2018-08-19T14:30:09+03:00

Сергей Станкевич: После победы над путчем ГКЧП мы с трудом выползали из-под обломков "красного проекта". Не обошлось и без ошибок

Об этом известный политик, эксперт Фонда Анатолия Собчака рассказал в эфире Радио "Комсомольская правда"
Поделиться:
Комментарии: comments83
Известный политик, эксперт Фонда Анатолия Собчака Сергей Станкевич.Известный политик, эксперт Фонда Анатолия Собчака Сергей Станкевич.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ
Изменить размер текста:

- Скажите, Сергей Борисович - а 19 августа 1991-го вы были первым замом председателя Моссовета. Правильно?

- Да. И советником Президента России Бориса Ельцина.

- "Левада-центр" провел опрос среди населения России. Оказалось, что в основном граждане сейчас не занимают ни сторону ГКЧП, ни сторону Ельцина и его окружения. Как вы к этому относитесь?

- Я отношусь положительно к этому вот по какой причине.

Нас усиленно пытаются заставить жить с головой, повернутой назад. Нас искусственно погружают в вечное прошлое. Нам сейчас важно, чтобы мы не жили бесконечно на той баррикаде, которая возникла в августа 91-го года, а чтобы строили общее будущее.

То, что произошло тогда, было не только расставанием с провальным "красным проектом". Это было и обретение нового - жизнеспособного и правильного - государственного проекта.

Мы обрели нашу первую демократическую республику, в которой до сих пор живем. И тот факт, что спустя почти 30 лет нас пытаются вернуть на те же самые баррикады, - это плохо.

И я рад, что у наших сограждан хватает здравого смысла смотреть в будущее, а не в прошлое. И не жить на баррикадах. Это важно.

На стройке надо жить, а не на баррикадах.

- Понятно. А вы всерьез считаете, что вы тогда все сделали правильно? И реформы правильные. И ни в чем не ошиблись. И Ельцин, и Собчак, и Станкевич верной дорогой вели Россию к светлому будущему?

- Тут творцы злонамеренного реакционного мифа об августе 91-года специально смешивают карты и понятия.

До 19 августа 91-го года за все, что происходило в стране, буквально отвечала монопольно правящая коммунистическая партия Советского Союза. Да, была некоторая оппозиция в тот момент. В парламенте, в том числе, заседавшая, которая вполне могла в духе парламентской борьбы и продолжать оставаться оппозицией меньшинства.

Но отвечала за все монопольно правившая коммунистическая партия. До 19 августа 1991 года. А вот это пытаются всячески заместить, исказить историческую ответственность.

- Так-так...

- А вот после того, как запутавшаяся в собственных реформах коммунистическая партия обрушила "красную империю" нам на головы, вот после этого начинается наша политическая ответственность. Да, действительно, в реформах…

Хорошо, что мы выстояли в августе 91-го года. Это было замечательно! Мы избежали масштабной гражданской войны, потому что мы оборонялись тогда правильно.

Напомню, мы никого не атаковали и ничего не штурмовали. Мы оборонялись, представляя собой законную власть России. Избранную гражданами.

А дальше начинались наши реформы, не все из которых, конечно, были удачными и продуманными, потому что это были реформы уже в процессе выползания из-под обломков. В чрезвычайно сложных обстоятельствах - с пустой казной и пустыми товарными запасами. И огромным государственным долгом.

- Именно по этой причине вы тоже запутались в реформах?

- Нет. Не только по этой причине, а - потому что не было соответствующего опыта проведения такого рода реформ тогда ни у кого.

И были, видимо, какие-то и просчеты. Я даже считаю, что четыре ошибки я всегда числю за Борисом Николаевичем Ельциным. Но это уже в последующем. Не в августе 91-го года.

- Что за шибки?

- Первая - он не нашел мирного решения конфликта 93-го года. Дальше. Это - приватизация, мягко говоря, не самая удачная. Третья ошибка - чеченская война с 94-го и далее годов. И четвертая – Ельцин напрасно пошел на второй президентский срок.

Но, тем не менее, баланс, с которым первый президент вошел в историю – победитель августа 91-го года – баланс в целом положительный, я считаю.

Мы обрели республиканский государственный проект, который существует вопреки всем искажениям и зигзагам, нападкам на него уже скоро 30 лет. И будет веками существовать, я думаю.

- А какие ошибки у советника президента и первого зама главы Моссовета Сергея Станкевича?

- Видимо…

- За что вы лично отвечаете?

- Нет, это ответственность не персональная. Никто из нас не держал судьбу за глотку, никто из нас не рулил событиями по своему произволу. Это - ответственность коллективная. И, видимо, я был недостаточно убедителен в некоторых своих советах, потому что по всем этим четырем отмеченным мною ошибкам у меня было другое мнение. Но оно не возобладало. Я был недостаточно убедителен.

- Сейчас, допустим, России, нашему государству может грозить какой-то путч? ГКЧП или образца октября 93-го года.

- Нет. Не вижу никаких оснований для этого. У нас достаточно прочный республиканский проект. И мы должны его сейчас всячески охранять от нападок, развивать.

И с его помощью, с помощью этой нашей республики - как нашего общего достояния, строить правильное будущее.

Никто на эту нашу республику уже не покусится. Нам это слишком дорого досталось. И это достояние мы обязательно сохраним. И не дадим завести Россию в какую-то очередную утопию того и ли иного цвета.

- Спасибо огромное!

МЕЖДУ ТЕМ

Руслан Хасбулатов: ГКЧП в августе 1991-го добровольно уступил нам с Ельциным победу. Но мы удержать ее не смогли

В этом в годовщину путча экс-председатель Верховного Совета РСФСР признался в эфире Радио "Комсомольская правда" (подробности)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Августовский путч 1991 года: Даже победа ГКЧП не сохранила бы СССР!

26 лет назад, 19 августа 1991 года, 8 человек из высшего руководства СССР объявили о создании Госкомитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) и блокировали в Крыму президента страны Горбачева. Так они пытались спасти Советский Союз (подробности)

Еще больше материалов по теме: «Августовский путч 1991 года»

Понравился материал?

Подпишитесь на тематическую рассылку, и не пропускайте материалы, которые пишет Александр ГАМОВ

 
Читайте также