2018-02-22T00:50:19+03:00

Александр Мишарин: «У каждой ошибки есть фамилия, имя и отчество»

Накануне двухлетия губернаторства Александр Мишарин дал откровенное интервью «Комсомолке». Он рассказал и о политической кухне, и о том, как научился на Урале бальным танцам [видео + аудио]
Поделиться:
Комментарии: comments16
Изменить размер текста:

Мы беседовали в субботу, и я оказался единственным посетителем в пиджаке, извлеченном только по этому случаю из недр гардероба. Министры шастали по губернаторской резиденции кто в чем – в джинсах, джемперах и прочих кардиганах. Думаю, что так они демонстрировали связь с массами после вчерашнего Дня народного единства.

«Чешем репу, забыв об истории»

Впрочем, Александр Сергеевич не позволил мне чувствовать себя белой вороной в коридорах власти – он был в костюме без единой морщинки и даже при галстуке.

Поскольку последнего у меня отродясь не бывало, то я сразу почувствовал себя представителем народа (то есть читателей «Комсомолки») и взял быка за рога:

- Наши читатели - люди практичные. Читая газету, они всегда спрашивают: «А что мне от этого будет?». Вы – инициатор многих стратегических проектов, например, проведения в Екатеринбурге выставки «Экспо-2020». Что изменится в жизни горожан после выставки? И зачем нам, к примеру, чемпионат мира по футболу?

- Для того чтобы понять это, надо ответить себе на вопрос: «А в каком городе мы хотим жить?». Огороженном забором, как двадцать лет назад? Или в городе, известном во всем мире? В Екатеринбурге, где живут триста тысяч студентов, есть наука, хорошие здравоохранение, сфера услуг…

С одной стороны, толпы гостей (и мы должны это понимать) чем-то будут нам мешать. С другой стороны, они будут оставлять деньги – мы будем на них зарабатывать.

Но к нам не поедут, какие бы мы сказки не рассказывали, если не будет хороших дорог, городского транспорта, гостиниц (причем не только пятизвездных).

- Да уж, не всем футбольным фанатам наши отели по карману.

- Конечно, нужны и двух- трехзвездные гостиницы. А еще – магазины, в которых есть что купить.

Часто гости, приезжающие по делам бизнеса, спрашивают: «А куда можно сходить?». Мы чешем репу, и не можем вспомнить ничего, кроме Ганиной Ямы и Храма-на-Крови. Хорошо, что они есть, но где серьезные музеи, в которых можно увидеть уральскую историю?

С нами даже Пугачев не стал связываться

- Мы, журналисты, ездим по области, и видим множество интересных мест, неизвестных ни туристам, ни жителям других городов области.

- Да, есть, например уникальная Невьянская башня, которая, на мой взгляд, гораздо интереснее Пизанской. Триста лет назад, как и сегодня, здесь можно пользоваться уникальной системой подслушивания. Здесь же – часы, которые играют тридцать две мелодии, интересная история, связанная с изготовлением денег.

Екатеринбург создан как окно в Азию, причем таким крепким городом, что его даже Пугачев обошел, чтобы с нами не связываться. Чуть севернее Ермак начал поход для освоения Сибири… Много интересного было в нашей истории.

Именно большие международные мероприятия дают толчок развитию и транспорта, и инфраструктуры. Но мы понимаем, что сегодня еще не готовы к чемпионату мира. Это же не только стадионы, но и создание зоны фан-клуба; не менее 80 тысяч мест в гостиницах; баз для тренировки команд.

Приедут, например, футболисты Бразилии или Аргентины – им понадобится гостиница не ниже четырех звезд, место для тренировок в красивом месте в лесу. А представляете, какими глазами ребятишки будут смотреть их тренировки? Лишь то, что мы попали в список городов-претендентов, на треть увеличило количество занимающихся футболом. Мы еще не так много сделали, а результат – вот он. Уже выстроилась очередь: главы муниципальных образований просят построить футбольные поля.

- А сами-то не могут? Тоже мне, бином Ньютона – футбольное поле!

- Заставляю идти на софинансирование – выделять землю и ставки тренеров.

Масштабные мероприятия дают мощный толчок инфраструктурному развитию города. Она не рассчитана на то, чтобы принимать 150 – 200 тысяч человек в сутки, как это будет на «ЭКСПО-2020». Но, например, гостиницы, которые будут построены, станут студенческими общежитиями. К тому же летом они не заполнены. А студенты еще и смогут стать волонтерами.

А метро? Мы десять лет строили две станции! Если вернуться в историю, то все, включая «Ботаническую», должны были сдать, чтобы не соврать… в 1991-м году! Мы уже двадцать лет могли по этой ветке ездить. Была бы уже и вторая линия, и начата третья. Именно участие в масштабных мероприятиях дает возможность все ускорить и привлечь ресурсы государства. Мы выиграли соревнование с другими регионами. И государство поможет реализовать планы. Перед глазами примеры Татарстана (Универсиада), Сочи (Олимпиада), Владивосток (саммит АТЭС), где масштабные проекты не могли быть выполнены региональными силами.

Но это еще не все. Такие проекты повышают инвестиционную привлекательность региона, в том числе для частных средств. Мы только объявили о планах, и посмотрите, как растут логистические центры – словно грибы! Подают заявки на строительство гостиниц. И никого не приходится заставлять. Бизнесмены предлагают строить новые торгово-развлекательные центры. Мы уже ставим условия, чтобы ТРЦ появлялись не в центре, где мы просто умрем от выхлопных газов и пробок.

- Стройки стройками, но мне в ваших планах интереснее другое. Через несколько лет приезжаю за границу отдыхать и заявляю: «Я из Екатеринбурга!». А на меня смотрят снизу вверх и говорят: «О-о-о!».

- Это отдельная тема. Проведение выставки «ЭКСПО-2020» – это вписывание в мировую карту на многие десятилетия, а может быть, навсегда. Кто раньше знал Ганновер? Даже немцы недоумевали, почему выбрали не Берлин и не Мюнхен. Сегодня Ганновер стал центром инновационных выставок, туда ездит весь мир.

Конечно, у Екатеринбурга есть серьезные конкуренты. Заявки подали и бразильский Сан-Паулу, и Дубай. Кстати, то, что мы уже конкурируем с Эмиратами, о многом говорит. «Мы» - это не только Екатеринбург, но и вся Россия. Поэтому мы должны сделать все, чтобы поддержать страну. Тогда государство поддержит нас. Об этом екатеринбуржцам тоже следует помнить. Мы любим гордиться «самостийностью», но живем-то все в одной стране.

Александр Мишарин: Пусть жители сами оценят мою работу. Фото: Алексей БУЛАТОВ

Александр Мишарин: Пусть жители сами оценят мою работу.Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Отношение уральцев к москвичам известно.

- Москвичи – это не вся страна. Речь идет о престиже всей России. Но масштабные проекты «вытягивают вверх» те территории, на которых они реализуются.

«Мне говорили: то нельзя, это нельзя…»

- Кстати, о развитии территории. В марте в пресс-центре «Комсомольской правды» вы презентовали программу социально-экономического развития Свердловской области. Можно ли сегодня сказать, что приоритеты были выбраны правильно?

- Прошло всего несколько месяцев. Для программы до 2015 года это – ничто. Но сегодня могу сказать, что приоритеты выбраны правильно. Необходимости в корректировке нет. В программу мы заложили очень амбициозные цели – рост заработной платы до 40 тысяч рублей; производительности труда – в два раза; объем инвестиций – до 520 миллиардов рублей в год… Но самое важное – улучшение качества жизни уральцев. Школы, спортивная инфраструктура, пенсии, детские сады.

- На днях был в детском саду, где собираются надстраивать третий этаж. Слышал, что есть около двадцати подобных проектов. Это и есть решение проблемы?

- Это всего лишь одна из мер – по-моему, достаточно эффективная. Если сейчас одно место в садике стоит от 600 тысяч до миллиона рублей, то при реконструкции оно оказывается в два раза дешевле.

- Но ведь для этого надо менять федеральные стандарты содержания детишек.

- Все уже поменяно. Мы столько наменяли за этот год! И нас поддержали во всем и правительство России, и законодатель. Мне говорили: это нельзя, то нельзя… СанПИНы, то, се… Все решили.

- Но для того, чтобы решать местные вопросы на федеральном уровне, надо, наверное, постоянно общаться с первыми лицами государства. Как проходят эти свидания? Что такое встреча «один на один» - отчет? Выговор? Чаепитие?

Александр Мишарин рассказал читателям "Комсомолки" о том, чем ему пришлось заниматься два года

00:00
00:00

- Первая часть такой встречи – это «один на один» плюс полтора десятка телекамер. Но, кстати, это не мешает решать вопросы. Именно вопрос с детскими садами я решал и с Дмитрием Анатольевичем, и с Владимиром Владимировичем в открытой части встречи.

Руководители государства имеют точную информацию о положении дел в области, и в закрытой части встречи могут откровенно поговорить с руководителями регионов.

Встречи «один на один» удобны для лоббирования интересов области – например, создания особой экономической зоны, программы поддержки моногородов, тех же чемпионата мира по футболу и «ЭКСПО».

Не покупайте импортную ерунду

- К слову, о лоббировании. В верхней палате российского парламента область представляют Эдуард Россель и Аркадий Чернецкий. Как часто вы с ними общаетесь, и какие вопросы они помогли решить?

- Общаемся регулярно. Оба сделали много для области и города, имеют хороший опыт, который надо максимально использовать. Эдуард Эргартович курирует фармацевтический кластер. Мы поставили планку – дать продукции на 100 миллиардов рублей. Звучит фантастично, но я считаю, что это можно сделать за пять лет.

Почему когда мы приходим в аптеку, там ничего нет ничего ни на русском языке, ни на латыни? Мы тридцать лет назад лишились отечественного инсулина. Антивирусные препараты – иностранные. Чихнем – и бежим в аптеку покупать импортную ерунду. К тому же началась подделка лекарств. А у нас есть отечественные разработки – например, тризаверин.

Аркадий Михайлович работает в комиссии по жилищной политике, решает вопросы связей со странами СНГ, что для нас тоже очень важно.

- Я беседовал об инсулине с его производителями в Новоуральске и с Эдуардом Росселем. Все они не стесняются произносить слово «коррупция», когда говорят о продвижении лекарств на российском рынке. Иностранные фирмы подкупают врачей круизами на теплоходах и другими подачками. Что мы может этому противопоставить?

- Мы повышаем зарплату врачей. Конечно, система продвижения лекарств, о которой вы говорите, существует. Но продажа нашего инсулина уже в полтора раза опустила цены на рынке. То же происходит и с антивирусными препаратами. Я подарил и президенту, и премьер-министру наш тризаверин.

- Они попробовали?

- Не знаю, таблетки забрала служба охраны. Но я сам их принимаю. Они делают устойчивыми к вирусным заболеваниям.

«Министры не должны бояться людей»

- При вас состав правительства почти полностью изменился. Можете ли вы оценить его работу не с точки зрения профессионализма и исполнительности, а в свете высказывания президента Дмитрия Медведева: «Понимание того, что чиновники служат народу, а не вершат его судьбы, - основа демократического устройства»?

- Очень важно, чтобы такое понимание было. По крайней мере, я к этому стремлюсь. Например, программа «Электронное правительство» должна на порядок повысить прозрачность работы чиновников. Всем министрам поставлена задача: больше встречаться с людьми, не бояться говорить на любые темы.

Почти все министры молоды, и для них важна карьера. А без признания авторитета ее не выстроить. Такие посылы я им даю. Другой вопрос – что получается на деле. Здесь, конечно, есть вопросы.

- На деле, действительно, иногда получается по-другому. Например, решение об отмене зимнего времени породило вопрос: кто должен перепрограммировать двухтарифные счетчики? Появилась информация, что мы будем делать это за свой счет…

- Кто-то очень умный сообразил, что можно заработать. Конечно, по-хорошему энергетикам надо было подготовиться заранее и сделать все тихо-мирно, чтобы никто ничего и не заметил. Раз этого не случилось, я принял решение: на перепрограммирование отводится весь следующий год, причем все будет сделано за счет энергоснабжающих организаций.

- Людям тратиться не придется?

- А они что – виноваты, что ли? Мы долго стимулировали их заняться энергосбережением, а теперь вдруг скажем: давайте-ка, заплатите еще. Сейчас осталось только выяснить, кому лично все это было надо. У каждой ошибки есть фамилия, имя и отчество. Мы их скоро узнаем.

«Все разучились чистить дороги»

- Уральская зима началась (как всегда) неожиданно. Правда ли, что муниципалитетам для борьбы со снегом, грязью, бездорожьем и другими напастями не хватает всего лишь денег?

- Конечно, дело не только в этом. Когда я стал губернатором два года назад, треть дорог была бесхозной – за них вообще никто не отвечал. Кроме того, выяснилось, что все разучились чистить дороги. За два года научились – кто-то лучше, кто-то хуже. Все поняли, что нужно закупать технику, обучать людей, делать запасы соли, противогололедных добавок. Поняли, что снег надо убирать в первый день, а не на третий.

Взялись за строительство развязок и дорог.

- На кольце у гостиницы «Исеть» полегче стало.

- В основном по улице Луначарского, но все равно хорошо. И все-таки, возвращаясь к вашему вопросу, скажу, что абсолютное большинство проблем связано не с деньгами или техникой, а с неумением работать.

- Насколько результаты голосования зависят от уровня жизни населения? Как выборы высвечивают проблемы территорий, используются ли эти сведения в работе исполнительных органов?

- Есть реальные проблемы, которые ставят люди – например, отношения с управляющими компаниями. Раньше было куда пожаловаться. Приходишь в ЖЭУ, пишешь в жалобную книгу, которую может проверить районная администрация. Книга, может быть, и сейчас есть, только неизвестно, как ее потом используют.

А есть пена, использование предвыборных технологий, никакого отношения к реалиям не имеющее. Это надо отсекать.

Лень – мать всех пороков

- Вы родились в Свердловске, пошли здесь в школу, но почему-то в средствах массовой информации ваше детство прочно связывают с Артемовским.

- Я туда уехал, когда учился во втором классе. А до этого жил в Свердловске, на Таватуйской, девять, в квартире номер шесть. Надо же – до сих пор помню!

- Это же рядом с Домом культуры железнодорожников, где сейчас идут митинги в защиту парка. Что это – «предвыборная пена», выражаясь вашими словами?

- Сортировку я знаю хорошо. Жил там и в детстве, и после института, и по работе постоянно бывал, когда работал на железной дороге. Всю ее историю знаю – и взрыв, и появление рынка… И мне жалко разрушенный Дом культуры, Я не успел в свое время его реконструировать, хотя в программе восстановления после взрыва такой пункт был.

До школы и в первом классе я занимался в ДКЖ бальными танцами. Недавно был в театре «Щелкунчик», увидел балетные классы и все вспомнил – и зеркала, и станки. Как учили: первая, третья, пятая позиции; как растягивали ноги – это запомнилось на всю жизнь… И парк хорошо помню. Вообще ни один парк в городе нельзя ничем застраивать – это моя абсолютно четкая позиция. Многие из них по непонятным соображениям отдали в аренду без четких обязательств по содержанию. Строиться должно только то, что связано с отдыхом – аттракционы, дорожки, спортивные площадки, игровые зоны, беседки, ресторанчики.

- На той же Сортировке есть парк на улице Бебеля, где мы с внуком проводим выходные – здесь есть и игровая зона, и дорожки, и зверюшки всякие.

- Да, а когда я был маленьким, на этом месте было болото, квакали лягушки.

- Что вам удалось сделать за два года не для макроэкономики, а для рядового уральца?

- Пусть жители сами оценят мою работу. Задача, которую я себе ставил в первый год – выход из кризиса. В некоторых городах безработица зашкаливала за 12 процентов, долги по зарплате – более 100 миллионов рублей, свернуты все социальные программы. Екатеринбург не так чувствовал кризис, но если бы кризис затянулся еще немного, то рухнули бы сфера услуг и торговля, которые дают городу значительные доходы. Государству удалось спасти финансовую сферу, в которой работают самые высокооплачиваемые екатеринбуржцы. Сегодня уральцы могут работать и зарабатывать – только лениться не надо.

Губернатор Свердловской области встретился с журналистами "КП".Алексей БУЛАТОВ

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также