2018-07-20T20:01:42+03:00
2

"И в горе, и в радости": Россию объединил футбол, Крым и Кемерово

"И в горе, и в радости": Россию объединил футбол, Крым и Кемерово"И в горе, и в радости": Россию объединил футбол, Крым и Кемерово

Обсуждаем вместе с футбольным экспертом, ведущим программы "Фанзона" на телеканале Царьград Андреем Малосоловым что может стать национальной идеей

"И в горе, и в радости": Россию объединил футбол, Крым и Кемерово

00:00
00:00

Афонина:

- Сегодня мы предлагаем вам обсудить очень интересную тему. Вот когда видишь, что единение, которое возникает, абсолютно стихийно, спонтанно, и его ощущаешь, когда идешь просто по улицам, когда ходишь выпить просто чашку кофе, и когда смотришь матчи чемпионата мира по футболу, то появляется какое-то удивительное чувство общности со всеми теми, кто так же, как и ты, болеет, переживает, радуется или огорчается…

Баранов:

- Вот так и рождаются национальные идеи… Действительно, получилось как-то все самоорганизовано. Болели все вместе, все в одном порыве переживали, и национальная идея была – победить. Победить не только на поле, но и показать себя, страну, нашу силу, нашу внутреннюю силу, в конце концов, наш дух, благодаря которому страна и жила. И даже, когда проиграли, собрались тысячи людей в фанзоне – на Воробьевы горы, когда приехала команда, пришли 25 тысяч болельщиков и устроили овацию… Может быть, стоит больше доверять народу, нельзя же все заорганизовывать? Ну, представьте себе, спустили бы сверху указание – всем надеть кокошники! Что бы началось, да? Что бы творилось! А когда это пошло снизу… здесь была и маленькая ирония, маленький юмор… вот ложки не пошли, которые пытались там сделать, а это – в мгновение ока, в какие-то часы кокошник стал символом нашей сборной и нашего отношения к чемпионату.

Афонина:

- Именно поэтому мы и хотим сегодня обсудить вот какую тему. Россию объединяют те вещи, которые становятся для нас знаковыми, которые становятся нашей национальной идеей. Вот что нас может, по вашему мнению, объединить? Сегодня с нами в студии футбольный эксперт, ведущий программы «Фан-зона» на телеканале «Царьград» Андрей Малосолов… О чем мы хотим поговорить? Действительно, вот эти какие-то спонтанные общие настроения, откуда они рождаются? Как они возникают? Почему футбол стал настоящей национальной идеей?

Малосолов:

- Во-первых, это область психологии, что объединяют нацию – беда и победа. Во-вторых, футбол – это особенный вид спорта. Даже среди спорта, где много высоких достижений. Вспомните, на Олимпиаде в Пхенчхане наша сборная по хоккею героически взяла золото. Олимпийское золото. И это была гордость для всей страны.

Баранов:

- Ну, к хоккейным-то победам мы привыкли, честно говоря.

Малосолов:

- Во-первых, мы привыкли. А, во-вторых, действительно, никто не встретил нашу команду, к сожалению, подчеркиваю. А футбол именно тем и хорош, что он рождает такие динамические эмоции – от резко отрицательных до невероятно оглушительно позитивных и, собственно говоря, ведь это не первый раз, когда у нас вся страна выходит на улицы. Я могу поделиться с вами сообщениями о том, что в 2005 году, когда ЦСКА впервые взял кубок УЕФА, то в России, наверное, миллионы вышли на улицы. Потом был 2008 год – чемпионат Европы, когда 700 тысяч человек вышли на улицы Москвы и вот там за определенными стенами красного цвета вызвали руководители движения «Наши» сказали – так, ребята, на вас вот такие деньги тратятся, а национальная идея, она вот, без ваших всех денег. Вышли 700 тысяч человек и ни одной урны не опрокинули. Здесь то же самое. Кстати, с моей точки зрения, в момент наивысшего ажиотажа на Никольской улице после победы над Испанией было не 700 тысяч, там было миллиона два. Я не мог выйти минут 50, потому что я вел прямой эфир… Вот оно встало в какой-то момент – и все. Реакция людей, конечно, была ошеломительной! Они были и ошеломлены, и рады, и плакали, и рыдали, и скакали, и танцевали… То есть, это был момент великого счастья народа.

Афонина:

- У меня возникает вопрос – а почему, собственно? Ведь этой общей футбольной национальной идеей заразились даже те, кто в футболе вообще ничего не понимал.

Баранов:

- Даже не в спорте дело, получается, да?

Малосолов:

- Во-первых, русский человек, человек нашей страны, если он другой национальности, он привык к тому, и для него естественно, что многие наши победы, они через боль идут. То есть, они выдираются. Легкая победа нас не интересует… фигуристы, гимнасты, которые одерживают победы, да, тоже через боль… но для нас это не через боль, для нас надо, чтобы вот с болью, с кровью, с вырванными кусками ногтей…

Афонина:

- Простите, или вот так, как Артем Дзюба… Знаете, за слезы Артема Дзюбы можно многое отдать…

Малосолов:

- Да.

Дзюба:

- Ну, прежде всего, я хочу поблагодарить своих партнеров, поблагодарить всех, кто был причастен к этому, нашей команде – я горжусь ими, я люблю их… Мы жили одной семьей и, знаете, мы всю жизнь хотели… мы хотим, чтобы нами гордились, чтобы футбол жил, мы благодарны всей стране за такие эмоции…»

Афонина:

- Мы помним, да, этот эфир Первого канала… То есть, вот какого пика, какого накала достигли эти спортивные страсти. Мы спрашиваем наших радиослушателей – по вашему мнению, что нас может так объединять, откуда берется это общее ощущение, что мы вместе, мы – единая страна, мы ждем побед, а, если что-то идет не так, мы все равно благодарны тем, кто, сцепив зубы, сражается до последнего и тем самым вызывает наше уважение. Что это за национальная идея, которая может нас объединить, откуда она берется и как она возникает?.. Мы уверены, что, когда начинался чемпионат мира по футболу, наверняка немногие думали – эх, мы все вместе будем кричать «Россия, Россия», наверное, вначале это даже показалось бы даже неудобно… ну, что это за пафос, патриотизм… А потом со слезами на глазах и с хрипотой в голосе…

Баранов:

- Я помню, в 90-е годы, при Ельцине, сверху было спущено даже указание ученым, чуть ли там не в три дня сформулировать национальную идею и пустить ее в массы. Но ведь, как показывает весь опыт, вся практика в жизни каждого, наверное, сверху, по указанию вождей, национальная идея не возникает, народ должен ею пропитаться, она должна идти снизу, возникнуть как что-то. И проявления ее могут быть разными. Мы сейчас говорим о футбольном чемпионате и вот в начале передачи вспомнили о кокошниках… Вот та троица, которая жевала сосиски на матче Россия-Испании – двое мужчин и женщина были в кокошниках. Господи, смешно! И мы решили подшутить над собой, и в то же время показать кокошник – прекрасный женский головной убор. Это будет нашим брендом, нашим символом вот на чемпионате дальше и действительно вся страна надела эти кокошники, их стали покупать, их стали сами изготовлять, причем, удивительные совершенно образцы получались… Вот вам, пожалуйста. И это дает возможность прислушаться к народу и подумать, что нас волнует, и что нас может объединить…

Афонина:

- Мы как раз обратились к одному из этой троицы – его зовут Дмитрий Гнатюк – я думаю, об этой троице знают многие… давайте послушаем, как сам Дмитрий ответил на заданный ему вопрос – можно ли объединить народ сверху?

Д. Гнатюк:

- История показывает, что не очень хорошо получается. Можно прислушаться к народу и потом усилить эти скрепы, работать над этим, тогда, может, что-то и получится. Но я бы все-таки к этому движению, которое сейчас, конечно, очень приятно, что народ объединился, что празднует, что подарили людям праздник, потому что это ж не просто спортивные соревнования, это большой карнавал по сути, это очень приятно. Но какие-то делать выводы далеко там идущие социально или политически, мне кажется, рано. Давайте просто наслаждаться. Мне кажется, сейчас именно это время.

Афонина:

- Андрей, а вот в начале чемпионата мира можно было предположить, что это выльется в такое всенародное, всеобъемлющее действо?

Малосолов:

- Я болельщик со стажем и, безусловно, ожидал, что в случае победных вещей что-то подобное произойдет. Другой вопрос, что перед чемпионатом мира у нас был очень странный двухлетний период, который проводила наша сборная со Станиславом Черчесовым в роли главного тренера, когда мы не понимали, во что команда играет и это родило кучу негатива, насмешек, которые перешли в итоге уже в страшные какие-то проклятия, оскорбления и в какое-то безумие. Кстати, все те люди, которые так страстно болели, очень хотелось бы все-таки, чтобы каждый из них посмотрел внутрь себя и сказал – правильно ли он делал перед чемпионатом мира, когда так оскорблял наших футболистов, говорил про 39-летнего Игнашевича, что он деревянный, пенсионер и т.д. И чтобы хотя бы внутри себя он перед ними извинился. А что касается празднеств, то, безусловно, еще важный элемент заключается в том, что для болельщиков открылись вот эти возможности, которые у нас, прямо скажем, далеко не всегда открываются. То есть, открываются центральные улицы, люди выходят на них праздновать победу национальной команды, отождествляют себя с понятием патриотизм, отождествляют себя с национальными чувствами, что очень важно. Вот почему, например, та же оппозиция, когда она выходит, почему она не может нормально никого собрать? Она выступает с лозунгами против национальных чувств, против национальной гордости, и это народ не воспринимает. И еще раз показала история с нашей сборной, чего нужно народу. Народу нужно гордиться своей страной, не конкретным футболистом, а они гордятся своей страной, хотят это делать. Даже вне зависимости от того, какая это команда. Это чувство, которое заложено внутри очень многих людей. И то, что культивируется снизу, должно, безусловно, поддерживаться в определенной степени сверху, ну, не обязательно прямо на самом верху, да, но, безусловно, культивировать и развивать позитивный имидж футбола нашей страны, и вообще спорта, в том числе, это очень важная задача. Потому что объективно, имиджем футбола, имиджем сборной никто не занимался. Никто не занимался. Например, уже когда все вот так позитивно случилось, из разрозненных источников мы для своей программы собрали целый большой материал о нашей сборной. И выяснилось, что почти все до единого игроки сборной еще занимаются благотворительностью.

Баранов:

- Это как раз высший класс, когда человек не пиарится на этом, не таблички вешает, что эта скамейка в парке поставлена на деньги Васи Пупкина…

Малосолов:

- Нет, у меня на этот счет двоякая позиция. С одной стороны, да, понятны чувства игроков, которые вкладывают свои деньги… Но Месси и Криштиану Роналду каждую свою благотворительную акцию, на которую они тратят, кстати, колоссальные деньги, надо отдать им должное, они превращают в целое медийное событие. И не только для того, чтобы себя пропиарить. Весь мир узнает, что есть люди, которым надо помогать. И то же самое у нас здесь. Вот мы проанализировали по каждому игроку и, когда мы все это увидели, у нас волосы дыбом встали. Несколько наших игроков имеют свои фонды. То есть, фонд, который они создали. Другие помогают фондам. Третьи являются лицами фонда. Игнашевич, Акинфеев, Газинский, Зобнин, Кутепов – они все заняты в благотворительности. Мы знали об этом? Да если бы мы знали об этом перед чемпионатом мира, да разве вот так сборную бы хлестали? Хотя могли бы сказать – ну, ладно, ребята, вы кривоногие миллионеры, но хотя бы детям помогаете, и то слава богу. А сейчас они опровергли тезис, что они, во-первых, кривоногие миллионеры, потому что они миллионеры, зарабатывающие деньги, кстати, от ФИФА легально, не от государства, но не кривоногие. И еще, к тому же, люди с большим сердцем. Это тоже очень важно. И это тоже элемент вот той самой имиджевой политики, которая, к сожалению, у нас находится на каком-то зачаточном уровне.

Вадим, Москва:

- Добрый вечер. Хотелось бы сказать свое мнение по поводу сборной России. Вот вернуться еще, когда Владимир Владимирович Путин говорил о прорыве. Ни для кого не секрет, что футбол и большой спорт это и есть политика. С этим никто не будет спорить. И вот победа, когда сборная России победила Испанию, произошел такой вот подъем патриотический, то есть, объединилась вся страна…

Афонина:

- Вадим, а вы на себе это как почувствовали?

Вадим:

- Вся страна почувствовала себя патриотами.

Афонина:

- А в чем лично у вас это выражалось?

Вадим:

- Это выражается, когда твоя сборная побеждает такую сильную команду, это как бы всех сплачивает, понимаете, болельщиков…

Малосолов:

- Я считаю, что страна сплотилась не во время победы над сборной Испании, я думаю, что она сплотилась раньше, когда победили Саудовскую Аравию и Египет. Хотя, конечно, ходили удивительные светлоликие люди, которые говорили – ну, кто такие саудовцы? Это бедуины. А кто такие египтяне? Это фараоны.

Баранов:

- Кстати, сборная Саудовской Аравии стояла на строчку выше сборной России перед началом чемпионата.

Малосолов:

- А Египет – это команда, где восемь игроков английской премьер-лиги, два игрока бундес-лиги, три игрока испанской лиги… У нас всего один такой был. Поэтому о чем мы здесь вообще говорим? Это большой, конечно, разговор…

Афонина:

- Да, Андрей очень правильно сказал, что нас объединяют общие - победа и беда…

Баранов:

- Лен, но нас ведь не футбол волнует, если уж говорить о верхах, все-таки Владимир Путин-то заявил, что национальной идеей может стать простое слово и простое чувство. Патриотизм.

Афонина:

- Да, вот депутат Государственной Думы Олег Смолин, когда мы его спросили, можно ли навязать, предложить народу национальную идею, вот как на это ответил.

О. Смолин:

- Конечно, национальную идею насадить сверху нельзя. Она должна родиться снизу, в народе, и только тогда она сможет стать национальной. Президент как-то сказал, что наша национальная идея это патриотизм – это правда, патриотизм является национальной идеей для любого государства. Но, если мы говорим о национальных целях, то вот они должны стать национальной идеей.

Афонина:

- Вот нам радиослушатель написал: «У нас в Украине во время проведения Евро-2012 тоже был эмоциональный подъем и единение нации. Наша сборная тоже вышла в четвертьфинал и что потом случилось? Убиваем друг друга. Стоит понять, что футбол всего лишь спорт. На протяжении всего чемпионата болел за Россию. Не сочтите мою СМС за провокацию». Да нет, не сочли, вот видите, даже зачитали… Еще одно сообщение. «Национальная идея нужна не людям, а идеологам. Каждый человек сам по себе эгоист. И он не может искренне проникнуться чужими идеями». А вот здесь позвольте вам напомнить о трагедии, которая произошла в Кемерове 25 марта – в торговом центре «Зимняя вишня». Расследование продолжается… И сейчас с нами на связи Игорь Востриков, тот человек, которого узнали миллионы жителей нашей страны, это тот человек, который потерял в пожаре всю свою семью… Игорь, здравствуйте. Скажите, пожалуйста, вы поддерживаете мнение нашего радиослушателя, который сказал, что каждый человек сам по себе эгоист и не может искренне проникнуться чужими идеями.

Востриков:

- Да, я хотел бы его дополнить. Оно не стопроцентное, да, наверное, нельзя абсолютно про всех людей так говорить, я знаю и тех людей, которые способны жертвовать собой, своими благами, но такова, тем не менее, … людей и вообще, если говорить про национальную идею… Ну, допустим, будет эта национальная идея. Вопрос не в том, какая она сверху, снизу придет, я бы хотел спросить, как долго она продержится?

Баранов:

- Допустим, в Америке есть идея – американская мечта. Ты приехал нищим, а стал миллионером. Сейчас нынешний президент сделал лозунг, определяющий новую национальную идею, как он считает, которая будет воспринята народом, - сделаем Америку снова великой. 70 с лишним лет держалась другая национальная идея – идея советская, идея коммунистическая. Есть идея не национальная, но объединяющая очень многих людей – миллиарды людей в мире – это религиозная идея…

Афонина:

- Игорь, я понимаю, безусловно, ничего страшнее, чем то, что пережили вы, быть не может, но неужели вы не почувствовали, что в те дни, когда вы переживали эту трагедию, люди, которые не были с вами знакомы, которые жили в других городах, они чем могли, тем пытались вам помочь. Разве этого не было?

Востриков:

- Однозначно это было и хочу сейчас сказать всем спасибо, и спасибо моим друзьям… без их поддержки я не знаю что было бы… практически меня одного не оставляли… Но хочу добавить, насчет того, сколько эта идея продержится – действительно, они, наверное, разные есть. И, если говорить о религиозных, то тут уже речь не о 70 годах, а о столетиях. Но, во-первых, общество сейчас сильно изменилось. И речь даже не о России, а вообще про мир в целом… Сейчас люди, обучаясь, получая образование, совершенно не понимают, а что дальше-то? Это комплексная проблема, здесь мало одной лишь только идеи…

Афонина:

- Хорошо, а что нас способно объединить?

Востриков:

- Наверное, одних эмоций мало. Если, например, вот рассуждать о трагедии… Да, конечно, многие тогда отозвались, многие, и спасибо им. Но мне тогда люди сказали – Игорь, память у толпы две недели… но я бы их поправил, я бы сказал – память у толпы месяц. Те, кто объединились и поддерживают меня на самом деле – 12000 грубо говоря… и в дальнейшем, уже спустя буквально месяц началась совершенно другая тенденция. Никому вообще неинтересны развалины нашей МЧС… проблемы там никому неинтересны. Всем интересно, что делает Игорь – почему он не пьет водку, а улыбнулся на фотографии? То есть, реальные проблемы – ну, я понимаю, что это делается намеренно, размывка мнений… а вот сейчас прошло уже больше трех месяцев и сейчас вот тенденция совершенно развернулась и, например, уже поддержка, вы знаете, там взяли под стражу Бурсина, который, скажем так, не руководил… все замалчивают одну простую деталь. Он прекрасно знал, что люди находятся в кинотеатре, а они там полчаса ходили по спортзалу, тушили эту раздевалку… ну, как бы халатность, которая повлекла за собой эти смерти… то есть, сейчас идет какая-то мощная компания, что мы, потерпевшие родители, какие-то там кровожадные, что ли, и вот надо спасать бедных МЧС-ников, давайте все объединятся. Отвечаю на ваш вопрос - что же должно случиться? Честно, я не знаю, что должно случиться, чтобы всю страну взять и объединить?.. Да, я поздравляю команду, молодцы…

Афонина:

- Но и это пройдет, да, как было написано на перстне царя Соломона… Спасибо, Игорь… И вот пришло сообщение: «Мы скорбим с вами! Дети – это святое! Неважно, чьи это дети – они невинны. И это – страшное горе, которое нас объединяет».

Ну, про победу мы поговорили – это действительно футбольные сражения, беда – это то, что нас тоже объединило, - это кемеровская трагедия. Но и о знаковых политических событиях тоже хотелось бы поговорить. Но давайте сначала зачитаем сообщения, которые пришли.

«Нас объединяют на время войны, праздники и трагедии. Затем мы снова, как враги, живем. К сожалению. У нас, как сборная России играет, все объединяются, а как по клубам раскидывают игроков всех, то все болельщики между собой враги и убивать готовы». «Я считаю, что люди устали от негативных новостей по телевидению и от политики, а победа – это всегда положительные эмоции, тем более, если это победа нашей сборной». «Нас объединяет общее благосостояние, возможность ездить на нормальном автомобиле и путешествовать, - это объединяет. А с пенсии в 12000 рублей никакого объединения никогда не будет»… У меня вопрос – общее это как? В Монако? В Люксембург?

Баранов:

- Да, вот если даже взять Соединенные Штаты, благословенные, сияющие… то там далеко не общее благосостояние, там есть такие райончики – ого-го! И люди там едва-едва сводят концы с концами. И таких людей миллионы. Те, которые живут на пособие и на талоны на питание.

Афонина:

- Еще одно сообщение. «А что плохого в том, что национальная идея спускается сверху? Если она будет нести стране положительные стороны, то она очень даже полезна. Ведь народ можно склонить к чему хочешь. Нашу страну вам в пример поставлю». Это наш радиослушатель с Украины пишет. И благодарит нас за то, что мы зачитываем его сообщения в эфире.

Баранов:

- А вот другое сообщение. «Неужели непонятно, что национальная идея – это коллективизм? Не такой, как в Северной Корее, а помягче». А что, кстати, в этом плохого? Да, коллективизм, общее – прежде думай о родине, а потом о себе – если вспоминать советские наши вехи и ориентиры, то это же работало, и работало довольно долго. Потом стало выхолащиваться где-то с конца 60-х годов…

Афонина:

- Ну, давайте вспомним, что в нашей новейшей истории были действительно такие моменты, которые можно назвать по-настоящему значимыми и объединяющими. Например, в 2014 году появился в русском языке неологизм в одном слово – Крым наш. И даже это слово было выбрано победителем в рамках акции слово года.

Баранов:

- Я помню себя в 2014 году, когда я почти со слезами на глазах смотрел телекартинку из Симферополя, когда люди под салют, с огромным российским флагом праздновали принятие решение о воссоединении Крыма с Россией. Это было действительно эйфорией!

Афонина:

- Сейчас нас слушает депутат Госсовета республики Крым Владислав Ганжар. Владислав Валерьевич, добрый день. Вот скажите, пожалуйста, как, по вашему мнению, вот это ощущение объединения, когда события 2014 года стало одним из самых значимых и самых знаковых в новейшей истории России, вот это ощущение не прошло, не пропало, не стало менее значимым?

Ганжар:

- Я глубоко убежден, что нет. На самом деле, крымские события 2014 года не только навсегда изменили нашу страну, граждан Российской Федерации, но в целом мы понимаем, что Крым запустил, по сути, новый этап мирового политического процесса, который мы сейчас наблюдаем. Что касается тех ощущений, которые мы тогда переживали, а я коренной крымчанин, родился и всю жизнь прожил здесь, конечно же, это невозможно уже повторить, это бывает раз в жизни, когда просто то, что казалось невообразимым буквально еще некоторое время назад, стало тогда реальностью. Вы знаете, я вот слушаю эфир и те ответы, которые вы зачитывали, там многое касалось благосостояния, каких-то еще вещей, о которых говорили наши слушатели, но, знаете, я вот все-таки всегда говорю о том, что за что тогда голосовали крымчане в 2014 году, идя на референдум 16 марта? Мы в первую очередь голосовали за наш образ будущего, за образ будущего в России – ничего другого тогда нас не волновало. Ну, возможно, еще безопасность каждой крымской семьи – ведь мы помним, в каких условиях происходило присоединение Крыма к Российской Федерации и тогда, конечно же, то, что случилось с украинским государством, те последствия, которые госпереворот на Украине мог предрекать нам, мне кажется, эти события развивались бы более трагично, к сожалению, чем сегодня складывается картина на востоке Украины. Конечно же, это уже не пережить и не повторить. Тот посыл, который, мне кажется, у нас в Крыму родился, у нас точно он сохраняется. Но я глубоко убежден, что фактор Крыма, как объединяющий сегодня для наших граждан в целом, он, безусловно, не утрачен, а, думаю, только будет набирать.

Афонина:

- Спасибо огромное за ваше мнение. Вот, Андрей Михайлович, из Америки отвечают вам.

Баранов:

- Да, это Бруклин, а, может, даже и Брайтон. «Вашим работающим далеко до американских нищих»… Послушайте, давайте в Южный Бронкс сейчас съездите и скажите там им, что вы живете отлично, все хорошо – и, если вернетесь обратно живой, перезвоните или напишите что-нибудь… Я там 5,5 лет проработал и очень хорошо знаю, как там многим людям живется…

Афонина:

- Вот продолжает с нами оставаться на связи наш радиослушатель из Украины. «Сам задаю себе вопрос, какая национальная идея Украины? И на этот вопрос ответить не могу. Пропаганда не в счет». Из Нижнего Новгорода комментарий: «Я думаю, что гражданское самосознание будет хорошей идеей», - пишет Сергей.

Баранов:

- Это даже не идея, это настроение души и сознания.

Афонина:

- И вот еще Руслан пишет: «Может нас объединить две вещи. Личное благосостояние и глобальная идея – к примеру, нас может объединить поднятие промышленности, которое даст нам новую высокооплачиваемую работу. То есть, идея социализма». Вот так.

Баранов:

- Проходили. Может быть, на каком-то новом витке по-другому это будет звучать? Посмотрим…

"И в горе, и в радости": Россию объединил футбол, Крым и Кемерово.Национальный вопрос. В студии Елена Афонина и Андрей Баранов. В гостях футбольный эксперт, ведущий программы "Фанзона" на телеканале Царьград Андрей Малосолов.

2

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 (343) 385-0-923+7 953 385-0-923
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ