2019-03-16T07:54:10+03:00

«Иван Васильевич меняет профессии»: как ГУЛАГ прошелся по свердловчанину, превратив его из военного в художника

История выходца из семьи эмигранта, призванного в японскую армию, а позже – завербованного в советскую разведку и приговоренного к 25-летнему сроку
Иван Васильевич сам мастерил открытки. Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"Иван Васильевич сам мастерил открытки. Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"
Изменить размер текста:

Иван Васильевич Белокрылов больше сорока лет – с 1956 и до 1998 года прожил в уральской столице, сначала – Свердловске, затем в Екатеринбурге. Здесь он работал в одном из театров, и жизнь его мало чем отличалась от жизни сотен тысяч других горожан. Вот только молчалив был, хотя тишину не любил. Были на это свои причины.

До переезда на Урал, его жизнь Ивана Васильевича язык не поворачивается назвать спокойной. На судьбе этого человека можно изучать историю России прошлого века. Выходец из семьи эмигрантов, которого призвали в японскую армию, а после – завербовали в советскую разведку и отправили в лагерь на четверть века по 58 статье. Когда смотришь на фото и видишь простого худощавого мужчину с азиатскими чертами лица, то не сразу верится, что это все о нем. А ведь Иван Белокрылов не только выжил в лагерях после эмиграции и участия в боевых сражениях, но и успел стать художником в застенках.

Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"

Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"

Уральское общество «Мемориал» много лет собирает истории политических заключенных советского периода. Как и многие другие, пришедшие сюда в 1990-е годы, Иван Белокрылов мало рассказывал о репрессиях. Подробностей почти не знала даже его дочь – Ксения Белокрылова.

- Иногда эта загадочность смешила. По дореволюционной традиции в семье не праздновали дни рождения, только – дни ангела, – рассказывает она. – Он путал даты. Мы не знали точно, родился он 6 или 9 октября, 1922 или 1923 года.

Иван Васильевич (на заднем фоне) вместе с товарищами. Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"

Иван Васильевич (на заднем фоне) вместе с товарищами. Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"

Известно, что Белокрылов родился в семье забайкальских казаков, которые после революции эмигрировали в Маньчжурию (тогда – территория Китая). Там он окончил местную школу, а потом учился в студии живописи. В это время эту территорию оккупировала Япония и стала призывать эмигрантов на службу.

- Белокрылова зачислили в отряд Ивана Пешкова – формально японский, но почти все его участники - казаки, - рассказывает председатель уральского «Мемориала» Анна Пастухова. – Они занимались обороной своих поселений от нескольких армий.

На картинах Белокрылова отражена лагерная жизнь. Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"

На картинах Белокрылова отражена лагерная жизнь. Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"

После Второй мировой войны Иван Васильевич получил советский паспорт и занялся восстановлением городов в Маньчжурии. Там же Иван познакомился с будущей женой Ниной. Это случилось на одном из собраний коммунистического кружка. Чуть позже он получил предложение работать на советскую разведку. И согласился.

Его увезли в Монголию, где за месяц обучили работе с рацией и шифровке. Оттуда Иван вернулся с заданием собирать материалы о присутствии китайских войск и шпионской деятельности других государств в Маньчжурии.

Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"

Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"

- В 1949 году его вызвали в Читу, - продолжает Ксения Белокрылова. – Там отца встретили какие-то знакомые, отвели на квартиру и напоили. А после – арестовали и обвинили в шпионаже в пользу Японии.

Белокрылова приговорили к 25 годам лишения свободы в казахстанском лагере Джезказган. Он не знал, что вскоре его жена Нина родила дочь, а после этого от них отвернулись родственники, о судьбе мужа женщина ничего не знала.

Вместе с пожилыми родителями Нина и дочь Ксения переехали в Тюмень, хотя тогда была возможность улететь в Австралию или Америку. Но ведь муж-то тут, поэтому и остались.

- Спросила ее потом: «Не думали, что он нашел другую?». А Нина отвечает: «Мы знали, куда пропадают люди», - вспоминает Анна Пастухова. – Иван работал в шахтах, на стройке. После 1953 года – оформителем. Профессиональным художником он тоже стал в лагере.

- Я знала, что у меня есть отец. В переписках с родственниками указывали, что он на «даче». Но догадывалась, что он сидит. Была уверена – не виновен, - рассказывает дочь Ивана.

После смерти Сталина в 1953 году Белокрылов попросил пересмотреть свое дело, а еще – право переписываться с семьей. Через старые контакты он нашел новый адрес. Спустя почти пять лет Нина получила первое известие о муже. В письме Иван сразу спросил о ребенке: «Мальчик или девочка?»

Через два года Белокрылова амнистировали. Адаптация на воле проходила тяжело – у Ивана не получилось устроиться на работу в Тюмени, и он уехал в Свердловск. Здесь мужчина нашел работу бутафора в Театре юного зрителя, а вскоре перевез в город семью.

Иван Васильевич вместе с семьей. Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"

Иван Васильевич вместе с семьей. Фото: предоставлено уральским обществом "Мемориал"

- Он всегда чем-то занимался. Любил слушать радио и одновременно читать – тишину вообще не переносил из-за воспоминаний о лагере, - добавляет Ксения. – Овчарок тоже, хотя собак любил. Не был закрытым, но о репрессиях не говорил никогда.

По словам Анны Пастуховой, это характерная черта многих лагерников. Во многом, чтобы не навредить семье. Даже после прихода в «Мемориал» эту тему дома не поднимали. Белокрылов умер от онкологии в 1998 году. Его супруга Нина пережила его на полгода.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также