2019-12-07T20:43:02+03:00

НАТО исполнилось 70. И оно умирает от смерти мозга?

Член Норвежского Нобелевского комитета и эксперт Валдайского клуба рассказал «КП» о причинах кризиса в стане западных союзников
Поделиться:
Комментарии: comments51
НАТО исполнилось 70. И оно умирает от смерти мозга?НАТО исполнилось 70. И оно умирает от смерти мозга?Фото: REUTERS
Изменить размер текста:

В Лондоне завершился саммит глав стран-членов НАТО. Повод вроде бы торжественный — в этом году Североатлантическому Альянсу исполнилось 70 лет. Но в товарищах согласья нет — то Макрон говорит о «смерти мозга» НАТО, то Эрдоган намекнёт, что формат членства в блоке можно и пересмотреть...

В чём же причина разногласий в когда-то монолитном союзе? Об этом «КП» рассказал Асле Тойе (Asle Toje) — один из ведущих скандинавских политологов, член Норвежского нобелевского комитета и докторант Кембриджского университета. Также господин Тойе — эксперт Валдайского клуба, авторитетной российской дискуссионной площадки, куда каждый год приезжают представители всех континентов, чтобы обсудить переход к новому, многополярному миру.

Иные новости приходят медленно — такие, как понимание масштабов ослабления НАТО. В центре которого находится моя родная Норвегия, ведь генсек этой организации — мой соотечественник Йенс Столтенберг.

Он сражается за НАТО так же, как 80 лет назад, накануне Второй мировой, другой норвежский политик, Карл Йоахим Хамбро, пытался спасти от развала Лигу Наций [международная организация, прообраз ООН, которая, однако, не смогла предотвратить германскую агрессию — ред.]. И, похоже, с аналогичным успехом.

Если коротко, нынешнее ослабление Североатлантического альянса — это результат того, что все считают, будто они могут сделать работу Альянса зависимой от собственных узких интересов. Такова общая трагедия: все хотят пользоваться коллективной безопасностью, но мало кто готов платить за нее. Только 6 из 29 членов НАТО выделяют на оборону обязательные 2% ВВП.

Вот почему НАТО так хрупок. А теперь — новый кризис. Турки блокируют сотрудничество c Альянсом на восточном фланге в попытке добиться одобрения их оккупации севера Сирии [а именно — части Сирийского Курдистана; сама Анкара называет это «созданием зоны безопасности» — прим. ред.]. Турки хотят, чтобы Запад признал «террористами» курдов, своих бывших союзников в борьбе с ИГ [запрещённая в РФ экстремистская организация].

Новые члены НАТО потребляют больше оборонных ресурсов Альянса, чем обеспечивают сами. А немцы ещё и хотят платить за это меньше (в процентах от ВВП), чем другие. Президент Франции Эммануэль Макрон полагает, что Европа должна обеспечивать свою оборону сама, и готов возглавить такой «оборонный союз Старого света», если НАТО действительно развалится.

Это была бы глупая затея, если бы президент Соединенных Штатов Дональд Трамп не был настолько непопулярен в Европе. Сейчас он пытается пересмотреть сделку, лежащую в основе НАТО. Трамп хочет перераспределить бремя ответственности и расходов в Альянсе, которое сейчас сильно перекошено в пользу Америки.

Трамп желает, чтобы Европа увеличила оборонные расходы и одновременно оказала ему поддержку в экономической войне США и Китая. Но ЕС надеется удержаться подальше от американской геополитики. Наоборот, некоторые из европейских стран поддерживают Россию и тот же Китай — соперников Вашингтона.

Поэтому заседание глав стран НАТО 3-4 декабря в Лондоне, приуроченное к 70-летию Североатлантического блока, прошло в своеобразной атмосфере. Макрон разгорячился, назвав Трампа «мертвым мозгом» Альянса; а последний ответил, сократив вклад США в бюджет блока на четверть.

Несмотря на такой вспыльчивый выпад, Макрон абсолютно рационален и сказал то, что многие думают. Франция — фактически единственная страна в Европе с геостратегическими перспективами [и атомным оружием, если не считать Британию, которая увязла во внутренних проблемах и «Брексите» — выходе из ЕС — прим. ред.]. Европейцы видят сгущающиеся тучи. Они знают, что «конца истории», о котором рассказывали американские политологи, никогда не было, — и что Европа слишком слаба, чтобы уверенно идти в будущее.

А Макрон понимает, что ЕС не будет подлинным Союзом, если не сможет защитить европейцев. И что трансформация ЕС в такой «настоящий» Союз — единственный инструмент, который может снова превратить Францию в мировую державу.

Трамп тоже по-своему прав. Американская вежливость позволяла Старому свету много раз выходить из трудного положения — например, европейские контингенты в ходе операции НАТО в Афганистане показали себя настолько плохо, что это должно было привести к коренной реформе вооруженных сил в большинстве стран ЕС, но её произошло.

Между тем европейские лидеры уверены, что Трамп проиграет президентские выборы в следующем году. Возможно, в том числе поэтому они не спешат удовлетворять его требования. А для моей родной Норвегии историки будущего будут стремиться найти ответы на вопрос, почему политики Старого Света не смогли заплатить США и НАТО те самые 2% ВВП за лучшие, какие только могли быть, гарантии безопасности, когда они явно могли себе это позволить.

Аксель Оксеншерна, великий государственный деятель Скандинавии, дал на этот вопрос хороший ответ, почти 400 лет назад советуя шведскому дипломату перед Вестфальскими мирными переговорами (стали одной из первых попыток установить справедливый и устраивающий все государства миропорядок): An nescis, mi fili, quantilla prudentia mundus regatur? — «Разве ты не знаешь, сын мой, сколь мало мудрости в управлении миром?» Несколько двусмысленно. Зато очень похоже на нынешнюю ситуацию.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также