали "Бали". Фото: Андрей ВОЛЕГОВ

За цвет воды в последнее время Черноисточинский пруд прозвали "Бали". Фото: Андрей ВОЛЕГОВ

ЛАЗУРНЫЙ БЕРЕГ. С ЧАЙКАМИ И СМРАДОМ

У стен тагильской администрации меня встречает общественник Андрей Волегов. Молча садимся в машину и мчим на Черноисточинский пруд.

- Я уже лет десять занимаюсь экологией, - начинает разговор Волегов. - В 2008-м г создал общественную организацию «Экоправо». Мои сотрудники занимаются вопросами экологии и природосбережения. Мы работаем по жалобам и обращениям местных жителей. В общем, мы следим, чтобы незаконно не вырубался лес, не захламлялись берега рек. За все эти годы впервые вижу такой мор рыбы.

Общественник Андрей Волегов один из первых забил тревогу, когда берег Черноисточинского пруда зацвел

Общественник Андрей Волегов один из первых забил тревогу, когда берег Черноисточинского пруда зацвел

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Погода за пределами салона машины шепчет. Прямо как на Бали. В начале августа местные так и прозвали Черноисточинский пруд и его берег - «Бали».

- Да, у нас был свой Бали, только с вонью и чайками, - кивает Волегов. - Вода была лазурного цвета, как небо. А рядом тонны мертвой рыбы. Рот у нее открыт - значит, задохнулась. Все из-за сине-зеленых водорослей, которые «крадут» кислород из воды, когда цветут. А тут еще и стал гнить ил. Плюс камышовые острова начали выделять аммиак. Из-за аммиака Роспотребнадзор пить воду и запретил.

Волегов показывает в сторону коттеджей, стоящих вдоль берега.

- Там «большие шишки» живут. У некоторых забор прямо к воде подходит, а это нарушение. Так они щебнем отсыпают новую линию, еще и говорят, что таким образом берег укрепляют, защищают от ила. А на самом деле делают только хуже! К тому же у многих жителей нет канализации. В домах на первой линии отходы из туалетов сливаются в пруд. Ни прокурор, ни «роспотреб», никто не знает, как заставить жителей вывозить свои же отходы.

Еще две недели назад воду из крана не то что пить, руками трогать было опасно.

Еще две недели назад воду из крана не то что пить, руками трогать было опасно.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Последние слова общественника тонут в шуме - над нами проносится вертолет.

- Изучают пруд с воздуха? - спрашиваю с оптимизмом.

- Один из олигархов нашего Черноисточинска. Несколько месяцев как летать научился, - вздыхает Волегов.

В нос продолжает бить резкий запах гниющей рыбы и затхлости. Описать его словами довольно сложно. Вспоминается день, когда мы в школе шприцем вкололи содержимое сырого яйца в кресло в холле. Через месяц пахло примерно также.

Волегов устроил нашему журналисту экскурсию по некогда живописному побережью

Волегов устроил нашему журналисту экскурсию по некогда живописному побережью

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Под ногами тысячи трупиков карасей, песок у берега синего цвета.

- Неужели все из-за отходов, которые сюда сливают? - озираюсь по сторонам в поисках конца «мертвого» моря. Вонь щиплет глаза.

Волегов в ответ начинает защищать коммунальщиков.

- На самом деле, проблема гораздо шире. У нас «Водоканал» - герой! Без шуток, там эту самую воду доводят до нормального состояния. Тратят кучу реагентов, денег в три раза больше. Но вот здесь-то и появляется вторая серьезная беда. Трубы под землей изношены на 90 %. То есть пока они гонят чистую воду в квартиры, она снова становится непригодной.

Получается какой-то дурно пахнущий замкнутый круг…

Дров в экологический костер подбрасывают и туристы, которые не убирают за собой мусор

Дров в экологический костер подбрасывают и туристы, которые не убирают за собой мусор

Фото: Алексей БУЛАТОВ

ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ В ЧЕРНОИСТОЧИНСКЕ ЕСТЬ

С Черноисточинского побережья вновь направляемся в администрацию Нижнего Тагила. Городской глава как раз проводит совещание по водоснабжению. В коридорах власти Андрей Волегов преображается и становится здесь «своим». Улыбается и здоровается с главой тагильского Роспотребнадзора Юрием Бармином, жмет руку директору «Водоканал-НТ» Вячеславу Тарану. В зале вообще все общаются, как давние друзья.

Наконец, в помещение заходит (точнее влетает) мэр Сергей Носов. Глава окидывает всех тяжелым взглядом и быстро садится за стол.

Первый докладчик - Бармин из Роспотребнадзора. Говорит быстро и по делу:

- По показателям стало в норме… запах остается… мы не ожидали такого лета...

Второй спикер - директор «Водоканал-НТ». Вячеслав Таран бросается с места в карьер:

- Во всем виноваты острова! От берегов откалываются острова с коровьим пометом, а потом их прибивает к водозабору. Ничего хорошего это не сулит. У нас от потребителей долг в 102 миллиона рублей. Вернуть бы эти деньги, можно было бы потратить их на очистку водоема.

Мэр явно начинает злиться на выступающих

Мэр явно начинает злиться на выступающих

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Мэр явно начинает злиться на выступающих:

- Должен быть нормативный акт, который поможет нам решить эти проблемы. Ответ «нет» - это признание собственной некомпетентности. Деньги нам кто должен? Управляющие компании или люди?

- Управляющие, - бубнят себе под нос присутствующие.

- Так решайте с ними проблему! - продолжает Носов. - Острова - это не главная проблема. Зимой у нас что происходит с водоемом? Правильно, замерзает! Так почему мы не может распилить острова, взорвать их, вывезти, уничтожить? Чтобы через месяц у меня на столе были предложения по решению этого вопроса!

Водоросли "украли" у рыбы весь кислород. И она задохнулась

Водоросли "украли" у рыбы весь кислород. И она задохнулась

Фото: Алексей БУЛАТОВ

За кафедру встает штатный эколог администрации города Валентина Мельник, но ей не удается вставить ни слова. Сергей Носов продолжает «разнос» подчиненных.

- Общественные организации у нас подали заявку на программу «Чистая вода» (федеральная программа. По ней правительство помогает регионам модернизировать системы очистки воды и водоотведения. - Ред.). Нам мешает попасть в нее отсутствие статуса «санитарно охраняемой зоны» у Черноисточинского водохранилища. Охраняемая зона предполагает, что на берегу не будет жилых домов. То есть их придется снести. Поэтому я предлагаю всем уважаемым людям, которые живут на берегу Черноисточинского пруда, за свой счет восстановить старую дамбу, чтобы вода пришла в норму. В противном случае

Запах на уральском Бали отпугнет любого туриста

Запах на уральском Бали отпугнет любого туриста

Фото: Алексей БУЛАТОВ

мы снесем их дома с береговой линии. И главное - людям, которые были вынуждены две недели покупать бутилированную воду вместо того, чтобы использовать воду из-под крана, необходимо сделать перерасчет за этот период. Меня не волнует, каким образом. Если вопросов нет, закончили.

У меня есть вопрос. Но задаю я его уже не Носову, а Андрею Волегову:

- Если с водой было все так плохо, если город стоял на пороге экологической катастрофы, как H2O сама собой стала пригодной для питья?!

- Водоросли отцвели. Это естественный процесс. А по аммиаку в водоканале говорят, что показатели были превышены из-за того, что мимо водозабора проплывал «остров». Ну он отплыл, вот показатели и нормализовались.

На этом пора прощаться с Тагилом. Только бы утолить жажду на дорожку. Прошу у сотрудницы администрации стакан воды. И на всякий случай добавляю:

- Лучше бутилированную…