Общество

А может не случайно карантин нам дан весной?

Наш журналист о времени, которое нам дано, чтобы подумать о вечном
Куда мы раньше ехали? Куда бежали? Куда неслись?

Куда мы раньше ехали? Куда бежали? Куда неслись?

Фото: Евгения ГУСЕВА

Повезло.

Изоляция в весну.

Набухшая почка ценнее, когда видишь ее через оконное стекло.

Я вот все думаю: может не случайно карантин нам дан весной?

Кто-то скажет – Бог. Кто-то – природа. Кто-то – Жизнь.

Китайцам муравьиноподобным – зимой. Им все равно, какое время года на дворе. Маски надели, социальным рейтингом подпоясались – и отсидели свое.

Вчера знакомый ехал из-за города в пустой электричке. Один на весь поезд.

Куда мы раньше ехали? Куда бежали? Куда неслись? Станция. «Осторожно двери…»

И дальше…

Может это нам дано, чтобы подумать о вечном? Глядя в окно на солнце, освещающее пустые тротуары, политые антисептиком?

Пока не поздно. Пока не стал задыхаться…

Утро. Подъем. Переворот. Работа. Со слипающимися глазами – отечественный сериал… Сейчас ты бы по-другому отреагировал на фразу гладкого майора: «- Вы уверены, что он вышел из этой квартиры?»

Теперь дома. Утро. Подъем. Еще раз подъем. Снова подъем. И сразу ужин.

А вокруг дети копошатся у компьютера. И по ту сторону Марьванна с кругами под глазами. Ты краем уха слушаешь про кольчатых и беспозвоночных. Думаешь, что пора подтянуть Past Сontinuous. И, наконец, выучить как правильно писать «также».

Только не включать телевизор! Не пускать в свой мир крикливую тетку с выпученными глазами, тревожно вещающую с экрана. Зараза – это она, а не коронавирус. Кто-нибудь, в Останкино - накапайте ей капли Зеленина!

А другая женщина, та, которая рядом, выспалась. Похорошела. Гладит утюгом одноразовые медицинские маски.

И ты сам, наконец, взял книжку, которая полгода лежит нераскрытой на тумбочке. Потому что раньше перед сном ты открывал не книжку, а погружался в паутину соцсетей. В чужую, ненастоящую, виртуальную жизнь, лайкая и перепащивая.

Перепащивая и лайкая.

Алкая лайки…

И тарабаня посты…

А затем утыкался в подушку, чтобы забыться тяжелым, усталым сном забавно забаненного.

Дома. Ты, наконец, по-настоящему узнал людей, с которыми работал столько лет.

Вот этот семинар онлайн. Смотришь не на собеседников, а рассматриваешь обстановку за их головой.

Начальник… Да какой он начальник – у него шторы не в тон обоям.

А у другого подозрительные книжки на стеллаже. И фикус дурацкий.

У третьего – кухня с завидным набором ножей.

Четвертый странную пижаму носит.

Побывал у всех, подсмотрел.

Многое понял.

Ко второй неделе изучаешь собственное изображение в зеркале. Тут вьется, тут – не вьется. Еще чуть-чуть и не отличишь Кипелова. Песня «Я свободен…» теперь звучит совсем по-другому.

Весна. Птички поют. Огарки шастают. Там, за стеклом. И в форточку пробиваются запахи легкие, чистые. Никогда такого воздуха еще не было в городе. Кислород.

Дышать. Пока дышится.

И чтобы пронесло. Не коснулось семьи, близких, родных, знакомых. Друзей. Соседей. Провизора в аптеке с большими карими глазами. Киргиза-дворника в респираторе, натянутом на нос.

Чтобы никого не коснулось.

Исчезло, как морок.