2016-07-14T10:30:19+03:00

Дмитрий Орлов: Первые итоги подготовки политических партий к выборам в Госдуму

Эфир программы «Госдума-2016: перезагрузка» на Радио «Комсомольская правда»Эфир программы «Госдума-2016: перезагрузка» на Радио «Комсомольская правда»

Эфир программы «Госдума-2016: перезагрузка» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Дмитрий Орлов: Первые итоги подготовки политических партий к выборам в Госдуму

00:00
00:00

Яковлев:

- Относительно немного остается до предстоящих выборов в нижнюю палату парламента. Они состоятся в сентябре. И в эту студию приходят ведущие политики, политологи, политтехнологи. И мы с ними обсуждаем предстоящие выборы. Мы – это Роман Карманов, Александр Яковлев. С удовольствием представляем нашего сегодняшнего гостя – один из ведущих российских политологов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. Дмитрий Иванович, добрый вечер.

Орлов:

- Добрый вечер.

Яковлев:

- Мы поговорим о выборах в целом, поговорим о том, что происходит с конкретными политическими партиями. Но я хотел бы начать с мероприятия, которое сегодня состоялось на вашей площадке. К вам сегодня пожаловал Вячеслав Володин – первый заместитель главы администрации президента. Во многом человек, который курирует политическую систему России вообще. Что это за мероприятие, расскажите в двух словах.

Орлов:

- Экспертный клуб «Регион» существует уже около полугода. Это совместный проект агентства «Регнум», АПЭК, которое я возглавляю, Института региональных проблем и портала «Региональный комментарий», этот портал тоже мне близкий. Площадка экспертная для обсуждения проблем региональной политики. Довольно авторитетная. Я думаю, символ, признак этого авторитета – это сегодняшний визит Володина, знаковый. Серьезная дискуссия состоялась. Площадка не комплиментарная для власти. Там высказываются самые разные суждения. И там помимо деятелей, скажем, традиционно считающихся близкими к власти, это, например, гендиректор ВЦИОМ Федоров сегодня был, в другие времена был Марков, был Данилин, кроме них есть и оппозиционно настроенные аналитики и политтехнологи. Это, например, руководитель направления внутренняя политика Фонда Карнеги Андрей Колесников. Это, например, Игорь Минтусов. Многие политтехнологи региональные, но достаточно значимые, такие как Казанков и Максимов, которые жесткие вопросы задают власти и весьма нелицеприятно оценивают ситуацию. Так что площадка такая очень ершистая. Но я надеюсь, что там собрались люди, которые оценивают ситуацию не по существу и ничего не приглаживают. И, я думаю, Вячеслав Володин, который часто говорит о том, что опираться надо на то, что сопротивляется, он пришел на площадку в том числе и потому, что здесь не говорят комплиментов, а разбирают, оценивают ситуацию по существу.

Яковлев:

- О чем говорили? Что такого интересного рассказал сам Володин?

Орлов:

- Был представлен доклад АПЭК, я его автор. Как раз о праймериз – предварительном голосовании - как о перезагрузке системы.

Яковлев:

- Вы имеете в виду праймериз "Единой России", потому что у внесистемной оппозиции есть свои праймериз.

Орлов:

- Разумеется. Есть и проект «Гражданский совет» у коммунистов, есть праймериз у ПАРНАС. А Володин говорил о тернистом пути, если совсем кратко, предварительного голосования, о проблемах, которые есть. Говорили на заседании об уровнях конкуренции различных в российских регионах. Говорили о различных угрозах влияния, допустим, административной мобилизации, административного влияния на этот процесс. Я бы не сказал, что ситуация, которую мы выяснили, и выводы, к которым пришел Володин, что все это вместе говорит о каких-то значительных тревогах за состояние предварительного голосования и за политический процесс в целом.

Карманов:

- Вся эта история с предварительным голосованием подняла и мобилизовала общественность, по крайней мере активный слой общественности, который до этого находился в тени. Мы понимаем, что по итогу все равно часть попадет в Думу, понятно, часть попадет в кадровые резервы, на карандаш, что называется.

Орлов:

- Не только. Насколько я могу судить, наиболее значимые и серьезные участники праймериз, которые не победят, они, тем не менее, получат какие-то назначения, чтобы они не переместились в какие-то оппозиционные группы.

Карманов:

- Возникла определенная турбулентность в обществе. И после выборов придется с этой турбулентностью что-то делать. Будут активные граждане, которые почувствуют вкус дебатов, конкуренции и так далее. Что с ними дальше?

Орлов:

- Я думаю, что они будут учтены каким-то образом, в системе исполнительной власти, наверное. Потому что терять их не стоит. Давайте вспомним рыбинский инцидент, там был достаточно серьезный конфликт. Но, между прочим, там ушел кандидат с праймериз, точнее – проиграл на праймериз, не признал их, пошел по округу от партии «Родина». И результат подтвердился. Он на праймериз проиграл и на выборах проиграл. Таким образом, система достаточно точно работает. Вы знаете, степень этой турбулентности я бы не стал преувеличивать. Конечно, есть очень высококонкурентные округа, и мы об этом говорим в докладе, там, где 15 и более кандидатов на мандат. Но там есть и другой полюс. 15 и более – это Москва, это некоторые республики, это Московская область, еще некоторые регионы. На другом полюсе 6-7 кандидатов, это тоже немало, между прочим. Карачаево-Черкесия, например. В республике считается небольшой уровень конкуренции – 6 человек стоят на трибуне, агитируют, тоже серьезный уровень. Но мы не видим пока какой-то агрессии, в массе, во всяком случае, не видим. Есть пара скандалов.

Карманов:

- Но и самый острый период еще впереди.

Орлов:

- Это понятно, но тем не менее, пара скандалов есть по обвинениям кандидатов в разных сюжетах в адрес друг друга, есть некоторое распространение негативной информации. Но это буквально единичные, их можно пощупать – один-два. А страна-то большая. Но что можно сказать точно, это то, что расчет на то, что праймериз везде станет такой глобальной темой и закроет все остальные темы, и на этом можно будет играть, он не вполне оправдался. Есть регионы высококонкурентные, где очень диверсифицированная повестка. Где социальные проблемы, где конфликты элит и так далее. Там праймериз стали только частью политического и информационного поля. На том же Урале, например, где мне приходится сейчас работать.

Карманов:

- На том же Урале искры может хватить для того, чтобы элиты вступили опять же…

Орлов:

- Да они все время, там не надо искры, они постоянно в состоянии конфликта. Я к тому, что праймериз – лишь одна из тем на политическом поле. И "Единой России" предстоит в оставшееся время до 22 мая серьезно найти дополнительные аргументы. Потому что поле информационное, политическое надо завоевывать. Оно не пустует.

Яковлев:

- Вы первый человек, который второй раз приходит в нашу программу «Госдума-2016. Перезагрузка». Мы с вами встречались примерно месяца полтора-два назад.

Карманов:

- Да уж побольше.

Яковлев:

- На ваш взгляд, что главное произошло за это время в ходе избирательной гонки.

Орлов:

- Собственно, она началась. Лодка утонула. Избирательная гонка началась, стартовала. Начался проект – предварительное голосование "Единой России" весьма бодро. Хотя, еще раз подчеркну, что не все политическое поле он занимает. И над этим еще надо работать. Стартовали альтернативные проекты. Это «Гражданский совет» КПРФ.

Карманов:

- По вашей оценке, кто успешнее?

Орлов:

- Конечно, «Единая Россия», это очевидно.

Карманов:

- А как же «Справедливая Россия» с их довольно смелым шагом по сбору подписей?

Орлов:

- Видите, сбор подписей не очень упоминается, не очень цитируется.

Карманов:

- Он как-то подзатих?

Орлов:

- Это фальстарт. Это удачный, в принципе, ход против правительства. Потому что это не против президента, с одной стороны, поскольку президент пользуется глобальной поддержкой общественной, а против председателя правительства. Но видите, люди уже не помнят. Социология не показывает сейчас какой-то значимой волны антиправительственной у населения. На той неделе, когда они запускали этот проект…

Карманов:

- …поймали волну.

Орлов:

- Да, что-то было. Но волна – всё. А к сентябрю, естественно, никто и не вспомнит, что они вообще ставили этот вопрос. А что касается альтернативных проектов, «Единая Россия» уходит сейчас от того, чтобы быть клубной партией. Она была клубной партией с 2005 по 2011 год. Что значит – клубная? Элита формировалась путем межэлитных договоренностей. Были праймериз в 2007 году, пытались их запускать, но они были и узкие, и необязательные, и так далее. Запрос на новую элиту – его и пытается удовлетворить предварительное голосование. А что такое «Гражданский совет» компартии? Это соревнование за то, чтобы стать помощниками депутатов Государственной Думы. Это очень, кстати, точно показывает механизм формирования элиты в коммунистической партии. Там вот были эти великие конца 80-х годов люди, они с небольшими вкраплениями, связанными с возрастом, с естественным выбытием и так далее, они же, собственно, и остались. И вот эта логика мастеров и подмастерьев средневековая и остается. Вот ты, значит, посоревнуйся, будешь помощником. Пять лет поработаешь – мы на тебя посмотрим.

Карманов:

- Понятный лифт зато.

Орлов:

- Это лифт как раз непонятный. Это непонятный лифт и слабоватый, честно говоря, приз для людей, которые в этом участвуют.

Яковлев:

- Если посмотреть данные соцопросов, то никаких серьезных подвижек нет. На первом месте «Единая Россия», за нее 47 % сказали, что проголосуют в ближайшее воскресенье. На втором месте ответ «Не стал бы участвовать в выборах» - 13 %. Далее КПРФ – 10 % готовы проголосовать за коммунистов. 9 % - за ЛДПР, 8 % затруднились. И «Справедливая Россия» - 5,6 %. Всё, рядом никого там нет.

Орлов:

- Это вам так кажется.

Яковлев:

- Это данные ВЦИОМ.

Орлов:

- Вы ниже линии отсечения данные не приводите. А там есть по 2-3 % у некоторых партий.

Яковлев:

- Речь идет о …

Орлов:

- То есть у «Справедливой России» 5,6 %, а у ближайшего преследователя больше 3 %, это не такая большая разница.

Карманов:

- Мы сегодня не были на заседании экспертного клуба «Регион», к сожалению.

Орлов:

- Кстати, это не обсуждалось.

Яковлев:

- И ФОМ, и ВЦИОМ – две крупнейшие социологические структуры – дают всем остальным партиям цифры статистической погрешности – 1 %. По крайней мере, на данный момент. Значит ли это, что результаты с точки зрения партийных списков предопределены и мы увидим четыре партии?

Орлов:

- Нет, они не предопределены. Это картина наиболее вероятная, скажем так. Но степень ее вероятности я бы не стал оценивать в 70 %, например. Нет, это вероятность процентов 40. При этом я допускаю, что «Справедливая Россия» может не преодолеть 5-процентный барьер. Ее поддержка сегодня на грани находится. И она может как пойти по пути эскалации роста, как в 2011 году, так и по пути спада. И в этом случае, вспомним «Яблоко» образца начала нулевых, оно балансировало на грани 5 с чем-то процентов, а потом к концу кампании, собственно, завалилось за барьер. И как раз проблема для «Справедливой России» в том, что активно действует «Родина», «Патриоты России», «Яблоко». А поле схожее.

Яковлев:

- Социал-демократы.

Орлов:

- Может так случиться, я не говорю, что так произойдет, но может так случиться, что будет сразу несколько партий, которые преодолеют трехпроцентный барьер. И среди может, кстати, оказаться и «Справедливая Россия».

Яковлев:

- Тут важное примечание: 3 % дают право на государственное финансирование. То есть партии не представлены в парламенте, но у них большой бюджетный куш.

Орлов:

- При этом они еще будут представлены в парламенте. Если, скажем, прошло три-четыре депутата, пять-семь.

Яковлев:

- По одномандатным округам.

Орлов:

- Да. Они там сформировали мини-фракцию. Плюс госфинансирование. Так можно существовать веками в таком режиме. «Яблоко», собственно, и существует.

Яковлев:

- По одномандатным округам вообще партий восемь в общей сложности. Так и будет? «Партия Роста», «Гражданская платформа»?

Орлов:

- Партия может провести кандидатов в Думу, но не преодолеть трехпроцентный барьер. «Партия Роста», на мой взгляд, пятипроцентный не преодолеет.

Яковлев:

- Это партия Бориса Титова.

Орлов:

- Не преодолеет. Пока нет оснований предполагать такую возможность. А вот трех процентный при некоторых условиях, если они напрягутся хорошо, может преодолеть. Если действительно мобилизуют предпринимательское сообщество и людей активистски настроенных. Еще раз, в этой нише даже не второго – третьего эшелона, где 3 % плюс, где пакет 3 % плюс и значит госфинансирование, и здесь же несколько мандатов в Думе, вот там очень серьезная конкуренция, при том, что большинство этих организаций, как вы справедливо заметили, социал-демократического и патриотического толка. Кроме «Яблока», там патриотика несколько слабее.

Яковлев:

- Но фактически социал-демократы. Они за схожего избирателя борются. И там же еще «Справедливая Россия», которая сейчас пока балансирует на грани пятипроцентного барьера.

Карманов:

- Вернусь к клубу «Регион». Проведем проверку слуха. По итогам заседания есть история, описанная у наших коллег: Вячеслав Володин сегодня дал новый прогноз о будущем составе Госдумы. Шансы получить места есть только у четырех парламентских партий. Правда ли это?

Орлов:

- Я слышал выступление Володина. Мне не показалось, что он четко сказал, что четыре партии пройдут. Он сказал, что шансы есть на сегодняшний день, как я его понял, это не значит, что список закрыт, дороги нет никому. Мне кажется, что та же «Родина» борется. Она могла бы быть игроком, пройти во второй эшелон, если бы у нее были серьезные лидеры. Если бы Рогозин и Глазьев стали лидерами «Родины», ситуация изменилась бы сразу. Они вышли бы на уровень. Потому что у них есть неплохие региональные отделения, у них есть финансирование, они активны, они убеждают элиту в том, что они могут на что-то рассчитывать. Им не хватает только лидеров. Имея таких лидеров, они бросили бы вызов «Справедливой России». И трудно было бы результат предсказать. Но лидеров этих нет, и это всё обесценивает, конечно, этот проект, я имею в виду «Родину». Пока.

Карманов:

- У «Родины» чуть было не появился очень активный спикер в образе Никиты Исаева. И он внезапно куда-то исчез.

Орлов:

- Исаев мне не кажется политиком того уровня, того масштаба, который мог бы принести им преодоление пятипроцентного барьера. Он активный человек. В Фейсбуке со мной недавно спорил. Его не зарегистрировали на праймериз "Единой России". Это было нелогично, кстати.

Карманов:

- А зачем? Надо было зарегистрировать, и шел бы себе спокойно, спорил, дебатировал.

Орлов:

- Он был одним из лидеров «Родины», достаточно жестко выступал против партии «Единая Россия», достаточно грубо обрушивался на председателя партии Медведева. С какой стати партия должна его регистрировать на праймериз? Это нелогично. Сначала об тебя будут вытирать ноги, потом за это включать в списки, и люди поймут: дорога, настоящий кадровый лифт – это пинать «Единую Россию», и тогда она тебя включит в списки.

Карманов:

- Дорога политика терниста.

Яковлев:

- Дмитрий Иванович, Владимир Владимирович Путин как-то чаще начал общаться с активом "Единой России". Вот недавно он встретился с участниками праймериз. В эти дни появилась информация, что президент страны примет участие впервые за долгое время в съезде партии власти. С чем связано такое внимание со стороны лидера государства к партии власти?

Орлов:

- По поводу праймериз есть несколько причин. Первая причина – он их публично поддержал. Причем довольно развернуто. Я думаю, встреча была для того, чтобы посмотреть, что он создал, что он инициировал. А инициировал это именно он. И сегодня Вячеслав Володин на нашем клубе еще раз это подчеркнул, что инициатором является Путин, а управление внутренней политики и вообще этот блок администрации, который за это отвечает, это исполнители воли президента. Это первое. Второе, партия об этом заявляет, об этом заявил лидер партии Дмитрий Медведев, «Единая Россия» была и остается политическим ресурсом президента. Это сказано, и дело не только в том, что это сказано, от этого никто не собирается отходить. В-третьих, и это тоже немаловажно, рейтинг "Единой России", как и рейтинг Дмитрия Медведева, является производной от рейтинга Путина. И большинство, которое существует, большинство, которое поддерживает власть и является его социальной базой, это путинское большинство. У меня в свое время когда-то была достаточно напряженная дискуссия с Глебом Павловским, когда он говорил: вот, путинское большинство надо передать Медведеву. Это было на рубеже 2011-2012 годов. Дать ему возможность стать великим президентом. Я Павловскому тогда возразил, что путинское большинство по рекомендациям политологов не передается. Вообще большинство. Это серьезный социальный феномен.

Ну так вот, соответственно это большинство тоже нужно перезагружать, как элиту, так и большинство нужно перезагружать, нужно постоянно поддерживать в тонусе. Рейтинг "Единой России" имеет сейчас неблагоприятную тенденцию, тренд. Не катастрофическую, но падение очевидно на протяжении нескольких месяцев. Путин, как основатель партии, как ее не лидер, но глава системы, лидер системы, он стремится дать ей дополнительный ресурс, в том числе свой имиджевый ресурс. Мне кажется, это вполне логично. И то, что он примет участие, очевидно, в работе второго этапа 15-го съезда партии в июне, это тоже логично. Потому что это будет главный такой агитационный шаг перед осенним тайм-аутом. Это кажется только, что политическая жизнь будет бурлить. Вот как раз с середины июня по середину августа она все-таки подзамрет. Люди будут отдыхать.

Карманов:

- А вам не кажется, что часть политической повестки довольно активно перетянуло на себя другое очень активное большинство Путина – Общероссийский народный фронт? Нет ли сейчас пересечений?

Орлов:

- Известны функции ОНФ – это непосредственная коммуникация с Путиным и контроль. Причем это общественный контроль, гражданский контроль, он охватывает все большие сферы – госзакупки, до коскорпораций уже дошло и так далее. Но «Единая Россия» не делят путинское большинство. Оно неделимо. А у каждой из этих партий есть своя роль. Политическим актором, в смысле актором избирательной кампании, субъектом избирательной кампании является «Единая Россия». ОНФ в этом смысле выдвигает, предлагает своих кандидатов по спискам "Единой России" и так далее. Когда некоторые коллеги говорят о том, что ОНФ играет свою игру, давайте не забывать, что ОНФ как участник избирательного процесса не зарегистрирован. И в нем…

Яковлев:

- Де-юре не участвует.

Орлов:

- Ну как, оно участвует.

Карманов:

- Для населения не так понятна эта разница.

Орлов:

- Население это прекрасно понимает. Если включить сейчас ОНФ в список партий, я думаю, что результат будет очень небольшим, но не потому, что у ОНФ нет поддержки. Доверие и поддержка как раз у него есть. Просто люди, мне кажется, достаточно четко себе представляют разницу между "Единой России", которая политический интерфейс системы, и ОНФ, которая система коммуникации и контроля.

Яковлев:

- Если посмотреть на СМИ, то две самые обсуждаемые темы с точки зрения предвыборной кампании - это праймериз "Единой России" и скандал в Барвихе, где активную кампанию развернули сторонники Алексея Навального. Там возник спор относительно нарушений. В итоге ЦИК вообще отменила выборы в Барвихе. С одной стороны, было сказано, что Памфилова политически победила сторонников Навального и показала свою эффективность, честность. А с другой сторонники Навального говорят: вот какие мы молодцы, нас слышат. Действительно, выборы были черт-те какие. Что скажете? Как вам действия ЦИК?

Орлов:

- Действия Центральной избирательной комиссии были адекватными. Вообще Памфилова здесь элегантно достаточно вышла из этой ситуации. Я думаю, что как раз с ней избирательная система гарантирована от обвинений в фальсификациях, в преференциях в пользу каких-то игроков и так далее. Что касается Навального, то это была ошибка. Одна из многих, которые он совершил. Ну не может политическая партия, которая претендует на общенациональное лидерство, идти на выборах в сельсовете, сниматься там с выборов. Это все спектакль такого пошиба или масштаба, скажем аккуратно, не крупного. Это ЧП районного масштаба. Помните, была такая повесть. Зря они туда полезли. Зря они столько ресурсов на это бросили. Зря они снялись с выборов. Это было совершенно нелогично уже.

Яковлев:

- Цель была – скандал устроить?

Орлов:

- Да, они пытались устроить скандал. Они его устроили. Но заявку-то они делают изначально на серьезный партийный проект. Но население их не воспримет серьезно. Надо было выбрать регион, где они обладают какими-то ресурсами, как, допустим, они пытались что-то делать в прошлом году в Костроме. Так же по этой же логике идти. Выдвигаться в одномандатных округах, пытаться создать фракцию. Мне кажется, по такому пути у них были хоть какие-то шансы. Даже не хоть какие-то, а были бы. Пять-семь кандидатов они бы провели. А зачем этот сельсовет?

Яковлев:

- Сегодня скандал - Касьянов и Навальный фактически поругались в интернете.

Орлов:

- Яшин там тоже ругается. Это ужасно для партии. Партия, которая имеет статистическую погрешность, ПАРНАС, и ее грызут страшнейшие внутренние противоречия. Она должна быть едина, как скала. Как говорил когда-то Ленин о большевиках, не в период, когда они осуществляли диктатуру пролетариата, а в более ранний период, он говорил: мы идем тесной кучкой по краю обрыва, мы окружены со всех сторон врагами, нам приходится идти… Это была сплоченная организация, которая четко знала, что она делает. Они годами работали на достижение определенных целей. А тут что мы видим? Постоянную грызню, постоянное выяснение отношений. Процедуру выбрали. В процедуре Касьянов не участвует. Почему?

Яковлев:

- Почему не способны договориться?

Орлов:

- Здесь, я думаю, личные факторы. Когда организация небольшая, трудно судить, кто является очевидным лидером. Вот из этого всё. Если бы Касьянов обладал поддержкой на уровне Зюганова, так вопросов бы не было. Или Навальный, или кто-то еще. Но у них всех поддержка относительно небольшая. И дискуссия, я так полагаю, между ними идет о каких-то других факторах – кто более влиятельный на Западе как переговорщик, кто влиятелен как переговорщик с какими-то региональным элитами здесь. Но в смысле социологическом, в смысле общественной поддержки они все равны. И Навальный знавал лучшие времена на выборах мэра Москвы. Сейчас, конечно, это фигура подсдувшаяся, прямо скажем.

Карманов:

- Вернемся к докладу. Он носит нам родное практически название – «Предварительное голосование "Единой России" как перезагрузка политической системы». Слово «перезагрузка» нам близко.

Орлов:

- Да, мне это с самого начала показалось. Я решил не акцентировать на этом внимание. Но это очевидно.

Карманов:

- Нам это нравится.

Орлов:

- А мне тоже нравится, как автору доклада.

Карманов:

- Перезагрузка происходит. 1 апреля закончились заявки на участие в этих выборах в партии "Единой России". Не подал заявку – ты не попадаешь на праймериз, соответственно не попадаешь на выборы. Все-таки в июне будет съезд?

Орлов:

- Будет.

Карманов:

- Есть возможность проскочить?

Орлов:

- Это невозможно. Съезд, конечно, включит порядка десяти, может быть, чуть больше человек в списки. Но это будут люди уровня Медведева, Собянина, каких-то еще крупных губернаторов и политических игроков по-настоящему крупных. Это не те люди, которые заходят с черного входа, а, напротив, появляются сразу на трибуне. Конечно, возможно, что там, где итоги праймериз не будут признаны действительными в силу каких-то причин, ну, например, какая-то агрессивная кампания или скупка голосов, или явное несоблюдение принципов предварительного голосования, в ходе которого, нарушив их, кандидат победил, будет снят и каким-то образом кооптирован кто-то еще. Но я думаю, кооптация эта произойдет из тех же, кто выдвигался по этому округу или по списку. Я думаю, что в этом случае, в таких случаях это не будут фигуры со стороны. Это будут люди, которые участвовали в кампании.

Карманов:

- Цитата из вашего доклада: «Новые правила игры как раз в том и состоят, что успех на праймериз должен быть результатом политическим, а не технологическим. Никто не должен считать, что победа у него в кармане просто потому, что у него есть та или иная ресурсная база». Но позвольте, если открыть сайт кандидата и посмотреть по округам списки подавших заявки на праймериз, то мы можем увидеть, что против зама губернатора, например, на праймериз идет учитель. Но мы же понимаем, что ресурсы у заместителя губернатора и учителя по мобилизации сторонников на праймериз, которые будут голосовать, они совершенно не сопоставимые.

Орлов:

- Соглашусь с вами. И проблема ресурсов вообще со времени существования выборной системы в мире гложет многих. С одной стороны, всегда был даже на американских начальных выборах в начале XIX века тот самый ковбой-джентльмен, который стрелял перед салуном в воздух и говорил: «Джентльмены, вы должны послушать мою предвыборную программу». С другой стороны, были капитаны бизнеса, которые могли эти вопросы решить намного более элегантным и решительным путем – ресурсным, финансовым. Проблема ресурсов существовала и всегда будет существовать. Более того, доминирование "Единой России" в одномандатных округах ожидаемое, уже когда праймериз состоятся, когда будет основная кампания, оно в том числе будет происходить из-за ресурсов. Но логика здесь какая? Для чего дебаты, для чего агитация? Она для того, чтобы кандидаты имели площадки бесплатные, ресурсами не мотивированные, на которых они могут свою точку зрения высказать и голоса избирателей, в данном случае избирателей, которые идут на праймериз, собрать. Партия помогает в том числе учителям, о которых вы говорите, и некоторым другим деятелям, общественникам, а не представителям власти или бизнеса. Но говорить о том, что ресурсы ничего не значат – это идти против истины. Конечно, они значат очень многое. Просто в борьбе власть, в данном случае власть в партии, должна сделать максимум возможностей для того, чтобы яркий активный человек имел возможность конкурировать на равных, не имея ресурсов. Как говорил Ленин, «талантливый агитатор не должен стоять у станка». Партия должна найти средства.

И потом, давайте вот еще какой фактор учтем. Все-таки человек харизматический, настоящий лидер общественного мнения, пусть даже не обладающий ресурсами, на праймериз вполне может повалить ресурсного, но неповоротливого, заплывшего кандидата. Что означают праймериз в технологическом отношении? Ориентация идет на то, что 10 % избирателей округа придут. То есть, скажем, 50 тысяч человек. А чтобы победить, нужно мобилизовать, скажем, 20-25 тысяч. Это очень небольшое количество. Это ногами можно обойти. Можно с этими людьми встретиться. И в залах, и во дворах, и так далее. Можно использовать какие-то относительно невысокобюджетные методы агитации, типа простых листовок. Людям креативным, агрессивным и энергичным путь здесь не заказан. И даже более того, они могут одолеть кандидатов ресурсных, но не активных. Но если кандидаты ресурсные, активные, харизматичные, еще и вице-губернатор, тут трудно противостоять.

Карманов:

- Или телезвезда.

Яковлев:

- Остается ли КПРФ главным оппонентом "Единой России"?

Орлов:

- Да, я думаю, остается. Безусловно, они стали бенефициарами протеста. Причем в целом ряде регионов. У них очень мощная агитационная кампания. Баннеры закуплены. Я недавно ехал в Домодедово, там баннеров ЛДПР немножко, а коммунистических – просто через один. И это не только для Москвы характерно. Они ведут очень мощную кампанию. У них есть определенные деньги и так далее. Что касается номера три, то тут интрига.

Яковлев:

- Интрига есть?

Орлов:

- Интрига есть.

Яковлев:

- По некоторым опросам, ЛДПР уже на второе место претендует.

Орлов:

- Нет, я думаю, что ЛДПР и «Справедливая Россия» будут напряженно драться. «Справедливая Россия» сейчас на грани барьера, но и у ЛДПР не идеальная позиция в целом ряде регионов. Посмотрим, кто построит какую кампанию. В принципе, ЖКХ, капремонт – вот эти темы, которые поднимает «Справедливая Россия» в большей степени, чем ЛДПР, это может выстрелить. Но и КПРФ, надо сказать, их тоже поднимает. Посмотрим.

Карманов:

- Но уже конец апреля. Мы должны были увидеть уже, какую кампанию начали строить партии.

Орлов:

- Хочу вам напомнить, что в апреле 2011 года конь еще не валялся.

Яковлев:

- Зато что было в декабре!

Орлов:

- Правда, в декабре были выборы. Был уже к тому времени сформулирован мем «Партия жуликов и воров», тогда очень популярный. Но агитация кампания той же "Единой России" еще не была развернута тогда. А ведь партия очень активно тогда выступила, фактически опершись на протестное движение. Сейчас нет протестного движения такого политизированного. Но я просто хочу сказать, что не надо считать, что ситуация предрешена. Если у партии «Справедливая Россия» сейчас рейтинг 5,6 %, не факт, кто он будет 5,6 % и к концу кампании. Он может как вырасти, так и завалиться за барьер. Это будет зависеть от их усилий, от агитационной кампании, от того, удастся ли им убедить элиты и население. В принципе, у них есть довольно яркие игроки. А ЛДПР – это лидерская партия. Там только Жириновский. А он только слабеет. Это уже возраст. Это тоже надо учитывать.

Карманов:

- Это еще лето покажет, кто слабеет, кто нет. У нас есть еще отличные шансы увидеть напряженную борьбу.

Орлов:

- Лето – это хорошее время для обсуждения тем ЖКХ, капремонта, бытовых проблем, проблем уровня жизни населения. Вот на этих темах всегда выигрывает «Справедливая Россия» и компартия. Ну, КПРФ – это вечный оппонент власти.

Яковлев:

- Жириновскому 70, а как продолжает жечь! Спасибо большое за этот разговор.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
Региональная студия +7 (343) 385-0-923+7 953 385-0-923
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ