2016-11-30T16:57:02+03:00

С чего начинать свой бизнес и как обойти возможные подводные камни

"Открытые уроки бизнеса" - это совместный проект радио "Комсомольская правда" и Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства (СОФПП).
Изменить размер текста:

"Открытые уроки бизнеса" - это совместный проект радио "Комсомольская правда" и Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства (СОФПП). Проект дает возможность действующим предпринимателям рассказать о своём бизнесе, привлечь внимание к новым видам предпринимательской деятельности, а также способствует развитию бизнеса в Свердловской области.

В серии радиопрограмм предприниматели расскажут о том, как они придумывают и реализуют стартапы, и поделятся секретами успеха.

Гостями программы стали представитель Свердловского областного фонда поддержки и предпринимательства руководитель отдела микрофинансирования Сергей Кисеев и Юлия Лопаницина, которая открыла производство по пошиву детской одежды, и одержала победу в конкурсе выигрышных грантов в этом году.

Ведущий программы - Павел Филиппов.

Павел Филиппов: Почему вы решили заняться тем, чем сейчас занимаетесь?

Юлия Лопаницина: У меня всегда была мечта заниматься именно одеждой несмотря на то, что не образования и предыдущий опыт работы не был связан с данной сферой, но интерес всегда существовал. Опыт работы в аналогичной компании позволил мне все-таки прийти к этому решению, что нужно открывать что-то свое. Сфера интересна тем, что дети всегда растут, данный продукт будет всегда востребован и с точки зрения каких-то возможностей, фантазий ограничений нет. Нужно просто разработать качественный продукт, который будет востребован клиентами, ориентируясь в первую очередь на спрос именно той аудитории, которая стала нашими конечными покупателями. Изначально мы ориентировались на своих ближайших знакомых. Понимали чего не хватает именно в этом сегменте. Наш сегмент - это одежда для детей от 7 до 12 лет. И учитывая сложную финансовую ситуацию, ограничения все-таки импортных товаров качественных по доступным ценам, мы все-таки решили производить это у себя, ну и очень об этом не сожалеем.

Павел Филиппов: У меня есть две знакомых, которые занимаются примерно тем же самым. У одной крупная компания, которая занимается этим достаточно давно, а у вторая занялась примерно этим же, когда у нее появился собственный ребенок. Она начала шить одежду сама для собственного ребенка, а потом на продажу, сидя у себя дома. Знаете ли вы подобные случаи?

Юлия Лопаницина: Да. Один из вдохновляющих примеров для меня - это наш клиент сайт WILDBERRIES.RU. Все его знают. Это основной наш источник, один из крупнейших магазинов одежды в интернете. Сейчас там не только одежда, сейчас там можно купить все, что угодно. Это наш основной покупатель. И так же сайт mamsy.ru. Обе этих компаний - это семейный бизнес. И обе эти компании были открыты в период декретного отпуска женщин. Идея возникла, когда хотелась одеть во что-то своих детей, появилась идея, что нужно искать качественные товары и постепенно это переросло в такой крупный бизнес. Поэтому, когда мы придумывали, это тоже у нас с мужем семейный проект, у меня до этого был опыт работы. У компании концерн «Калина» была дочерняя компания, которая занималась производством одежды под брендом « Маленькая фея». Сейчас уже одежду не производят, осталась только косметика, но в 2011 году я работала в этой компании, соответственно я набрала опыт. В дальнейшем я работала также в легкой промышленности, но в компании, которая занималась пошивом для сторонних заказчиков, и получилось приобрести опыт необходимый с точки зрения организации всех процессов, которые сейчас очень помогают для того, чтобы это было бы все-таки не просто ателье и пошив штучного товара, а организации такого массового серийного производства, что сокращает затраты, при этом позволяет получать качественный продукт.

Павел Филиппов: Сергей, насколько типична эта история, когда человек набирается опыта на своей работе, когда работает в наёме, а потом начинает работать на себя?

Сергей Кисеев: На самом деле, эта ситуация очень типичная. Она происходит в любой сфере и мы это видим особенно по тем примерам, когда люди приходят к нам на гранты. Люди приходят уже все равно с сформировавшийся идеей, кроме идее у них есть еще и небольшой опыт в этой сфере, так как пуститься в свободное плавание, там, где ты совершенно не знаешь воду, глубину, подводные камни значительно сложнее, чем пойти в ту сферу, где ты уже плавал, где ты уже знаешь принципы взаимодействия с клиентами, как сформировался рынок, кто основные поставщики, кто покупатели, есть уже определенный образ и портрет этого покупателя. Естественно, предприниматель уходит в большей степени в ту сферу, где уже есть полученный опыт как раз по найму. Это очень типично.

Павел Филиппов: В каких сегментах они работают? Можете привести в качестве примера?

Сергей Кисеев: Это и в поставках материалов для инженерных систем, в строительстве, в грузоперевозках очень популярная тема. На самом деле везде, где есть возможность самостоятельно найти ресурс, поставку или что-то произвести и найти покупателя, то эта сфера никак не защищена. Это даже хорошо, что появляются новые проекты, новые люди, новые бизнесы. Как правило, это сфера услуг и торговля. На самом деле, очень хорошо, когда люди начинают и переходят этап, когда это не бизнес, а еще какая-то идея и самозанятость, и потом организуются, правильно выстраивают процессы в организации и это превращается в серийный поток и бизнес, который приносит хороший доход и позволяет трудоустраивать дополнительную рабочую силу.

Павел Филиппов: А вот тот самый момент, который вы отметили, когда человек сначала является самозанятым, затем решает стать предпринимателем. Как эта трансформация происходит зачастую и почему?

Сергей Кисеев: В первую очередь, конечно, уверен, что идея заняться собственным бизнесом в большинстве своем толкает людей, наверное, не от хорошей жизни, либо потеря работы, либо, как раз на нашем примере, человек остановился, он поменял сферу, сел дома и начал заниматься ребенком и у него появилось время подумать и спланировать всю жизнь, если не целиком, то ближайшее будущее и посмотреть чем можно заниматься. Если человек вложился, особенно вложился своими ресурсами, потратил время и знания, и когда он начал и процесс пошел и он видит отдачу, и в момент, когда становится жалко просто бросить и потерять, он переходит на следующий этап, когда понимает, что необходимы дополнительные знания, ресурсы, которые позволят системно выстроить что-то в организации. И вот тогда это уже превращается в бизнес. Пусть он может быть не доходный, но это уже правильное направление деятельности.

Юлия Лопаницина: Я изначально хотела всегда заниматься чем-то своим. И когда у меня появилась уверенность, что… Все сложности я понимала, у моего мужа свой бизнес, и когда все это начиналось несколько лет назад, я прекрасно понимала с какими сложностями мне придется столкнуться и что собственный бизнес это не просто красивая картинка, а это все-таки огромная работа, которая не предполагает стабильного дохода по крайней мере в первый год а то и два, и соответственно усилия не факт, что будут оправданы. И когда у меня появилась уверенность с точки зрения собственного опыта, когда подобный проект реализован, как вы говорите в работе на дядю, и когда появилась уверенность, что с финансовой точки зрения есть достаточно ресурсов для реализации, есть тот коллектив, который сейчас и работает, продолжает работать над этим проектом, что люди готовы уйти с хороших насиженных мест и начать этот проект с ноля, где нет гарантий. Но в момент, когда все эти факторы совпали и личные мои ресурсы позволили это реализовать, тогда уже это все было оформлено в предприятие, и все процессы в дальнейшем пошли так, как они должны были идти.

Павел Филиппов: После того, как вы оформили предприятия, как появились нюансы? Сложно ли стало работать?

Юлия Лопаницина: Я бы сказала, что работа над самим проектом возникла намного раньше, чем это все было юридически оформлено. Подбор необходимых поставщиков, анализ информации рынков сбыта, анализ конкурентов, это все происходило примерно за 6-8 месяцев до момента оформления. Подбор тех же кадров, подбор помещения для аренды. Для меня оформление было стартом, когда уже можно нанимать официально людей на работу, когда можно запускать производство, получать необходимые сертификаты и производить-продавать одежду. Я не могу сказать, что с момента регистрации юридического лица что-то сильно изменилось. Просто появились те обязательства, которые нужно выполнять, несмотря на текущую ситуацию.

Павел Филиппов: Ну, и те возможности, которые можно получать уже являясь официальным предпринимателем. Какие это возможности?

Юлия Лопаницына: Я благодарна в первую очередь фонду, что получилось выиграть этот грант выиграть. Это грант поддерживающий начинающих предпринимателей. Сумма гранта 300.000 р. Получить его абсолютно реально. Вся документация заполняется на сайте в личном кабинете. Это очень удобно. Нет необходимости куда-либо ездить. Перечень документов для получения гранта абсолютно адекватный. Это вообще несопоставимо с теми документами, которые нужно предоставить для получения кредита в банке на ту же сумму для малого бизнеса. И далее конкурсная комиссия рассматривает этот проект. И уже на основании решения членов комиссии принимается решения о выдачи или не выдачи.

Сергей Кисеев: На самом деле, там есть еще один важный элемент – защита, на которую приглашаются сам инициатор проект (предприниматель). Есть комиссия, которая предварительно рассматривает документы и оценивает по формальным признакам. А есть комиссия, на которую как раз приглашается предприниматель. И уже на основании того, как он выступит, члены комиссии выставят баллы. Это конкурс. У каждого претендента получается свой балл и выстраивается в рейтинг. Очень важно посмотреть на человека, на искорку, которая у него есть. Финансовые показатели, бизнес план может быть прописан красиво, но внутренняя готовность человека заняться бизнесом и пойти до конца – это очень важно.

Павел Филиппов: Юлия, вы поучили грант. У вас уже было расписано как и на что вы его потратите. Что вы с ним сделали?

Юлия Лопаницина: Я его потратила на оборудование. Данный грант позволил нам заказать оборудование. Суммы 300 тысяч недостаточно, но это покрывает большую часть затрат, и оборудование (это петельная машина) позволит нам просто больший ассортимент одежды выпускать, т.е., мы можем приступить к производству верхнего ассортимента, когда эту машину получим. Ну, это более высокая продажная цена и, соответственно, улучшение наших показателей.

Павел Филиппов: Юлия, Сергей упомянул бизнес-план. В вашем случае бизнес-план обязателен?

Юлия Лопаницина: Я считаю, что да. Точно также я писала бизнес-план. Это может быть не бизнес план, а какие-то объективные расчеты, просто на бумажке прикинуть сколько нужно вложить, к чему хочется при этом прийти, все объективные оптимистические пессимистические сценарии развития, но сразу нужно понимать, что бизнес-план – это очень оптимистичный вариант, в нашей ситуации он процентов на 40 не будет оправдан, так как надо учитывать, что рынок такая вещь особенно в текущей финансовой ситуации, когда ты не предугадаешь как среагирует потребитель на продукты, как рынок воспримет это товар. С точки зрения временных интервалов, когда ты рассчитываешь, что это все окупится за год-два, по факту это может окупить не через год-два. Понимать ту точку, когда проект не выходит на те плановые показатели, чтобы либо дальше двигаться, либо остановиться и зафиксировать какую-то текущую прибыль или убыток и перейти уже в другую сферу, либо уходить на работу в наем. Очень тяжело длительное время не иметь стабильного дохода и к этому на начальном этапе нужно быть очень хорошо подготовленным.

Павел Филиппов: Что бы вы посоветовали начинающим предпринимателям?

Юлия Лопаницина: Открывая свой бизнес, нужно иметь финансовую подушку. Лучше начинать свой бизнес в сознательном возрасте, когда это не только выпускник ВУЗа, когда позволяет возраст и отсутствие каких-то обязательств, семьи. Можно рискнуть. Но в сознательном возрасте рисковать лучше осознано и иметь какой-то резерв, позволяющий в течении полугода продолжать вести свою обычную жизнь и иметь элементарные ресурсы на текущие свои потребности, чтобы отсутствие стабильного дохода, к которому люди привыкают, работая по найму, никак не влияло на текущую жизнь, и позволяло энергию тратить, а не портить себе нервы и окружающим из-за того, что не хватает средств на элементарные потребности.

Павел Филиппов: Можно ли совмещать работу на дядю и работу на себя?

Юлия Лопаницина: Можно. Я бы даже советовала именно с этого начинать, по крайней мере этап такого тщательного планирования и проработки проекта начинать тогда, когда есть стабильный доход, но лучше на начальном этапе, который занимает в любой сфере 3-4 месяца, была финансовая поддержка.

Павел Филиппов: Сергей, у вас есть курсы подготовки предпринимателей. Что вы им говорите с точки зрения ведения бизнеса про какие-то человеческие истории, и про финансовую подушку?

Сергей Кисеев: На самом деле, у нас есть уникальная программа, которую мы возобновили года полтора-два назад «Начни свое дело». Эта программа состоит из трех курсов, которая позволяет выявить предпринимательские навыки особенно на первых этапах. И, выходя из программы, мы надеемся, что каждый участник четко понимает стоит ли ему заниматься бизнесом или нет. Как раз он может оценить свою идею, прописать бизнес-план, и вот там уже идет расчет того, что мы затронули. Мы все очень позитивные люди и предприниматели в особенности, и когда они пишут бизнес-планы, они у них такие оптимистичные, что реализация их по этому сценарию на наш взгляд чаще всего под сомнением особенно при нынешней тенденции. Мы рекомендуем писать три варианта: оптимистичный, реалистичный и такой пессимистичный, который он считает никогда не произойдет, и ориентироваться на него. Нужно быть готовым к последнему варианту.

Павел Филиппов: Что еще у вас есть на курсах для начинающих предпринимателей?

Сергей Кисеев: На самом деле, программа достаточно большая. Там 130 академических часов, где на первом этапе раскрываются предпринимательские способности, на втором рассматриваются производство, организация самого процесса, планирование происходит. И уже на третьем этапе происходит финансовое планирование, составление финансового плана и в том числе затраты на регистрацию, на бухгалтерское сопровождение и на все прочее. В конечном итоге получается готовый проект, с которым можно стартовать. На эту программу могут записаться не только предприниматели, но и желающие физические лица, которые предполагают стать предпринимателями, прийти со своей идеей и обучиться. Мы рекомендуем обязательно пройти, даже если человек подкован, может быть, даже имеет экономическое образование. Выходя с программы мы явно видим в улучшении понимания своего проекта. Человек прописывает риски, что делается, на самом деле, редко, когда просто на листочке набросаны показатели на кухне. И он уже готов морально, он сам для себя принял решение, что он готов тратить собственный ресурс. Но бывают случаи, когда человек закрывает эту тему, и говорит, что не готов вести предпринимательскую деятельность.

Павел Филиппов: Юлия, какие риски прописывали вы?

Юлия Лопаницина: Совместные закупки. Но с ними мы работаем сами, так как сейчас это абсолютно новый канал сбыта и как оказалось очень востребован среди женщин в основном. Это очень сильно влияет на наших клиентов: розничных или оптовиков, так как цена на выходе получается совершенно другая. Но мы с ними работаем, так как деньги нужно зарабатывать всеми законными способами. Когда я оценивала риски, то в первую очередь даже не на кризис, а на текущую экономическую ситуацию, когда потребительская способность очень сильно снизилась и стали экономить даже на детской одежде, а учитывая, что основной наш ассортимент – школьная форма, и родители стали даже экономить на ней. И основной риск был – это китайские производители (более дешевые товары), турецкие производители и какие-то более дешевые аналоги, которые в принципе сейчас представлены в любом интернет магазине, их стоит только поискать. Но опять же, когда опрашивали своих знакомых, когда один из каналов сбыта – это на прямую работа со школами, когда начинали родителей на собраниях опрашивать, все равно есть так категория людей, которая готова платить за качество одежды, которых не смущает российское производство, так как стереотип присутствует.

Павел Филиппов: Я думаю, что есть и обратное явление.

Юлия Лопаницина: Да. Но это в основном старшее поколение, которое помнит еще качество советского легпрома и понимают, что все-таки наши все стандарты достаточно высоки по сравнению с теми же китайскими товарами. Основной риск – это более дешевая продукция китайского производства. Это с точки зрения продукта. Рисков очень много, но основной – это более дешевый товар, а второе – отсутствие собственной сырьевой базы в России и возможность производить аналогичные товары по высоким ценам, так как в России дешево шить очень сложно не имея собственной ресурсной базы, но это все на этапе планирования предвиделось и отношения уже тогда выстраивались с поставщиками.

Павел Филиппов: Где вы закупаете ткань?

Юлия Лопаницина: Тань для школьной формы – отечественная, производитель в основном Свердловский Камвольный комбинат. Ткани очень хорошего качества, но цена достаточно высокая, по сравнению с импортными аналогами турецкими и китайскими. Ткани иного ассортимента (трикотаж, хлопок) – все турецкое. Фурнитура вся китайская. Работаем по возможности на прямую с поставщиками, если партии не большие, то с дистрибьюторами в Москве.

Павел Филиппов: Сергей, какие подводные камни есть особенно для начинающих предпринимателей? Какие риски стоит вносить в пессимистичный бизнес план?

Сергей Кисеев: В первую очередь – это нехватка ресурсов, которая происходит на первых этапах.

Павел Филиппов: А нехватка спроса?

Сергей Кисеев: Абсолютно точно. Спрос это по сути продажи, когда человек четко определяет каналы сбыта, он понимает кто его основной клиент, он выстраивает уже канал дистрибьюции для него, направляет ему какие-то сообщения. Тут можно выстроить каким-то образом продажи. Сформировать, найти партнеров, менеджеров, которые смогут выстроить продажи. Что касается производства, очень часто люди на первом этапе берут дорогостоящее оборудование в кредит, берут не то, что нужно сейчас, а с запасом по производству, тем самым беря на себя неподъемные обязательства. Очень часто происходит, когда люди, к примеру, понимают, что их бизнес – это услуга, услуга оказываемая на месте, т.е., ведения бизнеса его клиента. Это может быть доставка, транспортные услуги, продажа, если это с доставкой. Ему нет необходимости иметь дорогостоящий офис. Для молодых амбициозных предпринимателей важен статус, они арендуют дорогостоящий офис где-нибудь в новых бизнес-центрах на высоких этажах и с шикарным видом, с новой мебелью. Они несут расходы, которые по факту не приносят никаких доходов. Эти затраты не первостепенны. Здесь появляется момент, когда возможно попасть в такой убыток, из которого вылезти будет невозможно. Сейчас рынок предлагает в аренду офисы или какие-нибудь места встреч, где можно достойно провести встречу. На самом деле, с клиентами можно встречаться и на их территории особенно по началу. Во-первых, ты четко выявишь потребность клиента, потому что ты не с его слов возьмешь, а у тебя еще будет представление, ты сможешь осмотреться, поговорить с его коллегами и более точно понять, в чем он нуждается. Тем более, сейчас в Екатеринбурге полно Коворгинг-центров и в области сейчас они создаются где-то с нашей помощью, где-то без нашей помощи возникают. И мы уже слышим, что в Первоуральске и в Тагиле уже есть. Даже в Красноуральске и Красноуфимске сейчас создается Коворгинг центр, который оборудуется с нашей помощью компьютерами.

Павел Филиппов: Регистрационную форму вы подсказываете?

Сергей Кисеев: Конечно. У нас есть определенный перечень тем, консультаций, которые мы рекомендуем пройти предпринимателю. Его можно выбрать в личном кабинете на сайте, записаться в ближайшее отделение фонда и там получить информацию об определении формы, системы налогообложения, потенты. Это зависит и от сферы деятельности, которой планирует заняться предприниматель. Помимо этого, мы проводим обучающие программы, которые составляются индивидуально под какие-то группы предпринимателей, по рынку, по сегменту рынка делятся. А также семинары в течение всего года, на которые мы приглашаем. Там рассказываются различные темы, приглашаются эксперты в той или иной теме, сегменте.

Павел Филиппов: Юлия, как будут ваши дела развиваться в будущем? У вас есть определенная картинка? Какие вызовы придется решать?

Юлия Лопаницина: Картинка оптимистичная, но уже с поправками реальность. Немного мы пересмотрели каналы сбыта. С начала регистрации прошло чуть более полгода, и для нас на тот момент основными каналами сбыта были крупные интернет магазины. Не хотели мы работать на прямую со школами, но сейчас пришлось и мы будем эту работу развивать, так как для конечного потребителя мы предлагаем более интересную цену, минуя звено оптовика. Для себя мы получаем объективную оценку нашего товара и понимаем живую потребность что мы в дальнейшем для наших оптовых клиентов производить. Здесь есть небольшие сложности в работе со школами, так как законодательно школы не могут обязывать учащихся носить форму, поэтому, приходится проводить большую работу с родителями, что имеет неопределенные удобства для нас. Не хотели до этого работать со сторонними заказчиками, но понимаем, что спрос есть на самом деле на пошив, чтобы диверсифицировать какие-то источники поступления средств ищем клиентов на сторонний пошив, кто будет просто размещаться на нашем производстве. Конечная цель – рост продаж, увеличение производства и дальше – крупная фабрика в России.

Павел Филиппов: Удачи вам! Это была программа «Открытые уроки для бизнеса». С нами сегодня были представитель Свердловского областного фонда поддержки и предпринимательства руководитель отдела микрофинансирования Сергей Кисеев и Юлия Лопаницина, которая открыла производство по пошиву детской одежды. Спасибо, что пришли!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также