Премия Рунета-2020
Екатеринбург
-2°
Boom metrics
Общество23 октября 2014 13:30

Как жители дореволюционного Екатеринбурга справлялись со снегопадами

Даже в эпоху, когда уральская столица могла похвастаться пробками в 0 баллов, екатеринбуржцы, как и сейчас, хватались за головы, если в октябре вдруг выпадал первый снег.
В дореволюционную эпоху, как видим в правом нижнем углу снимка, никто в Екатеринбурге даже и не думал менять на зиму резину. Все катались на санках в конной упряжке. Фото: архив музея истории Екатеринбурга

В дореволюционную эпоху, как видим в правом нижнем углу снимка, никто в Екатеринбурге даже и не думал менять на зиму резину. Все катались на санках в конной упряжке. Фото: архив музея истории Екатеринбурга

КОРОВЫ ЗАХВАТИЛИ ХАРИТОНОВСКИЙ ПАРК

В позапрошлом веке у екатеринбуржцев была славная традиция: каждый октябрь превращать свой город в один гигантский сугроб. Грейдеров тогда еще не изобрели, да и дорожной службы как таковой не было, собственно как и больших дорог. При первом же снегопаде горожане, как и сейчас, начинали ругать чиновников, а те лишь разводили руками - денег нет.

Фото: архив музея истории Екатеринбурга

Фото: архив музея истории Екатеринбурга

- Так как город был небогатый, со снегом возможности бороться не было. На обозах его не вывозили, - объясняет Евгений Бурденков, научный сотрудник Музея истории Екатеринбурга. - Разве что на Сибирском тракте, который соединял Москву с Сибирью, небольшие очистительные работы проводились.

Это приводило к забавным последствиям. В октябре после первого же снегопада с улиц Екатеринбурга неожиданно пропадали все люди.

«Настала так называемая «гнилая» зауральская осень с ее как сквозь сито сыплющимся снегом, - писали журналисты в октябре 1891 года. - Замолкли гласы труб и разных музыкальных инструментов, оглашавших Харитоновский сад, по которому теперь вместо разнокалиберной публики, беспрепятственно бродят разношерстные коровы».

Хоть как-то исправить ситуацию в XIX веке попытался глава города Илья Симанов. Тогда в Екатеринбурге впервые появилась каменная брусчатка, чистить которую было гораздо легче, чем замерзшую, бугристую землю.

- Благодаря Симанову впервые появились пешеходные зоны, - отметил Евгений Александрович. – Правда, эта работа не была доведена до конца. Брусчаткой покрыли только часть Кафедральной площади (это современная Площадь 1905 года), частично покрыли проспект Ленина (бывший Главный проспект), Уктусскую улицу (бывший 1-й Уктусский переулок) и Архиерейскую (ныне Чапаева).

Фото: архив музея истории Екатеринбурга

Фото: архив музея истории Екатеринбурга

За чистотой этих участков поставили следить дворников. Однако дальше брусчатки их лопаты и веники не ходили. В итоге хозяевам торговых лавок самим приходилось убирать сугробы, чтобы клиенты могли к ним подойти. Такая же повинность легла и на домовладельцев. Как на случай пожара каждый горожанин должен был держать наготове багор и ведро с водой, так и на случай сильных снегопадов у всех должен был иметься ломик и песок. Однако если в первом случае люди добровольно бросались тушить соседские дома, то во втором чистить улицу от снега и льда никто не спешил.

«Гололедица делает чрезвычайно затруднительным путешествие по екатеринбургским палестинам, - писали журналисты в октябре 1902 года. - Земля мерзнет - скользко. Домовладельцы очищают наледь и посыпают песком только в самых экстраординарных случаях, а так как теперь «экстры» нет, то обывателям предоставляется танцевать на тротуарах па-де-катр и па-де-патинер (балетные термины. - Прим. ред.)»

ВОЛКИ ОКУПИРОВАЛИ ВИЗ

Особенно тревожным для жителей дореволюционного Екатеринбурга выдался октябрь 1902 года. Синоптики обещали, что снег, внезапно обрушившийся на Урал, - это лишь репетиция перед особо суровой зимой.

«Холодно. Вчера в 4 часа утра температура понизилась до 38 градусов. Такие морозы немножко преждевременны, - писали журналисты дореволюционных газет. - Один из шведских профессоров-метеорологов предсказывает, что наступающая зима будет небывало холодной. Такой зимы по его предсказанию еще не было в течение 50 лет. Если это предсказание хоть отчасти оправдается, екатеринбургская беднота «взвоет».

Бедные люди, и правда, «взвыли», на чем немало поживились владельцы ломбардов. Горожане ринулись туда толпой, чтобы сдать свою летнюю одежду и тут же купить шубы и валенки.

Но на приближающихся лютых морозах плохие новости не закончились. На Верх-Исетском заводе неожиданно объявились хищники. В поисках еды из леса прибежали волки. Ситуация усугублялась еще и тем, что в городе начался дровяной кризис.

Фото: архив музея истории Екатеринбурга

Фото: архив музея истории Екатеринбурга

«Столичные цены на дрова и в «сиротские» зимы весьма тяжело отражаются на скудных бюджетах бедняков, - отмечали корреспонденты. - Из двадцатирублевого оклада пятнадцатью рублями покупать тепла семье нельзя. Весьма обостренный дровяной вопрос необходимо разрешить тем или другим образом. Дровяной кризис до известной степени можно было бы решить заменой дров торфом. Екатеринбург обложен торфом, и его хватит на многие сотни лет. Некоторые фабрики и промышленные предприятия уже заменили им дрова. Это оказалось выгодным. Для отопления торфом домов необходимо только известным образом переоборудовать печи. Расход по переустройству печей скоро искупается выгодностью нового отопления».

Но этим планам не суждено было сбыться. Дровами топили в Екатеринбурге еще очень и очень много лет.

Ну а чтобы уральцы окончательно не затужили в осенне-зимнюю пору, местные власти организовывали на городском пруду каток. К услугам тех, кто не испугался выйти из дома, было электрическое освещение и музыка в исполнении живого оркестра.

Спустя сто лет, дома выросли, уборочная техника появилась, но и снега будто стало больше.

Спустя сто лет, дома выросли, уборочная техника появилась, но и снега будто стало больше.

Фото: Алексей БУЛАТОВ