Общество13 мая 2014 18:00

Как разведчик Кузнецов поймал диверсантов, взорвавших цех на Уралмашзаводе

«КП» продолжает рассказывать о знаменитом уральском шпионе. Хотя Николай Иванович стал известен благодаря его военным подвигам, его биография была не менее интересной и в свердловские годы.
На снимке справа Николай Кузнецов запечатлен в годы работы в Кудымкаре. Противники коллективизации тогда пытались расправиться с ним, но Кузнецов переиграл их и сразу попал в поле зрения органов безопасности.

На снимке справа Николай Кузнецов запечатлен в годы работы в Кудымкаре. Противники коллективизации тогда пытались расправиться с ним, но Кузнецов переиграл их и сразу попал в поле зрения органов безопасности.

ПОПАЛ В СМЕРТЕЛЬНУЮ ЛОВУШКУ В КУДЫМКАРЕ

В большой Свердловск 23-летний Николай Кузнецов переехал только летом 1934 года. До этого он успел некоторое время пожить в городе Кудымкар, что находился в Коми-Пермяцком округе. Там будущий разведчик руководил кружком политической грамотности, следил за обменом комсомольских билетов и трудом молодых ударников пятилетки. Это сыграло с ним злую шутку. Когда в округе проходила коллективизация, крестьяне решили поквитаться с активным комсомольцем-агитатором.

«Как-то в хорошо разыгранном «споре» (с Николаем Кузнецовым. - Прим. ред.) один из парней начал утверждать: «Все мы антирелигиозники, безбожники при свете дня. А как только стемнеет - выйти на улицу боимся», - писала в воспоминаниях сестра разведчика, Лидия Ивановна Брюханова. – Николай горячо возражал ему. Видя, что доводы не действуют, Кузнецов вспылил: «Боятся одни трусы. А я ненавижу их».

Тогда хитрый оппонент предложил Кузнецову доказать свою смелость - сходить ночью в старую баню, что стоит на городской окраине рядом с кладбищем. Николай принял вызов и, дождавшись, когда стрелки часов покажут час ночи, отправился в заброшенное строение с фонариком в руке. Ожидалось, что внутри будет пусто, однако, зайдя в предбанник, комсомолец-агитатор вдруг услышал подозрительный шорох. Кузнецов тут же рванул на себя скобу двери и осветил фонариком помещение. Оказалось, что внутри его дожидались трое парней с дубинками. Выхватив наган, Николай Кузнецов скомандовал: «Руки вверх! Выходить по одному». Испугавшись, парни тут же стали уверять, что собирались только пошутить, а дубинки прихватили вовсе не для того, чтобы проломить ему голову. О том, что у агитатора будет оружие, они и не подозревали.

«Кузнецов должен был поехать с налоговым агентом в район по сбору налогов, - объясняла Лидия Ивановна. - В райисполком уполномоченные возвращались с большими денежными суммами, поэтому им выдавали оружие…».

Задерживать несостоявшихся убийц Кузнецов не стал, а дал им спокойно уйти. Больше он не видел ни их, ни того молодого человека, который подговорил его отправиться ночью в баню. По одной из версий именно после этого случая органы безопасности заприметили Кузнецова. Молодой парень прекрасно владел собой даже в опасной ситуации, поэтому вскоре ему доверили участвовать в операциях по ликвидации бандитских групп в лесах.

НЕ ДАЛ СБЕЖАТЬ ВРАГАМ НАРОДА

19 декабря 1933 года стало черной датой в истории промышленного Свердловска - на Уралмашзаводе в только что открытом кузнечно-прессовом цеху начался сильный пожар. Огонь охватил все здание и уничтожил два пресса, а последовавший взрыв, разворотил крышу. Пламя могло перекинуться и на другие строения, однако два бойца военизированной пожарной охраны ценой жизни смогли вовремя перекрыть газопровод. Уралмашзавод понес огромные потери, и чекисты сразу же стали искать виновных. Вскоре выяснилось, что пожар не был чьей-то халатностью. Его устроила целая группа диверсантов. На руинах цеха следователи нашли огромное количество баллонов с кислородом и ацетиленом, которые кто-то намеренно сложил в одном месте. Вскоре часть виновных нашли. Суд над ними решено было сделать показательным. Его проводили в здании кинотеатра на перекрестке улиц 22-го Партсъезда и 40 лет Октября. Посмотреть на врагов народа вместе с сотнями уральцев пришел и Николай Кузнецов, гостивший в то время у брата. Однако процесс не состоялся. Едва привезли обвиняемых, раздался пронзительный возглас:

- Горим!

Оказалось, что сообщники диверсантов подожгли здание кинотеатра.

«Поднялась паника. Ее усиленно старались подогреть несколько типов, шнырявших в толпе. Сообщники диверсантов задумали спасти от возмездия подлых наймитов, - написал в мемуарах Виктор Кузнецов, брат разведчика. - Николай приметил тогда у кинотеатра двух особо активных «сеятелей паники», пускавших провокационные слухи, и сообщил о них начальнику военной охраны, оцепившей место происшествия. Вредители были схвачены».

В итоге на скамье подсудимых оказались 11 человек. Шестерых приговорили к тюрьме. Остальных расстреляли. Среди них были заместитель технического директора завода и заместитель начальника цеха по оборудованию. А Николай Кузнецов за помощь в поимке преступников получил благодарность от начальника милиции заводского района.

ОТКАЗАЛСЯ ПРОДАВАТЬСЯ НЕМЦАМ

В свой свердловский период жизни Николай Кузнецов сочетал учебу в институте, курсы немецкого языка и работу на Уралмашзаводе. В те годы на предприятии трудились немецкие рабочие, устанавливавшие германское оборудование. Будущий герой втайне ото всех сотрудничавший с органами безопасности, много общался с иностранцами. Однако делал он это не только по долгу службы, но и из личного интереса. Кузнецов совершенствовал собственный немецкий язык, которым увлекался уже давно.

- Николай Кузнецов был уникальной личностью. Он нарушил не писанный лингвистический закон, согласно которому человек, начавший изучать иностранный язык в подростковом возрасте, может овладеть им в совершенстве, но избавиться от акцента не способен. А Кузнецов каким-то образом смог избавиться от него, - рассказал «Комсомолке» Юрий Белкин, старший научный сотрудник отдела истории областного краеведческого музея.

Но не только врожденные способности к языкам и личный интерес толкали его к изучению немецкого. Николай Кузнецов предчувствовал, что скоро начнется война и готовился к ней.

«В одном из журналов Николай Иванович показал мне строй военных и среди них Гитлера: - Вот человек, который метит в диктаторы всего мира, - указал в мемуарах Алексей Кылосов, друг Кузнецова. - Это наиболее оголтелый цепной пес империализма. И видно, что Англия, Франция и США хотят натравить этого пса на нашу страну. Я думаю, что Гитлер, если не укротить его аппетит, может натворить много бед. Надо быть готовым ко всему».

Чтобы подготовиться, Николай Кузнецов заучивал в день по триста немецких слов и всячески старался улучить момент, чтобы пообщаться с немецкими коллегами на заводе.

«Когда я впервые в обществе немцев и американцев попробовал заговорить на отвлеченные темы, они холодно приняли меня, - вспоминал Николай Кузнецов при разговоре с братом Виктором. - Высокомерных иностранных спецов шокировал, в первую очередь, мой «славянский костюм», слишком провинциальный для изощренных в модах европейцев. И я решил доказать всем этим чванливым Мунгам, Миттам, Постам, Бухерам, что могу выучить и в совершенстве овладеть не только их родным языком, но и показать, что я лучше их знаю историю и культуру немецкого народа».

Чтобы сойти «за своего», Кузнецов стал одеваться «под немца»: надевал серый плащ, шляпу, брюки-бриджи, ботинки и гетры. В конце концов, иностранцы снизошли до него и даже попробовали переманить на сторону Германии. Весной 1936 года, уезжая на родину, они попросили Кузнецова показать им напоследок местные достопримечательности. У столба, разделявшего Европу и Азию, было решено устроить привал. Этот момент описала в своих воспоминаниях Лидия Брюханова:

«Засели прочно и надолго - с пивом, «шнапсом» и другими горячительными напитками. Когда все захмелели, один из инженеров подсел к Николаю Ивановичу и, перемежая немецкую речь с фразами на русском языке, заговорил: «И все же, герр Кузнецов. Русские есть большие мечтатели. Они думают сделать за один-другой десяток лет то, на что у цивилизованных наций ушло не одно столетие». И, показывая на столб границы частей света, ехидно заметил: - Там Азия, здесь Азия. Вы лично не думаль, к какой берег лучше прибивайт. Вы умный человек, мы могли бы с большой обоюдной пользой сотрудничать». Николай тогда ответил ему: «Вы, герр Мунг, забыли то, о чем немцам наказывал помнить железный канцлер Бисмарк: «Русские медленно запрягают, зато быстро ездят. А насчет «берега» запомните: советские патриоты не продаются. Говорю я по-немецки, а мыслю чисто по-русски».

В 1938 году Николай Кузнецов уехал в Москву. В годы Великой Отечественной войны он занимался разведывательно-диверсионной работой в тылу врага. Кузнецов лично устранил 11 генералов и высокопоставленных чиновников нацисткой Германии. Именно благодаря Николаю Кузнецову стало известно о том, что на Тегеранской конференции 1943 года фашисты попробуют убить Сталина, Рузвельта и Черчилля. Погиб Николай Кузнецов 9 марта 1944 года, когда приближаясь вместе с группой к линии фронта, столкнулся с бандеровцами. Во время боя он подорвал себя и врагов гранатой…

Досье «КП»

Ф.И.О. Николай Иванович Кузнецов

Родился 14 июля 1911 года в деревне Зырянка Талицкого городского округа Свердловской области в крестьянской семье.

Образование: В 1926 году окончил школу и поступил в Тюменский сельскохозяйственный техникум на агрономическое отделение. Спустя год из-за смерти отца вернулся домой и поступил в Талицкий лесной техникум. В 1929-м отчислен из техникума по обвинению в «белогвардейско-кулацком происхождении».

Карьера: В 1931 году приезжает в Пермский край и устраивается на работу помощником таксатора по устройству лесов. В 1934 году работает статистиком в тресте «Свердлес», затем чертежником на Верх-Исетском заводе. В 1935-м устраивается расцеховщиком конструкторского бюро на Уралмашзавод. 1938 год - на территории Коми АССР работает в аппарате наркома НКВД. В этом же году получает паспорт на имя немца Рудольфа Вильгельмовича Шмидта и выполняет в Москве спецзадание по вербовке иностранных дипломатов. В 1942-м зачислен в 4-е управление НКВД, занимавшееся разведывательно-диверсионной работой за линией фронта в тылу немецкой армии. Работает под именем немецкого офицера, лейтенанта Пауля Вильгельма Зиберта.

Дата и место смерти: 9 марта 1944 года после проведения ряда успешных операций, приближаясь к линии фронта, группа Николай Кузнецова принимает бой с бандеровцами, в котором он погибает.