Сегодня:
Происшествия2 марта 2021 14:33

Заставили убить друга и покончить с собой: история расправы отца над отморозками, зарезавшими сына

16 лет назад Верховный суд России поставил точку в деле семерых линчевателей из села Краснополье. «Комсомолка» выяснила, почему спустя столько лет Николая Суздалова и его друзей считают героями и ставят в пример детям
Сергей Шешуков работал сторожем детского сада и был убит Романом Седнем и Стасом Уткиным

Сергей Шешуков работал сторожем детского сада и был убит Романом Седнем и Стасом Уткиным

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Занесенные снегом крыши, бегающие без присмотра собаки и маленькие магазинчики – это первое что увидит каждый, кто попадет в село Краснополье. Население глубинки едва достигает четырех десятков человек, но каждый сельчанин знает страшную историю, которая произошла здесь 17 лет назад.

Не найти в Краснополье такого человека, кто бы не слышал о самосуде над 17-летним Ромкой Седнем и 18-летним Стасом Уткиным. В начале нулевых отморозки вернулись домой после того, как отсидели за кражу, и принялись терроризировать всю округу. 7 ноября 2003 года они попытались ограбить детский сад, но столкнулись с сопротивлением в лице 20-летнего Сергея Шешукова. Парень устроился на работу сторожем после службы в Чечне. Он погиб от подлого удара ножом в спину.

Пенсионеры до сих пор хватаются за сердце, когда вспоминают о тех бесчинствах. «Комсомолка» узнала, почему спустя столько времени убийц парней до сих пор считают героями.

ДЕРЖАЛИ В СТРАХЕ ВСЕ СЕЛО

Ромка и Стас с пеленок были не разлей вода. Оба из неблагополучных многодетных семей. Воровать начали еще в 12 лет, но тогда на малолетних разбойников не было управы, милиция стала реагировать на их пакости лишь когда тем исполнилось 14. Главной наживой подростков были вещи с дач, чьи хозяева редко бывают дома. Выносили все под чистую – от самоваров до телевизора.

Неудивительно, что Седеня и Уткина ненавидело все Краснополье, поэтому, когда новости о суде Линча дошли до работяг, все подумали: так и им и надо.

Николай Суздалов живет в том же доме, что и 17 лет назад. Каждый день он видит из окна место, где убили Сережу

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Чтобы узнать мельчайшие детали достаточно зайти в первый попавшийся продуктовый. Пенсионерка Валентина Петровна, которая зашла сюда купить хлеб, говорит быстро и сбивчиво.

- Я считаю, что этих сучат нужно было убить намного раньше! – рассказывает жительница. – Это же были нелюди, настоящие варвары! Ладно, они сначала воровали, так потом двух бабушек изнасиловали. Одну посреди улицы к столбу веревкой привязали, а ей 90-лет было и пальцев на руках не было. Тогда Рому и Стаса связали и отвезли в пункт милиции в селе Петрокаменском. У самих нас лишь изредка участковый есть. Там развели руками и отправили бабку на экспертизу, а та через неделю умерла от стыда. Вы считаете, что такие достойны жизни?!

Аналогичное мнение донеслось и от мамочек, которые забирали детей из детского сада.

- Вот знаете, мы, конечно, в правовом государстве живем. Но если бы Ромку и Стаса судили, как полагается, они бы через 10-15 лет вышли. И снова бы продолжили держать в страхе все село. Поэтому, все по делу было. Да и я как мать могу сказать, если бы моего ребенка убили – я бы также без суда и следствия этих уродов грохнула, - во всеуслышание заявила местная жительница.

Но нашлись и те, кто встал на защиту Ромки и Стаса.

- У парней родители с ума сошли и померли. Тем, кто устроил самосуд, пожизненное надо было давать. Такие же убийцы, как и Стасик с Ромой. Надо было избить, но не убивать, - рассказала дожидающаяся автобуса до Нижнего Тагила пенсионерка.

КОДЕКС МЕСТИ

Тело Сережи Шешукова нашел его отчим Николай Суздалов. Парень не был для мужчины родным сыном, но назвать его пасынком язык не поворачивается, настолько он любил Сергея как родного. В тот же день Суздалов узнал от милиции, что по подозрению в убийстве ищут Рому и Стаса. Но ждать помощи от людей в форме мужчина не стал. Николай попросил помощи у местных мужиков. Те не отказали Суздалову в стремлении поймать убийц сына.

Могилу Сергея легко найти при входе на кладбище. По надгробию видно, что за местом захоронения ухаживают

Фото: Алексей БУЛАТОВ

В состав линчевателей вошли Антон и Егор Михайловы, служивший в Чечне Алексей Гагарин, Виктор Горобец, Александр Петров и учитель местной школы Юрий Перевозчиков.

Рому Седеня и Стаса Уткина поймали через три дня после убийства Сережи Шешукова – 10 ноября. Ту ночь в Краснополье называют «казнью в осеннем лесу». Парни сами подставились во время вылазки домой. Вероятно, хотели поесть и снова сбежать. Но Суздалов и его банда были начеку и повязали их. Местом допроса был выбран гараж местной пилорамы.

- Отпустите нас! Мы больше не будем! – молили о пощаде Седень и Уткин, но каратели были непреклонны. Никто не собирался отпускать парочку живыми.

Казнь получилась показательной и жестокой.

- Вот тебе нож, - сказали каратели Стасу. – Режь друга, как сторожа убивал! Режь, пока мы тебя не убили!

Уткин несколько раз ударил друга, но бил не смертельно. Ромка Седень позже был добит друзьями Николая Суздалова. С ним расправились сразу после того, как подвели его товарища к суициду в чаще леса.

В распоряжении «КП» есть детали уголовного дела. Из-за требований Роскомнадзора мы не можем привести текст полностью, так как в нем указан способ самоубийства.

Из показаний учителя Юрия Перевозчикова, зачитанных в Верховном суде:

«Когда он пришел в гараж и увидел там потерпевших Седеня и Уткина, он спросил у присутствовавших там лиц, почему их не сдали в милицию за убийство. Но ему ответили, что ждут Суздалова – отца убитого. Около 3 часов ночи пришли Суздалов, Горобец и Гагарин, которые о чем-то разговаривали с потерпевшими и ругались. Через некоторое время Горобец вывел Седеня <…>, за ними вышли Суздалов и Уткин, и все пошли в сторону леса, где выяснили, что ни у кого нет ножа. Горобец велел ему и Михайлову принести нож, но для какой цели, им было неизвестно. Они взяли в гараже нож, он также взял с собой чурку, так как об этом также <…> Кто-то велел Уткину наносить удары ножом Седню и тот несколько раз ударил Седеня ножом в грудь».

Увидев, что Седень подает признаки жизни, присутствующие добили парня, ударив его ножом три раза. После этого они заставили Уткина свести счеты с жизнью.

На суд линчевателей приехало все село, в их поддержку собирали подписи. Фото: телекомпания «Тагил Телеком»

ПОСЛЕСЛОВИЕ

3 февраля 2005 года Верховный суд поставил точку в деле народных мстителей, никому из них не смягчили срок. Самый большой срок получил Виктор Горобец – суд признал его виновным в спланированном убийстве и покушении на убийство и был приговорен к 8 годам лишения свободы. Остальные получили от 3,5 до 8 лет.

Что же до самого Николая Суздалова, то его судили не за месть и самосуд, а только за подстрекательство. Остальные участники просто взяли на себя часть его вины. Суздалов был освобожден в зале суда после проведенных 9 месяцев в СИЗО.

Семья Стаса Уткина жила в этом трехквартирном доме. Сейчас он заброшен

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Отец убитого Сережи Шешукова по-прежнему живет в Краснополье вместе с женой детьми и внуками. Но общаться журналистами не желает. Он и его семья до сих пор пытаются забыть случившееся как страшный сон. Что же до остальных линчевателей, то после освобождения они прослыли в селе героями, но быстро перебрались в Нижний Тагил, где обзавелись семьями.

Родителей убитых парней давно нет в живых. Николай Седень работал в школе плотником, но ушел из жизни в 2004 году в возрасте 48 лет. Его жена Мария скончалась в ноябре 2014 года, она не дожила двух дней до своего 53-летия.У четы Седень осталось две дочери и два сына. Старший – Дмитрий живет в Нижнем Тагиле. Дочь Светлана с родным братом Максимом живет в селе в доме своего мужа Андрея. Наталья Седень переехала жить в Новоасбест. Бывший дом многодетной семьи на улице Мира давно расселен и вот-вот рухнет.

Ромка Седень жил в этом доме

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Мама второго парня Надежда Уткина вот уже 15 лет числится пропавшей без вести. Ее дочь Ольга после выпуска из детского дома получила от государства жилье и живет в Николо-Павловском. Сын Павел Путилов сейчас отбывает срок в колонии за кражу, как некогда его старший брат.