2016-08-24T03:38:50+03:00

Дело Сагры. Задавая неудобные вопросы, можно стать «защитником бандитов»

Образ героев - защитников деревни не вяжется с их ответами на суде
Поделиться:
Комментарии: comments68
Семен ЧИРКОВ, спецкор «КП» - Екатеринбург»Семен ЧИРКОВ, спецкор «КП» - Екатеринбург»Фото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

Вчера завершилась череда первых судебных заседаний по громкому делу о прошлогоднем нападению на Сагру. До 15 октября объявлен перерыв - «чтобы адвокаты смогли в полном объеме ознакомиться с материалами дела». Процесс шел весь август и первую неделю сентября по жесткому графику - каждый понедельник, вторник и четверг. За это время успели допросить всех свидетелей обвинения - жителей Сагры - и Марину Волкову, жену цыгана Вячеслава Лебедева, из-за которого и разгорелся конфликт, закончившийся в итоге разборкой и человеческими жертвами.

Я побывал на всех заседаниях суда, и с каждым допросом картина того, что произошло прошлым летом на въезде в Сагру, становилась все менее однозначной. А ведь в июле 2011 года все СМИ (и я тоже, кстати) взахлеб писали о девятерых жителей деревни, которые отразили отряд вооруженных до зубов карателей, готовых сжечь село дотла. И этот киношный (хоть вестерн снимай!) образ героев и злодеев получился настолько четким и цельным, что любые сомнения в его искусственности порождали недовольство: «Бандитов защищаешь, да?»

КАРАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ ИЛИ РАЗБОРКА ГРУППИРОВОК?

В первых статьях, которые появились в СМИ сразу же после событий в Сагре, журналисты писали об этом только в одном ключе. Как о нападении на беззащитную уральскую деревню, которую чудом удалось отстоять. Однако на суде стало известно, что деревенские знали о грядущем визите. Более того, первая встреча людей цыгана с сагринцами состоялась в полдень 1 июля. Но тогда обмен претензиями ничем не закончился. Каждый остался при своем, и житель деревни Сергей Зубарев назначил новую встречу - на четыре вечера. К этому времени на въезде в Сагру у костровища собралось десять-пятнадцать человек. «Просто поприсутствовать», как они сами говорят, с поселка Исеть приехали двое друзей Зубарева. Но оппоненты деревенских на эту разборку не явились, и сагринец Сергей Котельников, который вел с ними переговоры по телефону, несколько раз звонил, чтобы узнать, почему люди цыгана «продинамили стрелку».

Так что к встрече сагринцы были готовы. Сергей Зубарев даже съездил в Екатеринбург, привезя оттуда обрез ружья. А 1 июля в одиннадцать часов вечера на въезде в деревню (а не в ней самой) остановились «газель»» и ВАЗ-2115 (именно эти машины опознало большинство сагринцев). Из маршрутки вышел мужчина и после его возгласа: «Ну, где этот со звездами?» - началась беспорядочная стрельба.

До сих пор никто не может толком сказать, кто же первый открыл огонь: приезжие или деревенские, которые утверждают, что стреляли только поверх голов и по земле, желая прогнать своих противников. Однако факт в том, что вышедший навстречу деревенским одним из первых Фаиг Мусаев упал от разящей дроби, которая разорвала ему сердце. Причем, по данным судмедэкспертизы, в Мусаева стреляли с (цитирую) «неблизкого расстояния» и несколько раз. Первый выстрел был горизонтальным, в грудь, а другие - по диагонали, сверху вниз, точно с пригорка.

Странно, что на допросах сагринцы утверждали, что хорошо видели и приехавшую «газель», и людей, которые из нее выходили. Однако то, как упал смертельно раненый Мусаев, никто из них не разглядел. Также защитники деревни не смогли внятно ответить на простой, казалось бы, вопрос: почему, если приезжие палили из обрезов и помповых ружей, на месте ЧП оперативники нашли только гильзы от патронов, которыми стреляли сагринцы Денисов, Зубарев и Городилов? Ответ был такой: не знаем, плохо искали. Президент Фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман объяснял этот казус с вещдоками по-иному. Он заявил на суде, что после событий ему позвонил кто-то из Сагры (а кто - он не помнит) и рассказал, что на место перестрелки приезжала машина с людьми неславянской национальности, которые что-то собирали с земли. Однако сами деревенские так и не сумели сказать, звонили они Ройзману или нет. А первый осмотр места происшествия (судя по материалам уголовного дела) полицейские провели уже наутро 2 июля. То есть через несколько часов после того, как все закончилась. Так что даже если «машина с нерусскими» и была, никаких хвостов эти визитеры подчистить просто не могли. Не успели бы.

ИЗ-ЗА ЧЕГО ВОЙНА?

На судебных допросах и прокурор, и адвокаты пытались выяснить, из-за чего же цыган Вячеслав Лебедев попросил сидящего в тюрьме брата Ивана собрать бригаду молодых бойцов «для разговора» с сагринцами? Чтобы затевать столь рискованное и, главное, хлопотное предприятие, причина должна быть весомой.

На этот вопрос жители деревни отвечали одинаково: конфликт произошел из-за кражи в доме Сергея Зубрева. Он вместе с Сергеем Городиловым и Виктором Зубаревым заподозрил в воровстве работника цыгана. Они пришли домой к Лебедеву и с разрешения его жены Марины провели обыск. А потом Городилов, как говорит он сам, «поставил подзатыльник» работнику цыгана Онищенко, которого также подозревали в кражах. На следующий день после визита деревенских к дому Виктора Зубарева приехал сам Вячеслав Лебедев. Его водитель достал нож (не вынимая его из ножен) и сказал 17-летнему Грише Зубареву: «Что смотришь? Сейчас в голову воткну!» С этого, по словам деревенских, все и закрутилось. То есть, по их версии, две группы вооруженных мужиков выясняли отношения из-за «подзатыльника», одной фразы и ножа, которым просто помахали в воздухе.

А вот у Марины Волковой, жены цыгана, другая правда. По ее словам, 29 июня, когда Вячеслав был в отъезде, к ним в дом ворвались деревенские с палками. И учинили не обыск даже, а разгром, перевернув все вверх дном, после чего на глазах у детей Марины заявили, что привяжут цыгана к елке и будут резать на куски. Кроме того, Сергей Городилов не то чтобы поставил Онищенко подзатыльник, а жестоко его избил. В этом случае судебные эксперты на стороне цыганки Волковой. Потому что перелом костей носа (а именно такие травмы получил Онищенко) от подзатыльника получить невозможно.

Вопросы по Фаигу Мусаеву, по гильзам, которые должны были бы оставить нападавшие, если бы они стреляли, по избитому работнику цыгана Онищенко - одни из немногих, которые очень неудобны. Задавая их, любой рискует пойти вразрез с общественным мнением. И его тут же запишут в «защитники бандитов».

Кстати, самих обвиняемых будут допрашивать уже в октябре. После перерыва в судебных заседаниях. И «Комсомолка» обязательно об этом напишет.

Стенограммы ВСЕХ заседаний суда:

1. Обвиняемые в налете на Сагру заявили, что ехали просто поговорить, но попали в засаду

2. На суде по «делу Сагры» запретили фото- и видеосъемку

2. Адвокаты нападавших на Сагру: «Судья склоняется на сторону жителей поселка, а должен быть объективным!»

3. Обвиняемые по делу нападении на поселок Сагра превратили допрос потерпевших в балаган

4. Житель Сагры Григорий Зубарев на суде: «В «Газели» нападавших ехали лица «нерусской национальности»

5. Житель Сагры Андрей Денисов - подсудимым: «Если бы я стрелял на поражение, тут бы не сидела половина»

6. Житель Сагры Сергей Городилов о нападавших на деревню: «Они кидали в нашу сторону камни!»

7. Свидетельница по делу Сагры Татьяна Васюк: «Я взяла с дороги камень и ударила в стекло «Газели...»

8. Житель Сагры Сергей Котельников: «если человек достал нож, ему ломают руки»

9. В суд вызвали защитника сагринцев Евгения Ройзмана

10. Евгений Ройзман - обвиняемым по «делу Сагры»: «Сказали бы: «Бес попутал, простите», и вопросов бы к вам не было»

11. Тайный свидетель по «делу Сагры»: «Я кидал камни и кричал: «Граната!»

12. Свидетель Игорь Гук: «Меня просили просто поприсутствовать…»

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Перестрелка в поселке Сагра»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также