2018-11-21T17:22:27+03:00
49

Владимир Сунгоркин: Единственный способ решить судьбу Курил по-хорошему - провести референдум

Обсуждаем с главным редактором "Комсомольской правды" Владимиром Сунгоркиным, почему очень опасно трогать вопрос курильских острововОбсуждаем с главным редактором "Комсомольской правды" Владимиром Сунгоркиным, почему очень опасно трогать вопрос курильских островов

Говорим в прямом эфире Радио КП с главным редактором «Комсомольской правды» о том, почему вопрос с курильскими островами лучше не расчесывать и зачем следом за введением налога на самозанятых предлагать поднимать акцизы на колбасу и сосиски

Владимир Сунгоркин: Единственный способ решить судьбу Курил по-хорошему - провести референдум

00:00
00:00

Яковлев:

- Здравствуйте! В этой студии главный редактор Издательского Дома «Комсомольская правда» Владимир Николаевич Сунгоркин.

Сунгоркин:

- Здравствуйте!

Владимир Сунгоркин. "Что будет". 20.11.2018.Обсуждаем главные события и строим прогнозы на будущее вместе с главным редактором "Комсомольской правды" Владимиром Сунгоркиным. Ведущий Александр Яковлев.

Яковлев:

- Хочется начать с темы выборов в Приморье. И новость сегодняшнего дня – последних часов – избирком Приморья объявил о нехватке подписей для регистрации кандидатов в губернаторы Андрея Ищенко. Как вы оцениваете то, что происходило? И что будет с выборами?

Сунгоркин:

- К счастью, избирком заявил это, но не снял еще Ищенко с выборов. Избирком сказал, что решение он примет в субботу. Почему это важно? Вот сидят два журналиста, вернее, журналист и главный редактор в Москве, в девяти тысячах километров от Владивостока. И обсуждаем, что там с малознакомым нам Ищенко. Но это очень знаковые выборы. Напомню вкратце всю историю этого забега во власть. Там был первый тур, потом второй. И по итогам второго побеждал Ищенко. Потом его в последние минуты волшебным образом обогнал ставленник партии власти. После чего Центральный избирком думал и пришел к мудрому выводу, что надо выборы отменить и начать все с чистого листа.

Хорошо. Бывает и так. Приморцы охнули, удивились. Ничего, всякое бывает. Может быть. И назначили новые выборы. На них приехал тоже дальневосточный человек по фамилии Кожемяка, который был губернатором трех субъектов, абсолютный чемпион. И он говорит, что вот я хочу в Приморье. И я его понимаю. Я сам хочу в Приморье, потому что я там провел лучшие годы жизни. Прекрасный край.

Казалось бы, все понятно. И выборы назначили на 16 декабря. Впору нам сейчас принимать ставки наших слушателей. Я сейчас бы в эту минуту не стал бы ставить ни на Кожемяку, ни на Ищенко. Еще неизвестно, снимут Ищенко с выборов или нет. Я думаю, если Ищенко снимут с выборов, это будет очередной… Думаю, там много неправильно делается нашими политтехнологами. Если Ищенко снимут с выборов, это будет очередной раздражитель для населения. И я, как коренной дальневосточник, считаю, что там много ошибок совершается. Надо было не воевать с Ищенко, надо было всячески его уважать, лелеять и обнимать властям. И тогда народ бы успокоился. Записал бы Ищенко во «все они там одинаковые». И, скорее всего, выбрали бы Кожемяку, потому что у него опыт несопоставимый. Он нормальный управленец. На Сахалине точно стало лучше жить в правление Кожемякой.

Но происходит то, что происходит. И мы с вами в субботу узнаем, совершена ли очередная глупость, отставлен ли Ищенко. За этим надо следить. Я всех призываю с большим интересом смотреть, потому что выборы в Приморье – это некое политическое шоу. И некий поворотный пункт, по которому потом уже, когда народ проголосует, можно будет очень хорошо нам с вами с умным видом порассуждать. Почему народ сделал такой выбор? Я не знаю, какой он сделает. И как все это было. Но у меня большое подозрение, мы же тут играем в игру прогнозирования, мне кажется, что очень большая вероятность, что будет второй тур, судя по тому, как развиваются события.

Очень интересно. Когда мы цифры получим, мы будем их толковать. Там есть много сценариев. И сейчас очень сложно угадать, потому что народ, возможно, просто не пойдет на выборы. Возможно, народ проголосует за Кожемяку, потому что если убрать истерику и всю такую паранойю, что нас вот обидели, а мы против власти, а мы за, если прагматично рассуждать, то Кожемяка нормальный и хороший вариант для Приморья.

Удастся ли ему убедить народ? Черт его знает. Что в народе взыграет? Прагматика или лучше пусть корова сдохнет, но вот это вот ложное понимаемое чувство справедливости. Там немного осталось, меньше месяца.

Такая история с Ищенко. «А почему Ищенко как самовыдвиженец пошел второй раз?». Это спрашивает наш слушатель. Мне всегда как-то интересно дискутировать со слушателями. Как почему? А что ему было делать? Не пойти? Он искренне считает, кстати, и компартия, что в своей резолюции КПРФ сказали, что он выиграл в первом шоу этом. В первой выборной кампании. Что ему надо было делать? Сидеть на печи? Говорить, а я выиграл. Или пойти второй раз? Думаю, что правильно пойти второй раз.

Яковлев:

- Вы сказали, что поворотный момент. Еще и во взаимоотношениях власти федеральной и людьми в регионах?

Сунгоркин:

- Там все смешалось как у классика в доме Болконских. Сегодня, если посмотреть заявления Кожемяко, он по количеству заявлений уже не поймешь, кто там кремлевский. Он постоянно подвергает жесточайшей критике мероприятия федеральной власти. ГЛОНАССы в машинах отменили. Федеральная власть идет ему навстречу. Он очень радикален. И что будет после выборов, непонятно.

Я с интересом читаю: «При Ищенке корова не сдохнет, а будет доенной». Слушайте, черт его знает. Посмотрим. «Он не может пойти второй раз от коммунистов, потому что коммунисты сказали…». Они хитрейшую резолюцию придумали, что нечего ему ходить, его и так выбрали. Выбрали, но он же не может стать губернатором. Его туда никуда не пустят.

Надо посмотреть и, главное, проанализировать. Как будут люди голосовать? Это очень интересно.

Яковлев:

- Еще одна тема, которая обсуждается последнюю неделю – это будущее Курильских островов. Что будет с Курилами? Отдаст ли Путин один остров?

Сунгоркин:

- Про Курилы дискуссия идет лет так пятьдесят. Больше. Шестьдесят лет. Дискуссия идет с 56-го года – это уже 62 года. В чем сейчас обострение дискуссии? Путин был в Сингапуре. И встретился с премьером Японии Синдзо Абэ. И они там сказали, что мы переговариваемся, у нас там есть какие-то выходы. Песков сказал такую речь: он не хотел бы разглашать детали личных договоренностей двух лидеров. И понеслось! Потому что считалось, что нечего там разглашать особо. И нечего таить. Острова наши и точка.

И тут вдруг из этого ящика вылезла вот эта информация. Есть какие-то личные договоренности.

Яковлев:

- Что с островами делать? Можете ли вы себе представить, я обращаюсь к аудитории, что мы почему-то эти Курильские острова, часть гряды отдадим, передадим японцам? За что-то. Или это представить невозможно? Появляются какие-то слухи, утечки, встречи за закрытыми дверями и так далее.

Сунгоркин:

- К тому, что ты сейчас сказал, там есть еще один нюанс. Почему сейчас какое-то оживление? Странное и загадочное. Вдруг японская пресса сказала, что да, мы знаем, что одно из препятствий было такое со стороны русских, что мы острова, допустим, передадим, потому что мы в 56-м году их обещали вам отдать. Я считаю, что сдуру обещали. Вот. Но вы же туда поставите военную базу американскую? Есть американские базы на Окинаве в Японии. В общем, как-то некрасиво получится. А поставить американскую базу прямо так и просится. На Шикотане, например. Это, действительно, остров такой – непотопляемый авианосец, стоит очень хорошо. Закрывает те самые глубокие и не очень замерзающие проливы, которые существует из Охотского моря в океан. Военно-стратегическое значение там очевидно.

И вдруг японская пресса в эти дни говорит, что да, насколько мы узнали (а мы знаем, как эти утечки происходят из императорского дворца или из здания премьер-министра), мы уже готовы, мы – японская сторона – готовы подписать обязательства не размещать никаких военных объектов, тем более, американскую базу на острове Шикотан. Остальные острова не для базы, они маленькие совсем.

На это у меня лично, как у человека, который может быть экспертом, потому что я эти острова знаю и могу их описать в подробностях. А я там был, не раз был, я был на Шикотане раза четыре, я работал в тех местах, а последний раз был там три года назад. Так вот, сегодня японцы могут сказать, что мы не собираемся устанавливать, а завтра меняется власть, правительство как в любой стране. Приходит более агрессивный премьер и говорит, что нет, угроза такая, Россия так себя ведет, давайте поставим базу.

Яковлев:

- Расширение НАТО на восток.

Сунгоркин:

- Один к одному. Расширение НАТО на восток. Спи спокойно, Михаил Сергеевич Горбачев и так далее.

Мой прогноз, что отдача островов в моем представлении о нашей жизни сейчас, она совершенно немыслима на тех традиционных началах, на которых она обсуждалась все эти шестьдесят лет. Она обсуждалась так: японцы говорили, знаете, эти острова не Курилы. Мы говорили, как не Курилы? Курилы. Нет. Они не Курилы. Курилы кончаются вон там, севернее. Вот эти вот Шикотан, Хабомаи, Кунашир и Итуруп – это не Курилы, а так как это не Курилы, то отдайте их нам. Американцы, что интересно, их всегда поддерживали. И даже китайцы поддерживали, когда мы в Мао Цзедуном поссорились. Тут такой географический спор, потому что китайцы тоже влезли и говорят, нет, не Курилы это.

Сейчас американцы и японцы говорят, нет, не Курилы. Хотя если любой наш слушатель сейчас оторвется от приемника и посмотрит в Гугл-map, ну вылитые Курилы. Продолжение упирается в Японию. Я еще член Географического общества и могу вам сказать, что это Курилы. Это непрекращающаяся логичная цепь.

Что же может произойти? Дальше включается моя фантазия. И начинаю думать. Тем не менее, какие-то утечки, заявления японцев. Думаю. У нас же сложная экономическая ситуация, да? А всем хочется из этой ямы вылезать. Черт его знает! А если, допустим, они договорятся, что мы их продадим, как в свое время Аляску, а это я уже фантазирую, за какую-нибудь сумму там несусветную наличными деньгами. Это маловато, потому что наш русский народ скажет, знаем мы, продадите, разворуете. Все эти фамилии нам известны умельцев. И все в Лондоне. Ну, что тоже легко можно прогнозировать. И тогда, а дальше опять моя фантазия, что может быть единственным решением? Японцы предложат нам какую-то сумму. Мы эту сумму огласим стране. Дальше тут же огласим, куда мы ее направим. Условно говоря, на повышение пенсий. На помощь матерям-одиночкам. И все это конкретно и конкретно. А дальше скажем, так, выслушали предложение правительства? Теперича давай проведем референдум. И дальше русский народ скажет свое слово. Годится, проживем, страна большая. Или нет, не годится. Вот единственную щель во всей этой дискуссии я вижу.

Если произойдет старым имперским способом, как, например, было с повышением пенсий, когда выйдет президент и скажет, ну вот, мы с японцами договорились, мир важнее, дружба важнее. И мы им отдадим часть островов. А про часть они перестанут кричать. Как мы с Китаем тихо и бесшумно про спорные земли договорились.

Яковлев:

- В двухтысячные годы.

Сунгоркин:

- Да. Мы договорились о части земель на Амуре. И это никакого шума… Поменялись, подписали бумаги.

Яковлев:

- Определили точную границу.

Сунгоркин:

- Да. И все понятно. Вот если не будет той фантастической истории, которую я сейчас обрисовал с референдумом, с деньгами, с повышением жизненного уровня трудящихся, то это очень рисковое было бы предприятия. Настолько, что вообще. У нас и так сейчас неустойчивая ситуация. А в другой сценарий я не верю.

Я понимаю, что я рассказываю фантастичное. Существует, на самом деле, остров или только в сказках? Да, они обитаемые, эти острова. На Кунашире есть рыбные комбинаты, на Итурупе рыборазводные заводы. Там есть много интересных нюансов, которые, мне кажется, интересны нашим слушателям. И это тема просветительская.

Например, там есть остров Итуруп. Это большой остров. Ехать из конца в конец часов шесть, правда, не скорость курьерского поезда. Он больше двухсот километров длиной.

Яковлев:

- Побольше некоторых государств.

Сунгоркин:

- Да. На всякий случай, да. И вот на этом острове есть вулкан. Этот вулкан извергает из себя очень ценный химический элемент рений. Этот рений в разных целях мы добываем, то есть, не мы, а планета добывает. Это очень дорогая вещь.

Самое большое в мире месторождение рения на этом острове. Его там можно добывать очень легко. Вулкан периодически выплевывает этот рений наружу. А рений – это редкий элемент, который используется как разные добавки в материалы, которые создает наша промышленность. Не наша, а мировая промышленность. Это очень серьезный подарок природы. Его открыли в конце 80-х годов. Это для новой промышленности.

Острова Курильские, их больше сотни. С севера на юг полно. Они все необитаемые, кроме южных. Казалось бы, отдадим четыре и черт с ними. Сотни еще останется. Необитаемые. Живи не хочу! Но есть маленькая проблема. Все острова, которые севернее Итурупа, на которые претендует японцы, причем, нагло претендуют, они не хотят ничего обсуждать. Так вот, они необитаемы не случайно. Потому что там гораздо хуже климат, прямо как отрезало, гораздо хуже условия для жизни. И, самое главное, там нет природных богатств. Если в водах островов, на которые претендуют японцы, там кишмя кишат морепродукты, всякие лобстеры и так далее. Кстати, весь улов иваси дает Шикотан. А дальше там ничего нет. Там мертвая зона. Это очень важно понимать.

Яковлев:

- Сам разговор о возможной передаче Курил Японии вызывает бурю негодования. Валерий из Ессентуков пишет, что если сдадут Курилы, то начнется развал страны. Следом Сахалин, Калининградская область, Северный Кавказ. «Видно, японцы подобрали ключик к нынешней власти. Как в Горбачеву».

Сунгоркин:

- Есть какие-то аналогии, безусловно. И я бы тут не спорил с нашим читателем. Но мой прогноз, что это был бы слишком странный путь, если просто так взять и отдать. Понимаете, когда идет дискуссия и эти карты начинают играть в буквальном смысле, в географические, в том числе, там история такая. Если вспоминать, что пошло, то примерно в одно и то же время на Курилы прибыли два пытливых исследователя. Одни были голландцы, его фамилия была де Фриз, там, кстати, его именем назван мыс, пролив. Он свой крест поставил голландский, сказал, все, земля голландская. И уплыл дальше. Это 644 год. Через два года туда прибыл человек по фамилии Нехорошко Колобов, который тоже поставил свой крест. Это наш уже православный из отряда Пояркова. А, вру. Он не поставил крест. Он остров описал с воды. Сказал, вот острова. Там живут мохнатые люди, как их называли, айны. Они не японцев не знали, не ведали русских, ни голландцев. Жили и жили. И только через много лет туда… Потом Курилороссия была целая там. Был поселок там у нас. Потом японцы, потом мы воевали. В общем, эти острова кусками, оптом и в розницу переходили из рук в руки.

В 45-м году, когда нам всем уже было хорошо, мы повоевали, мы победили, а мы договорились с американцами в Ялте в 43-м, а в 45-м в Потсдаме усугубили. И договорились про очень простую формулу: Сахалин и Курильские острова по итогам войны возвращаются к России. Все! Точка! Дальше возникает неожиданная вещь. Японцы говорят, нет, Курилы мы согласны, но Курилы кончаются вот там, где я сказал.

Слуша йте, это серьезный разговор? И мы не знаю, с какого дуру, это абсурдная история, но тогда был незабвенный Хрущев, который сказал, да, мы готовы пообсуждать. И вообще мы готовы вам вот эту цепочку малых Курильских островов отдать. Но Хрущев так же и Крым отдал у нас легко и весело.

Из-за этой дурости, которую время от времени наши великие руководители совершают, мы имеем эту проблему.

Яковлев:

- Владимир из Красноярска нам дозвонился.

- Здравствуйте! Там был вопрос насчет островов… наш президент говорил о совместном освоении.

Сунгоркин:

- Я считаю, что совместное освоение – это нормальный сценарий. Но дело в том, что японцы себя ведут очень радикально и категорично. Они не рассматривают никаких сценариев, кроме того, что отдайте и распишитесь.

Есть еще сценарий. Давайте два острова отдадим, а два оставим, хотя это неправильный сценарий. Но мы готовы были пообсуждать. Японцы говорят, нет, забираем все. Потом им говорили, давайте подпишем как с Китаем поступили. Подпишем мирный договор, начнем дружить, совместные проекты. И под эту дружбу, глядишь, в пятой серии спокойно договоримся об островах. Давайте хоть как-то начнем сотрудничать. Японцы говорят, нет, сначала острова, сотрудничество потом.

Очень упертая позиция. Мы предлагаем всякие варианты. Нам хочется дружить. И чтобы мы не от одного Китая зависели там. В этом углу планеты. Но японцы ведут себя категорично и никаких вариантов не предлагают.

Яковлев:

- Еще одну тему хочется обсудить. Это колбаса.

Сунгоркин:

- Хорошо. От Курил к колбасе.

Яковлев:

- Народный продукт. Тема интересует всех, ибо некоторое время назад 19 ноября…

Сунгоркин:

- Некоторое время назад – это вчера.

Яковлев:

- Это вчера. Появилась информация, что обсуждается введение акциза на переработанное мясо в рамках программы укрепления общественного здоровья. На колбасу и сосиски. Многие тяжело вздохнули, потому что НДС повысился на 2%, пенсия стала…

Сунгоркин:

- Еще не повысился. После нового года все с удивлением обнаружат рост цен.

Яковлев:

- А тут еще и колбаса. Это вызывает раздражение в обществе.

Сунгоркин:

- Такое ощущение, что какая-то дурь всесветная происходит. На самом деле, народ раздражен. Мы это видим по итогам выборов, чтобы далеко не ходить. Народ перестает доверять власти. В этой ситуации власти надо было бы прижать уши, задуматься, договориться, что давайте, прежде чем рот открываем, чуть-чуть подумаем. Народ злой.

Что мы в это время видим? Заявление вчера не кого-то, не Ваньки какого-то пытливого, а экспертный совет при правительстве России заявил, что они вот тут вносят предложение, что приведет тут же, а умные люди подсчитали, автоматически к тридцати процентному росту цен на все колбасы. Нам только этого не хватает!

Сегодня Минздрав в лице министра открестилась от этого, хотя, говорит, колбасы надо есть поменьше. Хорошо. Передаю мнение министра нашим слушателям: ешьте меньше колбасы. И сосисек.

Будет повышение? Нет, говорят. Не будет. Мы немного отодвинулись, хотя такой подозрительно дружный хор вчера раздался, что да, давно пора нам!.. А дальше нам обещано, что деньги, которые высвободятся, пойдут на стимулирование здоровой пищи. Как это все произойдет в стране, где частные предприятия, вообще непонятно! Это любимое занятие власти – забирать у одних, передавать другим. Это и коррупционная составляющая хорошая.

Яковлев:

- Где-то часть задерживается.

Сунгоркин:

- Конечно. А потом к тебе придут, ты помоги, говорят, мы тут здоровые бобы делаем или здоровый бифштекс из гороха. Ну, дам. Но 30% мне верните. Понятные схемы откатов и так далее. Но все при деле.

Так вот. Ужас в чем? В последние недели у нас очень много самых диких заявлений со стороны тех, кто символизирует власть. Про колбасу. Это очень опасная история. Дальше я тут читаю, у нас в завтрашнем номере сенатор Екатерина Лахова, очень знаменитая, она начала рассуждать, что надо меньше есть. И давайте вспомним людей, которые пережили ужасы и голод, какая у них была потребительская корзина. Люди выживали как могли. И они голодали, пишет Лахова, она говорит, я тоже иногда лечебно голодаю. Это пишет Лахова. Вот люди голодали, которые войну прошли. «При этом какие они разумные, какие головы у них светлые. Может, стресс и лишения тому причиной». Мама моя родная! Вот Лахова могла бы помолчать, вечный наш депутат и сенатор. Может, вообще войну объявить? Друг другу. Оказывается, это полезно было.

Другой депутат недавно заявил о том, что надо стрелять диких животных из Красной книги. Ничего страшного. Надо наладить. И на этом заработаем. Ладно, но периодически у нас оказывается законом, у нас быстро и незаметно прошел закон о самозанятых. Отныне всех поздравляю! Он уже прошел три чтения. И все наши люди, которые безнаказанно сдавали квартиры, чинили друг другу краны, ходили красили стены, подрабатывали нянями, репетиторами, всем им привет от власти. Они со следующего года будут платить 4% со своих доходов. А власть будет их ловить с помощью крепкой нашей налоговой службы. И с помощью банковских переводов. Это все уже становится реальностью.

Вообще, когда это все собираешь в кучку, а в кучку эту я бы еще добавил интересную специфику дня: ВЦИОМ рассказал на днях об ухудшении социального самочувствия россиян. Они сейчас, у них настроения такие же, как были после кризиса 2009 года. И во время «болотных протестов», ни к ночи они будут помянуты. И только четверть населения ожидает улучшения жизненной ситуации своей семьи. Это все к тому, что в этой ситуации, когда много плохих новостей, надо бы серьезно относиться ко всяким новациям типа колбасы.

Яковлев:

- И все эти люди скажут, что это вы, журналисты, вырываете из контекста, разжигаете и так далее. Лахова уже это заявила, что ее слова вырваны из контекста.

Сунгоркин:

- Уже заявила? Ну, сейчас посмотрю. Наверное, там был большой контекст. Вот у меня полное ее собрание. Ее сочинения. Контекст большой. Мы его, чтобы нас не обвинили, ставим целиком. Она рассказывает, что она иногда питается целый день гречкой, что питаться на 3500 рублей в месяц трудно. Но, тем не менее, бла-бла-бла, что я и зачитал. Но на то ты и сенатор, чтобы быть осторожнее. А мы же еще помним скандальное заявление чиновников Карелии, Свердловской области. Они каждый день появляются.

Вот больше всего я сейчас читаю, что нам идет через интернет. Народ больше всего оживился на теме колбасы. Традиционное предложение отнять и поделить. Наиболее пассионарные люди у нас предлагают отнять у олигархов, как всегда. Была такая фраза в нашей мировой истории: Карфаген должен быть разрушен. Вот есть целая плеяда наших слушателей, которые при любом случае, как был древнеримский сенатор, который: о чем бы речь ни шла, хоть о колбасе, хоть о рабах, завершал свою речь: а Карфаген должен быть разрушен! А все-таки олигархов надо бы раскулачить!

Что тут есть из более конструктивного… Совершенно правильно пишут, что ни в коем случае нельзя отдавать Курилы. Это общее мнение. Это начало опасных процессов. И острова к нам перешли 73 года назад.

Знаете, там постоянно идет разговор на Курилах, вернее, японцы ведут, что там наши могилы. Японские. Да, есть могила на Сахалине. Дальше они могут сказать, что и на Сахалине наши могилы. Но там и наши, российские могилы. Сахалин брали с боями все-таки. И Сахалин гораздо больше принадлежал России, чем Японии. Он стал японским после войны. Все это очень спорная история. Но при этом наша национальная традиция и японская. Вот мы, если заведем в каком-то интеллигентном доме разговор о Курилах, это хорошо, что тут мы два патриота сели, державника, а вот в какой-нибудь интеллигентной семье, они скажут, знаете, надо бы разобраться. У нас в России, на кухне. Или на какой-то известной радиостанции. Есть 150 аргументов, что Курилы японские. Там на три метра прокопать, там японское.

У меня был знакомый историк. Он услышал, что на три метра прокопать, там японцев можно найти. Он говорит, а вы там дальше копайте. Там много еще кого найдете. Давайте метров на двенадцать прокопаем.

Наш национальный характер такой, что давайте пообсуждаем. А мы с японцами работали в свое время. И я сам видел, мы с японской телекомпанией делали большой проект в начале 90-х годов «Россия меняющаяся». С японцами невозможно обсуждать тему Курил! Они считают, что вот эти четыре больших острова их! И восемь маленьких. Эта часть наша! И точка! А наших посади восемь человек, они будут говорить, а вот Портсмутский договор был, а вот такой там был договор… Патриот скажет, так война же, они нам руки выкрутили! А вот, тем не менее… Есть очень интересная вещь. Очень опасная история. Рядом! История называется: Китай. Все уже забыли благодаря тому, что мы с Китаем в прекрасных отношениях сейчас благодаря той политике, которую ведем. А до 1850 примерно года граница Китая проходила примерно по водоразделу Ледовитого Океана и Тихого. Официальная. Проще говоря, в китайскую территорию до 1850 годов, а это 150 лет назад входил весь Приморский край, весь Хабаровский край, две трети, чтобы быть точным. Практически вся Амурская область, значительная часть Забайкальского края. И значительная часть Бурятии. Они официально были территорией Китая. Мы сейчас про это не помним. Слушайте, а если мы по той же логике, как с Японией, будем идти? Там у нас всего миллиона три живет в сопредельной территории, не больше. А тут у нас миллионов 150. Там несколько провинций, город Харбин и так далее. Представьте. Там 150 миллионов, а здесь 3-4. Завтра, еще на жизни наших детей китайцы могут… У них тоже может все поменяться. И настроение, и так далее. Скажут, слушайте. У нас есть много аргументов и пошло поехало.

Яковлев:

- Прошло два века.

Сунгоркин:

- А тут шестьдесят лет прошло. Они, как ни в чем не бывало, претендуют. А тут 160. Ну и что? Это именно то, что заставляет не рассуждать, может, я бы осмелился предложить версию. Может, прекратить все переговоры? Чего мы их ведем с японцами? Давайте с китайцами переговоры…

Яковлев:

- Вопрос с КенигсбергомКалининградом. Тут же вопрос с Карелией возникнет.

Сунгоркин:

- Да. Кусок Финляндии в районе Выборга. Калининградская волость. И пошло-поехало. Все кому не лень могут оживиться. Лучше не расчесывать. Знание это большое. И оно порождает печаль по этой теме.

Яковлев:

- Вадим из Самары, здравствуйте!

- Здравствуйте! У меня, Владимир Николаевич, будет к вам две личные просьбы. Не могли бы вы почаще выступать, потому что ваши выступления очень интересные. И нельзя ли с вами переговорить вне эфира? У меня есть одна идейка, которая, возможно, вас заинтересует.

Сунгоркин:

- Давайте попробуем. Мне ваш телефон могут дать. Свяжемся.

- А теперь по теме. Выборы. Дело в том, что у меня ощущение, что «Единая Россия» все больше воспринимается как нечто инородное. Даже в некоторых случаях я бы сказал антинародное. Безоговорочное поддерживание всех тех вещей, которые в народе вызывают очень большую дискуссию, оно резко подорвало доверие к этой партии.

По Курилам. Я лично считаю, что надо категорически прекратить любые переговоры с японцами, потому что они без всяких переговоров к нам прибегут, если им будет выгодно. А не будет выгодно, они даже при отдаче Курил к нам не прибегут.

Яковлев:

- Спасибо.

Сунгоркин:

- Тут наш слушатель написал: «Слушайте, у нас вся Европа в русских могилах. И что?».

Яковлев:

- Общее ощущение от того, что происходит – тревожность в обществе повышенная.

Сунгоркин:

- Да. И это считает ВЦИОМ, Левада-Центр. Они постоянно сообщают нам об ухудшении настроений, веры в светлое будущее населения. Правда, там все не так просто. Толмачи наши тут же говорят, что если, например, сравните с теми же вопросами по Франции, то французское население еще более нынче впало в минор. И у нас 48 верит в завтрашний день, а там 16. Надо это просто иметь в виду. Знаете, чем больше образованность, как говорят, большое знание порождает печаль.

Яковлев:

- Спасибо за этот разговор!

49

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 (343) 385-0-923+7 953 385-0-923
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ