2018-05-08T13:09:36+03:00

Уральский ветеран-художник: «Мы бомбили немцев по моим рисункам»

Сергей Антонов, прошедший Великую Отечественную войну, вспоминает, как советские солдаты бились под Сталинградом и как его талант живописца помог отбить Белоруссию
На счету Сергея Кирилловича около 300 картин.На счету Сергея Кирилловича около 300 картин.Фото: Данил СВЕЧКОВ
Изменить размер текста:

Сергею Антонову 96 лет, но он по-прежнему каждый день берет кисточку, садится перед мольбертом и рисует картины. На его счету уже около 300 работ. Главная тема – природа. Когда-то он сам ходил по лесам с мольбертом под мышкой, но сейчас ему уже сложно передвигаться без кресла-каталки.

– Пока рисую природу, я отдыхаю и сразу забываю обо всех болячках, – делится Сергей Антонов. – Поэтому картин на тему Великой Отечественной войны у меня не ищите. Их нет. Вспоминать все это слишком тяжело.

И все же, по нашей просьбе Сергей Кириллович стряхнул пыль со старенького фронтового фотоальбома, спрятанного глубоко в шкафу.

Сергей Антонов не любит вспоминать о войне, поэтому свой фронтовой фотоальбом он старается без надобности не открывать. Фото: Данил СВЕЧКОВ

Сергей Антонов не любит вспоминать о войне, поэтому свой фронтовой фотоальбом он старается без надобности не открывать.Фото: Данил СВЕЧКОВ

СТУК КОПЫТ ПЕРЕПУТАЛИ С БОМБЕЖКОЙ

– В 1942 году мне было 20 лет и я работал учеником художника во Дворце культуры в Петровск-Забайкальске. Но его очень скоро закрыли, чтобы сделать госпиталь для раненых. И я устроился на железнодорожную станцию, а там предлагают: «Хочешь стать офицером? – вспоминает Сергей Антонов. – Если да, срочно получай в бухгалтерии расчет и через два часа будь на вокзале. Я прибежал домой, сказал родным, что в армию иду. Мать сразу в слезы, а Варька, сестра, засуетилась – в дорогу меня стала собирать.

Сергея Антонова записали в пулеметно-минометное училище, однако окончить его он не смог. Однажды посреди ночи весь его набор подняли по тревоге и отправили на запад – отбивать Сталинград у немцев.

Во время войны Сергей Антонов участвовал в сражениях под Сталинградом. Фото: из личного архива Сергея Антонова.

Во время войны Сергей Антонов участвовал в сражениях под Сталинградом. Фото: из личного архива Сергея Антонова.

– В вагоне нары соломой застелили и улеглись. А ротный мне говорит: «На остановках прислушивайся. Как услышишь орудийные залпы, буди меня». Страшно было. Мы боялись, что наш поезд обстреляют, – рассказывает Сергей Кириллович. – И вот, останавливаемся мы посреди ночи. И слышу: «Бух! Бух! Бух!». Я к ротному: «Товарищ командир, стреляют!». Все солдаты в вагоне повскакивали. «Это километров за 25 от нас бомбят», – кричит один. «Это пушки большого калибра», – говорит другой. Прислушиваемся, все напряженны, а это кони в соседнем вагоне с копыта на копыто переступают. Меня за такую бдительность потом долго «артиллеристом» пацаны называли (смеется).

НЕМЦЫ СТРЕЛЯЛИ ПО НАМ, ПОКА МЫ ПЕРЕПЛЫВАЛИ ДОН

Состав с солдатами остановился на станции Алексиково, через которую в то время снабжался осажденный Сталинград. Оттуда полк должен был пешком добраться до Калача-на-Дону (город в 70 километрах от Сталинграда, – Ред.). Но на пути солдат встретили немцы.

– Я тогда впервые услышал как пули свистят – вжик вжик, мимо твоей головы. Вокруг парни падать начали, – тихо говорит Сергей Антонов. – Как добежал не помню. Поднялись мы на макушку кургана. Ротный кричит, чтобы мы саперными лопатками перекапывали укрепление. Копаем. Вдруг из-за соседнего холма выезжает 19 немецких танков и с ходу начинают лупить по нам.

Отбиваться от танков было нечем. Командование приказало всем уходить к берегу реки. Началось отступление.

На днях в администрации Екатеринбурга открылась выставка работ Сергея Антонова. Фото: Алексей БУЛАТОВ

На днях в администрации Екатеринбурга открылась выставка работ Сергея Антонова.Фото: Алексей БУЛАТОВ

– Рядом со мной парень полз, – вспоминает ветеран, – а сзади него метра на полтора… я думал, что это бинт, а это кишки. Он: «Братцы, помогите!» А какие уж тут братцы, когда все перепуганные? Дошли до Дона. Артиллерии нет. Карабин на мне, да гимнастерка, пропотевшая насквозь, как кожа. Ее поставь, она стоит.

Командование приказало солдатам переправиться через Дон. На берегу нашлись лодки – туда положили раненых. Остальные – своим ходом.

– Никогда не забуду картину: лодка идет битком набитая. Рядом парень плывет, задыхается. Кричит: «Помогите, утону», – продолжает Сергей Кириллович. – А ему в ответ так спокойно: «Не умеешь плавать, а чего поплыл?». Он: «Утону! Утону!» Так и ушел ко дну...

В Белоруссии Сергей Антонов принимал участие в операции «Багратион». Фото: из личного архива Сергея Антонова.

В Белоруссии Сергей Антонов принимал участие в операции «Багратион». Фото: из личного архива Сергея Антонова.

Пока солдаты форсировали реку, к берегу, который они покинули, подошли немецкие танки. Люди в воде были у них как на ладони. По воде пошла пулеметная очередь.

– Из моего отделения в живых остались только трое: я, мой друг Володька Масловский и еще Юрка, – говорит ветеран. – Меня ранило в ногу. До берега метров сто оставалось. Чувствую, что слабею. Володька мне кричит: «Крепись! Немного осталось». Но ноги мои уже пошли ко дну, и вдруг чувствую, что-то твердое. Встаю, а воды мне по пояс. Остаток пути до берега мы с Володькой уже бежали. Спрятались в овраге. С Володькой мы потом всю войну прошли. Но за 13 дней до Победы мой друг погиб.

Я РИСОВАЛ, СИДЯ В БЛИНДАЖЕ

Рядом с мольбертом в комнате-мастерской у Сергея Кирилловича висит мундир, тяжелый от наград. Одну из них «За боевые заслуги» он заслужил, когда придумал, как использовать свой дар художника на поле боя. Это случилось в 1944-м в ходе операции «Багратион», во время которой была освобождена Белоруссия, восточная Польша и часть Прибалтики.

– Моя задача была сидеть в блиндаже и через стереотрубу засекать цели для нашей артиллерии, – вспоминает Сергей Антонов. – Я выпросил у штаба ватман и от нечего делать стал рисовать на нем панораму линии фронта с расположением немцев. Каждую цель пронумеровал. Заходит ко мне как-то главный маршал артиллерии Николай Воронов, спрашивает, чем я занимаюсь. Я ему показал панораму и сказал, что по ней мы можем в любой момент открыть огонь по любой цели. Он мне: «Да это же находка для артиллерийской подготовки!». Он тут же связался с нашей батареей и говорит в трубку, глядя на панораму: «Открыть огонь по цели №4». Там было пулеметное гнездо. Через какое-то время залпы, потом разорвались снаряды и полетели щепки. От цели №4 ничего не осталось. Маршал тогда сказал, что меня надо поощрить, а мою находку внедрить.

В коллекции Сергея Антонова есть и трофейные фотокарточки, сделанные немцами в годы войны и брошенные при отступлении. Фото: Данил СВЕЧКОВ

В коллекции Сергея Антонова есть и трофейные фотокарточки, сделанные немцами в годы войны и брошенные при отступлении.Фото: Данил СВЕЧКОВ

Боевой путь Сергея Антонова насчитывает не только Битву за Сталинград и операцию «Багратион», но и Орловско-Курскую дугу, и освобождение Польши с Восточной Пруссией. А закончился он в Кенигсберге, где Сергей Кириллович встретил Победу.

– В Кенигсберге бои продолжались до 13 мая, – добавляет художник. – Как сейчас стоит картина перед глазами: сдавшиеся немцы идут колонной, а впереди движется их командир. И все строем. Они даже в плен сдавались по-немецки – организованно.

Для Сергея Антонова и других солдат, сражавшихся в Кенигсберге, по настоящему война закончилась только 13 мая. Фото: из личного архива Сергея Антонова.

Для Сергея Антонова и других солдат, сражавшихся в Кенигсберге, по настоящему война закончилась только 13 мая. Фото: из личного архива Сергея Антонова.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также