2018-04-06T12:06:29+03:00

Проверка слуха: В Екатеринбурге опека продает детей за 80 тысяч рублей

Журналисты «Комсомолки» разбирались в скандальной истории
Поделиться:
Комментарии: comments6
В Екатеринбурге разгорелся скандал вокруг опеки, которая якобы продает детей в приемные семьиВ Екатеринбурге разгорелся скандал вокруг опеки, которая якобы продает детей в приемные семьиФото: Алексей БУЛАТОВ
Изменить размер текста:

В Екатеринбурге разгорается очередной скандал вокруг опеки Орджоникидзевского района. Пользователей соцсетей взбудоражила новость о том, как чиновники продают детей из интерната будущим опекунам. Акцент при «торговле» социальные службы якобы делают на национальность ребенка и его внешность: «голубоглазые блондины ценятся выше, чем кареглазые брюнеты». Поднявшийся шквал критики сразу же вскрыл множество проблем, с которыми сталкиваются будущие опекуны. Сотрудники опеки кроме продажи детей якобы наживаются и на малышах-инвалидах, на содержание которые государство выделяет больше денег, чем на обычного ребенка. Поэтому взять их под опеку почти невозможно. «Комсомолка» решила разобраться в разгоревшемся скандале.

«ВЫ НЕ БОИТЕСЬ, ЧТО ДЕТЕЙ ОБВИНЯТ В ИЗНАСИЛОВАНИИ?»

- У меня многодетная семья и в 2015 году на форуме опекунов я увидела девочку из Екатеринбурга Карину, которую долгое время никто не мог удочерить, - рассказала «КП-Екатеринбург» жительница Москвы Валерия. - Все кто звонил по этой девочке, получали ответ, что она смертельна больна. Говорили, что у нее порок сердца, психическое расстройство, поражение мозга, 5 группа здоровья стояла. В итоге забирали других детей. Я это все прочитала и увидела, что девочка очень похожа на мою дочь. Очень мне в сердце засело. И я решила ее забрать.

Карину долгое время не могли удочерить

Карину долгое время не могли удочерить

В Екатеринбурге, по словам Валерии, ей сразу же выдали разрешение на посещение Карины. Но посоветовали перед поездкой в «Специализированный дом ребёнка» обратиться к юрисконсульту опеки Елене Колясниковой.

- Это уже незаконно, чтобы вы понимали, - негодует Валерия. - Никакие юристы, психологи не нужны. Они могут пообщаться с тобой, но это не настолько важно. У Елены Геннадьевны в коридоре сидела девушка, которая якобы тоже хотела удочерить Карину. Пока мы ждали приема, она начала возмущаться, что девочка тяжелая. И вообще она извращенка – сует руки в трусы. Меня это насторожило. Я начала объяснять, что это депривация. Это нормально для такого ребенка. Это было похоже на представление. Потом я зашла к Елене Геннадьевне. И она повторила все слово в слово. Спросила меня: «Вы не боитесь, что ваших сыновей потом обвинят в изнасиловании?». Я ответила, что нет.

По словам Валерии, она получала отказ на посещение Карины. Ей начали предлагать других детей, объясняя «зачем вам эта больная». Но Валерия стояла на своем и пыталась добиться встречи с ребенком три дня. Вопрос удалось решить лишь после обращения к мэру Екатеринбурга.

- И все очень быстро решилось, - продолжает Валерия. – Карина не была лежачей, как утверждали в опеке. Единственное, она была заторможенной. Я посмотрела девочку и подписала согласие на удочерение. В опеке говорили, что у девочки порок сердца. Но в больнице ничего не обнаружили. Непонятно, зачем была сделана ей операция. Да еще так ужасно. Ей разрезали всю грудь. Она была пополам разрезана. У девочки деформация грудной клетки. Для чего это делали? Зачем они так изуродовали ребенка? У меня одни только догадки. За три года нахождения Карины в доме ребенка было больше 100 отказов. Но люди ее не видели. Я думаю, что больные дети им выгодны. Потому что за них идет совсем другое финансирование.

«ДЕТЕЙ НЕ ОТДАЮТ ПОД ОПЕКУ»

Поднявшийся скандал заставил многих родителей вспомнить, через какие круги ада пришлось проходить, чтобы взять ребенка в свою семью из детдома.

- Я помню свою историю с мальчиком второй группы (инвалидности – прим.ред.), - делится Яна Дворкина. - Куча баек от разных опек, что забирает сестра, бабушка, папа, который стоит в деле ребенка как «прочерк». Куча моих заявлений, хамство с их стороны: «что приперлись, у нас очереди из своих». И мое заявление в прокуратуру, через два дня после которого ребенок исчез из банка данных, а мне пришел ответ, что я написала заявления в неправильной форме и поэтому ответить на него нельзя. Екатеринбург ведь. С участием Орджоникидзевской опеки, о которой теперь знают все.

Сейчас в скандале с детьми разбираются следователи Фото: Алексей БУЛАТОВ

Сейчас в скандале с детьми разбираются следователиФото: Алексей БУЛАТОВ

Таких историй оказались десятки по всей стране.

- Понимаю прекрасно, у меня такая же история в Москве была, - вторит Яна Богданова. - И детей мне так и не отдали.

- Мне сейчас также отвечают: «Папа нашелся, папа восстанавливается. И так второй год. На это отвечают: «Вам, прям, сразу надо?» А чего ждать? У них в базе данных четыре страницы детей, - добавляет Екатерина Фомина.

- Я посылала 3 заявки в дом ребенка Орджоникидзевского района, - негодует Елена Астераки. – На всех детей, конечно же, давно согласие на усыновление подписано. На первого ребенка «подписано согласие», аж, целых полгода тому назад. Когда спросили: «Почему ребенок до сих пор в детском доме?» Ответили, что «кандидаты ждут операцию». Там одна шайка-лейка. И юрист тоже сидела и всех отговаривала. Все кандидаты домой уехали без детей.

- В Свердловской области нужна бы хорошая проверка, - негодует Елена Смирнова. - Я в 2016 году обзванивала все опеки области. Сама я москвичка. Хотела встать в очередь. Очень категорично отказывали. В других областях я стояла на учете, а к этим было ну никак не протиснуться.

«80 ТЫСЯЧ ЗА РЕБЕНКА»

Историй о том, что опека не подпускает родителей к детям оказались десятки. Однако есть в них одно большое «но». Ни один из усыновителей не упомянул о том, чтобы им предлагали купить ребенка. Слухи о том, что сотрудники соцслужб берут деньги за усыновление витают уже давно. Тема скандала лежит на поверхности. Поэтому история об этом получила такой широкий отклик среди опекунов. Но вот сами родители, заявившие открыто о торговле детьми, после разгоревшегося скандала отстранились от проблемы.

Супруги из Москвы рассказали силовикам, что «пытались усыновить ребенка в опеке Орджоникидзевского района Екатеринбурга. А чиновники якобы потребовали с них 80 тысяч рублей». При этом уточнили, что цена основывалась на том, что ребенок был «славянской внешности». Эти слова сейчас проверяют сотрудники Следственного комитета, которые уже возбудили уголовное дело по статье «Злоупотребление должностными полномочиями».

Семья отказалась комментировать скандал Фото: Личная страница героя публикации в соцсети

Семья отказалась комментировать скандалФото: Личная страница героя публикации в соцсети

- Решение о возбуждении уголовного дела принято с учетом необходимости наиболее тщательно и всесторонне разобраться во всех обстоятельствах, - объясняют в СУ СКР по Свердловской области. – В том числе, проверки сведений о возможных фактах обналичивания денежных средств, принадлежащих детям-сиротам, о продаже закрепленного за ними недвижимого имущества и о возможных злоупотреблениях работниками органов опеки и попечительства Орджоникидзевского района города Екатеринбурга при передаче детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, в приемную семью.

Однако, как удалось выяснить «КП», доказательств того, что опека требовала деньги за ребенка, у семьи не оказалось. Следствию ничего предоставлено не было. Общаться со СМИ супруги также наотрез отказались.

В самой опеке слова родителей опровергают.

- Конечно, я отвергаю все обвинения. Вы сами-то подумайте. Как такое возможно (продажа детей – прим.ред.)? В общем, смешно это все, - заявила «КП» юрисконсульт опеки Елена Колясникова.

Комментарий эксперта

«НИ ОДНОГО ОБРАЩЕНИЯ О ПРОДАЖЕ ДЕТЕЙ НЕ БЫЛО»

- Ни одного такого факта, чтобы кандидаты в опекуны нам жаловались на то, что органы опеки просят деньги, не было, - поясняет Уполномоченный по правам ребенка в Свердловской области Игорь Мороков. – Следственное управление также запросило у нас эту информацию. На моей памяти нет ни одного случая. Но мы проверили всю почту и все обращения еще раз. И не нашли. Возникали конфликтные ситуации у кандидатов с органами опеки, но они не касались этих вопросов. Они касались школы приемных родителей. Но на такое даже намека не было. Поэтому у меня нет серьезных оснований думать о том, что такие факты были. Однако для меня очень важно, чтобы Следственный комитет провел всестороннее расследование. Если это подтвердится, нужно будет выяснять, на каком этапе произошло упущение. Детально разбираться. Но надо дождаться окончательного расследования.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также