Александр Цыпкин: Наш менталитет заставляет нас идти где-то посередине, между большими успехами и тотальным бездельем

Писатель делится своими впечатлениями от прошедшей недели

- Ну что, наступил новый, 2021 год. Все, конечно, рассчитывали, что сразу же счастье придет вместе с боем курантов, но ничего, кроме календаря, не свидетельствует о каких-то больших переменах, поэтому и не стоит отменять «Хроники Цыпкина» на Радио «Комсомольская правда».

Так, сегодня у нас 11 января. Друзья мои, важное сообщение. Сегодня у меня было видение. Господь разговаривал со мной и просил передать, что именно с этого дня можно перестать поздравлять всех с прошедшими праздниками при звонке. А самое главное, те, кто отправлял вас с таким значимым и всем понятным «ну, давай уже после праздников», те ждут, когда вы напомните о своем существовании. Официально разрешено сверлить им голову всеми необходимыми предметами, потому что всё, праздники кончились, магия рассеялась.

Я как раз хотел об этом и поговорить. Мы часто переживаем, что живем не так, как шведы или немцы, и уж точно постоянно говорим: вот, китайцы смогли вырваться, а мы нет за эти же годы. Почему так? Да вот именно, друзья, поэтому, именно по этой самой банальной причине. Потому что после праздников. Вы себе представляете что-нибудь похожее в Америке, где-нибудь начиная с 25 декабря, чтобы американец тебе сказал: давай после 11-го? То есть это, по сути дела, 2,5 недели, просто выпадающие из жизни. И все это понимают. То есть 5 дней до Нового года уже как-то все криво, непонятно, и только если поздравлять друг друга, и еще 11 дней после. И ведь это не единственные праздники. Потом у нас начинается вот это: давай уже после майских, - где-то начиная с 15-20 апреля. Потом какой-то промежуток времени рабочий, а потом майские плавно перетекают… Говорят: слушай, давай уже после летних отпусков. И это где-то в голове у человека месяца два – июль-август. Потом какой-то короткий промежуток времени опять мы работаем – сентябрь-октябрь, в ноябре обязательно какие-то каникулы есть.

Если так посмотреть, то реальных нерабочих, по сути дела, дней (плюс отпуск) у нас набегает достаточно много, раза в 3-4 больше, чем в той же самой Америке, если по-честному посчитать. Ну, не наше это – так усердно, кропотливо трудиться. Это не значит, что мы плохие, просто мы другие. Соответственно, и живем таким образом, не все так быстро развивается, не все четко работает. Ну, тогда и после праздников не будет. А зачем все четко работающее, если праздников нет? Это же совсем скучно.

Соответственно, менталитет наш заставляет нас идти где-то посередине, между большими успехами и тотальным бездельем. И в зависимости от режима мы то больше работаем, то меньше работаем, какой-то правитель нас заставляет взять себя в руки, какой-то – нет, но это новогоднее все равно. Хотя, надо отметить, эти практически двухнедельные каникулы – это приобретение, насколько я понимаю, постсоветского периода, не хочется его отдавать.

Друзья мои, не думаю, что это когда-то изменится, поэтому каждый раз, жалуясь на то, что в России что-то идет не так, вспоминайте тот прекрасный вечер какого-нибудь 25-26 декабря, когда вы говорите всем остальным: «Ну, давай после праздников». Понятно, что есть, разумеется, спецслужбы (я не имею в виду разведку, а специальные службы, которые работают круглосуточно – врачи, пожарные, полиция и т.д.). Понятно, что не все так себя ведут, но, в общем и целом, конечно, не наше это – много работать. Иногда и хорошо – наше, креативно – наше, а много и усердно – не совсем. Поэтому мы так и живем. Потому давайте примем себя такими, какие мы есть.

- 12 января.

Ну, понятно, о чем говорить. Травля гражданина Трампа. Не являясь большим поклонником вышеуказанного политического деятеля, у меня иногда вызывает изумление то, что он говорит, и не то, чтобы я много знал о нем, тем не менее, мне со стороны, с российского дивана кажется неким ущемлением демократических прав и свобод то, что единым фронтом социальные сети (по сути дела, частные компании) выгнали Трампа, заблокировали его аккаунты, лишили его определенного канала общения со своими сторонниками либо со всей страной. То есть, согласитесь, звучит несколько странно. Президент Америки, достаточно вменяемый и адекватный, чтобы иметь ядерные чемоданчики, но не считается таковым, а считается опасным, по мнению владельцев социальных сетей.

Тут очень много тем для дискуссий. И имеют ли право частные компании так поступать? И где заканчиваются частные компании и начинается монополия? И где начинается социальная ответственность этих компаний, если они действительно считают, что Трамп призывает к бунту, к революции? Интересно, почему в нашей стране те, кто активно выступает за свободу социальной сети и защищает тех, кто был осужден по статьям за призывы к нарушению конституционного строя в социальных сетях, иногда эти же самые люди радуются тому, что выкинули Трампа из социальных сетей? То есть налицо некие двойные стандарты, хотя это всё звенья одной цепи, которой скованы люди уже по всему миру.

Требуется ли какое-то государственное вмешательство в работу монополий, таких как Фейсбук, Инстаграм и Твиттер? Что делать бедному Трампу? Это очень непростые вопросы. Прямо на наших глазах происходит вот эта трансформация из системы, в которой все решало государство, в систему, в которой государство и частные корпорации в ряде случаев на одном уровне принятия решений, как показала практика сейчас. Сложно себе представить, чтобы, допустим, 30 лет назад президент США не мог повлиять на то, чтобы какая-то частная компания приняла решение не работать с ним или