2018-12-07T14:01:19+03:00
1

Дмитрий Медведев рассказал о плане снижения бедности на 200%

Подводим промежуточные итоги недели с Никитой КричевскимПодводим промежуточные итоги недели с Никитой Кричевским

А можно ли достичь такого результата и какой ценой, рассказывает известный экономист Никита Кричевский в эфире программы «Неделя в цифрах» на Радио «Комсомольская правда»

Дмитрий Медведев рассказал о плане снижения бедности на 200%

00:00
00:00

Н. Кричевский:

- Эфир «Неделя в цифрах». За основу я взял общение с журналистами премьера Дмитрия Медведева. Это отправная точка для более серьезного разговора. Я вспомнил Даниила Гранина, великого русского писателя, одного из авторов «Блокадной книги». Вторым автором был Алесь Адамович. Он как-то рассказывал о том, что, готовясь к второй части «Блокадной книги», он напросился на встречу с председателем Совета Министров СССР Алексеем Николаевичем Косыгиным. Это было на стыке 70-80-х годов, за несколько месяцев до смерти Алексея Косыгина. Он коренной ленинградец. Это человек, который был главным организатором и Дороги жизни, и эвакуации из Ленинграда, и тылового обеспечения обороны, в последующем и наступления советских войск под Питером. Они долго говорили. Косыгин принял Гранина после долгих согласований. И под конец Гранин говорит: первую часть книги вроде бы издали, но с огромным количеством купюр. Не совсем понимали власти предержащие, зачем нужно говорить о страданиях, зачем нужно увековечить не самую цельную и интересную память о том, как жили простые люди в те годы. Во второй части, возможно, мы поставим ваше интервью. Не могли бы вы помочь издать вторую часть? Косыгин отрицательно покачал головой. Просквозил холодок в его взгляде. И на этом расстались.

И уже потом человек, который организовывал эту встречу, сопровождал Гранина, объяснил, почему Косыгин отказался. В то время вышла первая книга Леонида Ильича Брежнева «Малая земля». Готовилась к изданию книга «Возрождение». И третья часть – «Целина», она вышла уже после смерти Косыгина. Разговор был очень простой. Товарищ боялся, что это будет противопоставление вдруг ни с того, ни с сего возникшей темы обороны и наступления под Ленинградом, 900-дневной блокады, с тем, что одним из творцов, если не главным творцом победы был у нас не Леонид Ильич Брежнев с его «Малой землей», где проходил основной фронт, как в те годы выяснялось, а как раз Ленинград. Это была очень большая проблема. Потому что никто не хотел этой скрытой фронды, которая в принципе могла и не возникнуть. Но не дай бог кто-то что-то донесет, какие-то кривотолки, пересуды. Лучше этого не делать.

Это я к тому, что, если Дмитрий Медведев о чем-то говорит сегодня в формате мини-пресс-конференции, либо же выступая на каких-то других публичных площадках, это отнюдь не значит, что он действительно говорит все, что он хочет сказать, и все, что он думает. С другой стороны, есть очередные очевидные пробелы в экономической подготовке Дмитрия Анатольевича. И он наверняка это знает. Один из этих пробелов – сегодня он говорил о том, что перед нами стоит цель в два раза снизить число бедных. Это конкретные люди и семьи. В основном от низких доходов страдают большие семьи. Власть будет концентрировать усилия на этом направлении. Это один из пунктов майского указа президента. Очередная цель, которая то ли будет достигнута, то ли не будет достигнута. Скорее всего, она не будет достигнута. Но мы верим в то, что в этот раз непременно все получится.

А дальше произошло необъяснимое. Для того, чтобы достигнуть планки в 200 % понижения цифр по бедности, нужно реализовать целый план. «В настоящий момент этот план моими коллегами готовится». Каким образом цель в два раза снизить число бедных, для того, чтобы достигнуть планки в 200 % понижения этих цифр, я не знаю. Попробуйте отнять от любой цифры 200 % - вы получите отрицательную величину. Минус 100 % - это 0. 99 % - вы понимаете, это 1 %. От 22 млн. минус 200 % - это те самые 22 млн., только в отрицательную сторону. Понятно, что это абсурд. Но Медведев это говорит. Это стало мемом. Это была случайная оговорка, мол, что вы придираетесь к словам Медведева.

На самом деле это не случайная оговорка. Возможно, никто и не вспомнит. В январе 2016 года Медведев выступал на Гайдаровском форуме. Хорошее выступление, дежурное, правильное, идеологически выверенное. «Нынешнее падение котировок нередко сравнивают с кризисом 1998 года. Тогда цены на нефть упали примерно в 2,5 раза за два года. Промышленность рухнула на 40 %». Нормально, все идет по плану. «Сейчас цены падали и сильнее, и быстрее». Это через год после драматического падения нефтяных котировок второй половины 2014-го. «Против максимума, который был несколько лет назад, почти на 600 %». В шесть раз и на 600 % - человек просто систематически путает. Это не говорит о его компетенциях, это говорит о том, что у тех, кто его готовит к выступлению, есть некие пробелы в методологии, в элементарной математике. Это весьма серьезно смазывает то, что человек говорит.

Был очень интересный момент, связанный с тем, как Дмитрий Анатольевич понимает успехи российского экономического развития. «За 10 месяцев экономика России показала рост на 1,7 %. К 2020 году будем стремиться выйти на темпы в 2 %, к 2023 году – на 3 %. Нам же надо выйти на темпы роста выше среднемировых». К основным достижениям этого года Медведев отнес профицитный бюджет. Впервые за последние несколько лет доходы превысили расходы, поскольку цена на нефть заложена в бюджете в размере 40 долларов за баррель. Медведев говорит о том, что мы не собираемся на этом останавливаться. Выросли реальные доходы, выросла реальная зарплата. В 2018 году реальные доходы населения вырастут на 1,6 %, реальная зарплата – на 7,6 %.

Если уж и говорить о том, за счет чего можно достичь поставленных целей, то нужно обращаться к воплощению справедливости. Это то, ради чего для чего работает правительство во всех развитых и развивающихся странах-лидерах. Справедливость, как сказал премьер Медведев, востребована на всех политических уровнях. Но это не значит, что она будет реализована. Справедливость, по мнению нашей бюрократии, это исключительно рост реальных зарплат и реальных пенсий – и не более чем. А справедливость – это равенство прав, свобод и возможностей для развития человека. Если молодой человек из Архангельска хочет поступить в московский вуз, он должен иметь для этого все условия. Он должен получить бесплатное место в общежитии. Нужно идти по пути развития бесплатного высшего образования.

Дальше – здравоохранение, которое мы привычно шпыняем, говоря, что качество здравоохранения год от года ухудшается. Здравоохранение в плане доступности медицинских услуг, а не в плане развития частных медицинских клиник. Этот довесок должен идти через добровольное медицинское страхование, а не выступать заменителем бесплатного здравоохранения, государственного.

Второй момент. Распределение, перераспределение доходов и богатства с целью уменьшения социально-экономического неравенства. Это тот самый прогрессивный подоходный налог. Когда наиболее богатые перераспределяют значительную часть своих доходов в пользу людей, которые выполняют социально значимые функции. Чтобы поднимать зарплату, нужно иметь ресурсы. А где их взять? Так у богатых. Это будет справедливо. Все обсуждают огромные доходы, но никто не говорит о том, какой налог эти люди платят. А налог все платят одинаково. Это справедливо? Мне кажется, не очень. И все разговоры о том, что плоская шкала подоходного налога вывела из тени доходы, доходы теперь растут, - лукавство. Поступления в бюджет от НДФЛ росли пропорционально росту фонда заработной платы.

В последние годы поступления от подоходного налога существенно снизились. Они снизятся и в следующем году. Потому что приняли тот самый закон о самозанятых. Приняли другие законодательные акты. О том, что со следующего года нерезиденты, но граждане России не будут платить НДФЛ при продаже своей недвижимости. А это 30 %. А ведь эти деньги идут в региональные бюджеты. А они дефицитные. Но мы считаем, что нерезиденты, то есть те, кто большую часть года живет вне пределов России, могут быть освобождены и приравнены к простым смертным, то есть к нам с вами.

Третья часть определения справедливости в социально-экономическом преломлении – это всемерное обеспечение функционирования социального взаимодействия между людьми. Это всемерная помощь и поддержка, например, при организации своего дела. Я не говорю о волонтерах, которым уделяется огромное внимание – спасибо президенту и администрации президента. Но это некоммерческое взаимодействие. А что касается коммерческого? Что касается тех моментов, которые до сих пор не устранены? В первую очередь административные поборы, административный гнет.

По поводу сельского хозяйства. Раньше, говорит премьер, сельское хозяйство называли черной дырой. Сейчас оно кормит всю нашу страну. Мы поставляем зерно на мировые рынки. Нам небом предназначено кормить всю планету. Поэтично. А вот «Ведомости»: «Вице-премьер Алексей Гордеев даст указание руководителям профильных министерств и ведомств, а также региональным представителям о необходимости своевременного формирования запасов зерна с целью сохранения оптимальных цен на социально значимые продукты питания». По данным Росстата, к 26 ноября хлеб и хлебобулочные изделия из муки первого-второго сорта подорожали по стране на 4,6 %, тогда как инфляция 3,4 %. В это же время мы не устанавливаем никаких заградительных пошлин, условий для беспрепятственного экспорта зерна за рубеж. Мы не проводим проверок состояния элеваторов, не говорим о том, что огромные хищения. Мы не вспоминаем о том, что значительная часть зерна поступает за границу не для того, чтобы быть проданной на внешних рынках, а чтобы там переработаться в те же макарошки и приехать обратно под видом уже иностранной продукции. Фактически из нашего же зерна.

Поговорим о сырьевой зависимости нашей страны. Дмитрий Анатольевич в 2016 году говорил о том, что «кризис постепенно излечил нас от привычки полагаться в основном на доходы углеводородов. Ведь максимальная свобода от сырьевой ренты – это еще и вопрос геополитической независимости страны. Поэтому мы должны работать на то, чтобы предложение мировому рынку было более интересным и конкурентоспособным, чем сырье». Я не к тому, что Медведев из года в год произносит одно и то же. Я о том, что гораздо важнее знать, а еще более важно – понимать, откуда у нашей страны возникла и за счет чего начала развиваться вот эта несчастная сырьевая зависимость, за счет которой мы живем. У нас же все новостные выпуски в части экономики посвящены в заключительных аккордах и курсу национальной валюты, и цене за баррель нефти. А какое внимание мы уделяем ОПЕК! А как проигнорировал рынок решение ОПЕК о сокращении добычи нефти? Это очень важно, надо обсудить. Но это позорно – такой великой стране заниматься тем, чтобы обсуждать, что там решили нефтяные шейхи и приглашенный поучаствовать министр Новак.

Начало было положено не в 80-е годы и даже не в 70-е годы. Начало было положено в 1961 году Никитой Сергеевичем Хрущевым. В конце 50-х одной из самых серьезных проблем советской экономики стала угроза дефицита торгового баланса. Мы вторую половину 50-х в валюте тратили больше, чем получали. Следовательно, над советской экономикой навис дамоклов меч неминуемых внешних заимствований. С середины 50-х годов сальдо внешней торговли Союза балансировало плюс-минус о. В 1955 году сальдо было положительным, в 1956-м – отрицательным. Точно такая же история была в 1957 и 1958 годах. В 1959 экспорт превысил импорт на 331 млн. рублей, в 1960-м вновь ушел в минус. Нужно было что-то делать. Потому что, если торговый баланс у оплота мира и социализма вдруг становился устойчиво отрицательным, значит, нужно было занимать.

Возникает подобного рода дисбаланс. Страны, которые имеют не свободно конвертируемую валюту, прибегают к девальвации. К понижению курса относительно валют других стран. При этом очень важно, что всю вторую половину 50-х годов устойчиво рост импорт товаров народного потребления. Благосостояние советских людей росло. А мы развивали производство создания средств производства. А производство средств потребления – это нечто такое, что мы сейчас создадим машиностроительные и прочие заводы, построим электростанции, а после этого возьмемся за производство стульев, столов, шапок, валенок, сапог, пальто и прочего. И тогда заживем. Но 15 лет после окончания войны – ничего не получалось.

Уже тогда проявились моменты, связанные со статистическими манипуляциями. В 1958 году импорт в СССР промышленного оборудования, технологий составил 24,5 % импорта от общего импорта. А вот импорт товаров народного потребления – почти 24 %. Фактически они сравнялись. В последующих сборниках это было подкорректировано. В 1960 году было решено провести девальвацию национальной валюты, чтобы уменьшить давление потребительского импорта на советский бюджет, увеличить возможности для экспорта товаров, произведенных в Советском Союзе. Экспортировать у нас было особо нечего. Разговор зашел о нефти. А в дальнейшем – о газе в 70-х годах. Нефть тогда – стабильно 2 доллара за баррель. Нужно было больше бензина, мазута, керосина. Нефть не являлась каким бы то ни было индикатором развития мировой экономики. Курс, который был определен еще при Сталине, составлял 4 рубля за 1 доллар. При этом себестоимость добычи и транспортировки барреля нефти составляла 10 рублей. При экспорте за 2 доллара вы получали в рублях 8 рублей. Овчинка выделки не стоила. Но небольшая девальвация, если бы это было не 4 рубля, а 5 рублей, привела бы к тому, что все было бы хорошо.

Хрущев провел девальвацию на 77,5 % сразу. Это один из крупнейших в мировой истории примеров подобного рода девальвации. При Канкрине, министре финансов в первой половине девятнадцатого века, рубль обесценился на 71 %. При Рузвельте в 1933 году – на 41 %. И при Хрущеве – 77,5 %. Экспорт нефти тут же стал выгоден. Ее начали экспортировать. Сильно спрос не вырос, цена оставалась стабильной, но брали демпингом. Выживали с рынков британцев, норвежцев и представителей ближневосточных стран. Но параллельно была произведена деноминация и обмен денег. То, что раньше стоило 10 рублей, теперь стоило 1 рубль. Девальвация составила 2,25 раза, а курс изменился 1 к 10. Почему? Спросить не у кого. Основные акторы, которых можно было бы спросить, давно ушли от нас. По одной из версии, просили очень сильно не педалировать вопрос с девальвацией советского рубля представители стран социалистического лагеря. Представители социалистической Германии неоднократно говорили о том, что если девальвировать рубль 1 к 10, неминуемо девальвируется 1 к 10 немецкая марка. А это в условиях активного противостояния с ФРГ и Западным Берлином было убийственным для всей социалистической идеи на немецкой земле. Поэтому решили, что здесь мы сделаем 2,25, а там сделаем 1 к 10.

Я придерживаюсь версии о личной ненависти Хрущева к Сталину. Предыдущий обмен денег произошел в 1947 году. За это время ни каких-то теневых капиталов, ни фальшивомонетничества, ни прочих вещей, вследствие которых проводится девальвация, не происходило. Разговор был о том, что мало того, чтобы развенчать культ личности, нужно было еще и стереть любые упоминания о Сталине из советской жизни. Одним из таких моментов был советский бумажный рубль. Это было успешно сделано. И с тех пор, когда экспортировать нефть стало выгодно, и началась наша сырьевая история. Она бы так и шла, если бы не 1973 год, когда ближневосточные страны для того, чтобы поддержать Египет в конфликте с Израилем, не объявили эмбарго на поставки нефти в Западную Европу, Японию и Северную Америку. В 1980 году был пик нефтяного кризиса. Если бы не это, советский эксперимент бы закончился существенно раньше.

97 долларов за баррель в пересчете на доллары 2008 года стоила нефть в 1980 году. За годы нефтяного безумия 70-х и первой половины 80-х мы построили БАМ. Я уж не говорю о многочисленных предприятиях, не говоря о том, что мы как-то прибарахлились. 1985 год –падение началось после достижения закулисной договоренности с США и Саудовской Аравией, но не против Советского Союза. У них мысли не было о том, чтобы подломить могущество СССР. А против Ирана. Иран с 1979 года только и занимался тем, что грозил всему миру, в первую очередь США, террористическим возмездием. А Саудовская Аравия была голой. Мы вам оборонный зонтик, вы – четырехкратное увеличение нефтедобычи. Такой был смысл. Все это сыграло. Но никто не мог представить, что проблемы в Советском Союзе начнут через три года.

Владимир, Московская область:

- Я против повышения НДС. Можно сделать намного проще. Иностранцы, работающие у нас, сделать им поменьше патент на работу. Но чтобы у каждого была карта налогоплательщика. И контролировать оплату. Органам МВД платить зарплату с налогоплательщиков. Они будут заинтересованы рассматривать, кто работает у нас, кто не работает. И люди будут выходить из частного сектора.

Н. Кричевский:

- Я советую оформлять ваше предложение в письменном виде и отправлять в Москву. в правительство России. В общем и целом я с вами согласен. Но есть нюансы.

Александр, Саратов:

- Что мешало Путину не позднее 2004 года повернуться от экономики газо- и нефтесосущей к экономике производящей?

Н. Кричевский:

- Я не могу ответить за президента. Это серьезная тема. С какой страной столкнулся Путин в 2000 году? На каком-то этапе нужно было перейти с одних рельс на другие. Но это институты. Это менталитет. А это в первую очередь солидарность, самодостаточность, справедливость. Без этой триединой цели у нас ничего не получится. А если мы возьмем курс и будем что-то делать, тогда и результаты пойдут. И будем думать, куда вкладывать деньги, как наказывать виновных. По каким направлениям осуществлять прорыв в международную экономику.

1

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 (343) 385-0-923+7 953 385-0-923
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ