Интересное

"Просят: "Доктор, дайте что-нибудь", и достаю аскорбинку". О чем молчат врачи «Скорой»

Медики, которые первыми приходят на помощь, рассказали всю правду о своей работе: как сутками ездят по вызовам и отбиваются от безумных пациентов
В 24 случаях из 25, говорят врачи «скорой», человек может помочь себе сам

В 24 случаях из 25, говорят врачи «скорой», человек может помочь себе сам

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Врач «скорой» ставит укол, измеряет давление, снимает кардиограмму, а откуда-то сверху на голову медика падает металлический таз. Или одичавший кот больного с дикими воплями впивается в ногу. И все это безумное действо сопровождается оркестром из истеричного мата и пьяных криков. Врачи «скорой» рассказали всю правду о своей работе: как сутками ездят по вызовам, ищут нужную квартиру в темных обшарпанных подъездах и отбиваются от неадекватных пациентов.

По просьбе «КП», медики поделились самыми яркими историями из своих оранжевых чемоданчиков.

"Мы приезжаем жизни спасать, а на нас с кулаками кидаются"

"Мы приезжаем жизни спасать, а на нас с кулаками кидаются"

Фото: Алексей БУЛАТОВ

«Приехали на ножевое ранение, а пациент палец порезал»

- Бригада, на вызов. Аритмия, - доносится из рации голос диспетчера.

Вызов принят. На часах около восьми утра, и бригада в составе врача, фельдшера и водителя выезжает на помощь пациенту. Смена началась. На подстанцию они вернутся лишь для того, чтобы немного перекусить и снова ехать по вызовам.

В 24 случаях из 25, говорят врачи «скорой», человек может помочь себе сам. Банальный порез, мозоль, легкий кашель, синяк - люди перестраховываются. Температура 37 - на телефоне уже набран 03.

- В среднем, за сутки у нас около 25 вызовов. И обычно в 24 из них наша помощь не требуется, люди могут помочь себе сами, - говорит врач почти с 30-летним стажем.

Бывает и так, что медики мчатся к пациенту на всех парах, а там - банальный порез. По таким пустякам в 03 звонит чаще всего молодежь.

- Мы не знаем, что происходит на месте, - объясняют врачи. - Ориентируемся на сообщение диспетчера. Сообщают: «Ножевое ранение». Мы включаем мигалки и летим с сиреной на помощь пострадавшему. Приезжаем и видим картину, от которой я долго была в шоке. Сидит молодой парень, перед ним картонная коробка. Туда он опустил палец, с которого капает кровь. «Вы почему так долго? Я ж кровью истекаю!» И давай орать на нас матом. Я посмотрела это «ножевое ранение», а там банальная царапина. Даже шить не нужно. Забинтовали и уехали. И таких вызовов - миллионы.

Не имеем право лечить

Врачи «скорой» оказывают только экстренную помощь: поставить жаропонижающий укол, наложить шину, сбить давление, обработать рану, поставить предварительный диагноз, госпитализировать. Всем остальным занимается лечащий врач.

- Мы не имеем права лечить, - говорят медики. - На вызов у нас всего 40 минут. За это время мы просто физически не успеем изучить всю историю болезни. Ориентируемся на слова пациента и на симптомы, которые видим. А ведь люди и приврать могут. Или посчитают, что неважно и не говорят, но все как один: «Вылечите меня, доктор». Лечит лечащий врач или участковый, а мы только первую помощь оказываем.

«Волшебная пилюля, прямиком из Швейцарии»

Как было бы здорово, существуй таблетка от всех болезней, или укол, поднимающий всех на ноги. Люди вызывают «скорую помощь» и надеются, что медики – волшебники, с лучшими лекарствами в оранжевом чемоданчике.

В оражевых чемоданчиках много интересных историй

В оражевых чемоданчиках много интересных историй

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Давно хочу положить шприц с надписью «какой-нибудь укол» и бутылек с наклейкой «что-нибудь». Через одного такие пожелания. «Доктор, ну вколите мне что-нибудь». «Хорошо» - говорю и вкалываю физраствор или даю аскорбинку. Для особо настойчивых достаю «волшебную таблетку, которую только что из Швейцарии привезли. Экспериментальное лекарство, но стопроцентно поможет». И ведь действительно помогает! Появляется гибкость в теле, блеск в глазах и настроение повышается. Эффект плацебо никто не отменял.

Бывает и 3000 вызовов за смену. Вот и едем долго

Самая частая жалоба - медленно ехали. «Скорая» на то и «скорая», чтобы быстро приезжать. За медлительность врачей часто ругают, а если посмореть с другой стороны, то оказывается, виноваты сами пациенты.

- Если мы долго едем, это не значит, что мы спим, или еще одну чашку чая завариваем. Значит, мы у пациента, не завершили предыдущий вызов. Если много вызовов, конечно, долго едем. В праздники было по 3 000 вызовов за смену. Я 10 марта работала, тогда одновременно висело 55 необслуженных вызовов, - вспоминает врач. - Время тратится не только на дорогу. Бывает, что «зашел-вышел». А иногда сидишь и час, и больше. Больного надо осмотреть, кардиограмму снять, укол поставить, карточку заполнить. Не всегда сразу получается адрес найти - улицу или дом. Особенно в частном секторе.

Сирену не включаю, боюсь в аварию попасть!

Любой автомобилист знает, что «скорую» нужно пропускать. Знает любой, но пропускает не каждый. Порой, из-за невнимательности или хамства врачи сами нуждаются в помощи.

- В большинстве случаев люди боятся ответственности: если что-то тяжелое и везешь пациента с мигалками и сиреной, то, естественно, пропускают, - говорит врач. - Но ДТП случаются. Поэтому, когда я еду к пациенту, наоборот, говорю водителю, чтобы без сигналов ехал. Так больше вероятности, что доедем без происшествий. Не пропустят нас с мигалками, и мы погибнем, и пациент. А когда, пациент уже в машине, то гоним на всех парах, если случай критический.

«Мы приезжаем жизни спасать, а на нас с кулаками бросаются»

Буйных пациентов становится все больше, жалуются доктора. Могут просто накричать, а могут и ударить. Раньше врачи - в основном, женщины, - ездили вдвоем с водителем, который к пациенту не заходит. Сейчас в бригаде трое: врач, фельдшер и водитель. Также для безопасности есть тревожная кнопка, правда, ее еще надо успеть нажать.

Чаще всего, врачи "скорой" - женщины

Чаще всего, врачи "скорой" - женщины

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- К буйным пациентам мы должны с полицией заходить, но сам больной не скажет же, что он буйный. Вот и получается, что потом побои придется снимать. Иногда бывает, что страдаем не только от пациентов. Приехали к бабуле, у нее давление. Фельдшер пошел уколы ставить, дверь в комнату была закрыта. Я сидела карточку писала, - вспоминает врач. - Тут кошак бабулин лбом дверь открыл, влетел в комнату, подошел ко мне, понюхал. А я руку в этот момент просто опустила, даже не гладила его. И он как вцепится! Укусил и челюсти не разжимал. Такая была боль адская! Помню, сказать ничего не могу, в зобу дыхание сперло. Искры из глаз. Хорошо, фельдшер увидел вовремя. Подошел, как дал кошаку по лбу, тот челюсти и разжал. Потом больная рука опухла, я ходила в гипсовой лангете, думала, начнется флегмона (болезнь кошачьих царапин), но не дошло.

«Не вызывайте «скорую» пьяным на улице»

- Нам сообщают: «Без сознания». Мы летим, вдруг сердце остановилось, а там он - с душком. Лежит, отдыхает. Ни встать, ни сказать ничего не может. А я как его понесу? Но есть один прием. Спрашиваю: «Водку будешь?». «Буду». И встает. Сразу силы появляются, ноги идут.

Таких «пациентов» врачи отправляют в дом наркомана или дом алкоголика, чтобы отправлять в больницу, оснований обычно нет. Приехав на место, алкаши радуются, что «домой» вернулись. Врачи «скорой» просят сначала полицию вызывать, а только, в крайнем случае, «скорую».

Людей катастрофически не хватает

Несмотря на то, что врач «скорой помощи» важная и жизненно необходимая профессия, людей в службе не хватает. Основная причина - маленькая зарплата и тяжелые условия труда.

- Люди уходят. Кто в другие регионы, кто просто из «скорой». Вот и мы и пашем по две смены - сутки через сутки. Все так работают. Сутки спишь, сутки работаешь! Вот так и живем.