2016-10-19T09:36:55+03:00

"Здоровый" бизнес - востребовано и реально?

"Открытые уроки бизнеса" - это совместный проект радио "Комсомольская правда" и Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства (СОФПП).
Коржавин Александр Олегович и Хмелева Наталья ДмитриевнаКоржавин Александр Олегович и Хмелева Наталья Дмитриевна
Изменить размер текста:

Третий урок (эфир от 13 октября) – "Здоровый" бизнес - востребовано и реально?

"Открытые уроки бизнеса" - это совместный проект радио "Комсомольская правда" и Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства (СОФПП). Проект дает возможность действующим предпринимателям рассказать о своём бизнесе, привлечь внимание к новым видам предпринимательской деятельности, а также способствует развитию бизнеса в Свердловской области.

В серии радиопрограмм предприниматели расскажут о том, как они придумывают и реализуют стартапы, и поделятся секретами успеха.

Гостями программы стали:

Коржавин Александр Олегович - финансовый директор группы компаний АРКОМ (производят сахарозаменитель «Сладис»)

Хмелева Наталья Дмитриевна - начальник управления кредитных рисков Уралтрансбанка

Капанина Людмила Николаевна - руководитель департамента СОФПП

Солдатов Денис Германович - руководитель ООО «ФитоДар» - производство купажей чая, варенья, джемов, сухофруктов и цукатов.

Инна Боева: Это радио Комсомольская правда. Мы продолжаем наши уроки «Здоровый бизнес. Востребовано и реально». Сегодня у нас в студии как раз и производители, и те, кто поддерживает производителей. Оценим все, даже финансовые риски. У нас в студии финансовый директор группы компании «Арком» Александр Олегович Коржавин, начальник управления кредитных рисков Уралтрансбанка Наталья Дмитриевна Хмелева, руководитель департамента Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства Людмила Николаевна Капанина, Руководитель ООО «ФИТОДАР»Денис Германович Солдатов.

Инна Боева: Денис Германович, существует такой стереотип, что нужно просчитать такое вот производство…А с производством у нас люди вообще не любят связываться, так как перепродать что-то проще, чем производить самому. Такое производство, чтобы оно само сразу и сразу в прибыль. Чай, цукаты, варенье… Любой человек, который с этим не сталкивался, скажет: «Зачем?». Варенье варят бабушки, оно у всех есть в погребах и холодильниках. Как пришла в голову идея заняться именно этим?

Денис Солдатов: Да, на самом деле, варенье варят не только бабушки. Есть очень крупные производители. В каждом магазине варенье продается, поэтому, кажется, чтобы такого нужно сделать необычного. Но, тем не менее, именно рецепты бабушки нам как раз и помогли сделать необычные виды варенья, которые, вроде бы как, сами варят, а в промышленных объемах их никто не производит. Например, варенье из одуванчиков. Одуванчики растут в мае. Эти жёлтенькие поля все знают. Мы цветочки бережно собрали и сделали варенье.

Инна Боева: А серьезно мониторили по магазинам, по торговым сетям какое варенье есть или нет?

Денис Солдатов: Конечно. Мы всегда сами ходим, покупаем всех производителей варенья, смотрим, пробуем и знаем, что есть очень хорошие производители, и мы сами стараемся как-то выделиться, и сделать что-нибудь необычное.

Инна Боева: Варенье из одуванчиков – это изначально риск. Вдруг его не будут покупать?

Денис Солдатов: До сих пор не знаем. Может быть, никто не будет покупать.

Инна Боева: На что надеетесь тогда?

Денис Солдатов: Надеемся на то, что тяга к нашему, необычному, российскому, уральское, то, что везде растет, привлечет внимание. Не просто там какие-то стандартные виды варенья, а хотим, чтобы наша арония черноплодная была в тренде, обычная красная рябина, ревень, который не выращивают в промышленных масштабах у нас. Мы с этим столкнулись, когда захотели сделать цукаты из ревеня. Эта технология хорошо развита в Латвии. Мы ее оттуда привезли. И столкнулись с тем, что нет сырья. Мы потратились и заложили свою плантацию ревеня.

Солдатов Денис Германович

Солдатов Денис Германович

Инна Боева: Тогда вопрос к Людмиле Капаниной. Часто ли приходят к вам за поддержкой такие рисковые люди, как Денис Германович?

Людмила Капанина: Я бы сказала, что мы как раз таких предпринимателей и ждем. Сейчас хорошо начинают те стартаперы, которые находят уникальную идею, четко понимают кто их целевой клиент и ориентируются на потребности этого клиента. Чем интереснее продукт, тем больше будет возможность, что предприниматель будет крепче с этой идеей. Мы не видим, что в проекте Дениса закладываются какие-то максимальные риски, так как здоровый образ жизни сейчас всеми нами поддерживается. Мы сейчас в вашем офисе поговорили с сотрудниками, и оказалось, что потенциальные клиенты Дениса – это 100% вашего коллектива! Сейчас мы не просто приглашаем на чай, а на чай с какой-то изюминкой. Почему не на Эко-чай пригласить наших друзей, коллег? Это какая-то фишка! Мы таких предпринимателей ищем и приглашаем с интересными проектами.

Инна Боева: Александр Олегович. Занимаетесь производством «Сладиса». Это сахарозаменитель. Я его покупаю даже не из-за того, что это здоровый образ жизни, что там ноль калорий. Я человек ленивый. Бросил сладис в чашку кофе и его даже не надо размешивать. Сколько времени вы занимаетесь уже этим производством?

Александр Коржавин: Производством сладиса мы начали заниматься в конце 90-ых. Получается уже 15 лет.

Инна Боева: До этого подобная продукция была импортная. Это ведь был своеобразный риск: сделать то же самое, отечественное, причем дешевле, слаще. На старте обращались за поддержкой? С чего начинали?

Александр Коржавин: Начинали мы с начала 90-ых годов. Но тогда мы никакими такими глубокими вопросами не занимались, мы просто радовались, что появилась свобода. За то, что в советское время можно было быть привлеченным к ответственности за спекуляцию, теперь называется просто бизнесом. Открывались возможности. Первоначальная эта свобода выражалась тем, что мы торговали всем, чем только можно: шоколад, газированная вода, пиво, жевательная резинка. И все было замечательно: мы радовались с каждым днем, обороты увеличивались, хотя бизнес тогда был очень специфический: деньги для покупки товара нужны, но банки тогда жили своей параллельной по отношению к нам жизнью. Максимум, чего мы могли добиться, это отправить платежку, а получить деньги получалось только у родственников и знакомых под те же самые 13-20% в месяц. Каждый день заканчивался тем, что выручку нужно было нести в обменные пункты, так как инфляция была просто зашкаливающей. Поставщики тогда были просто изумительные. Сами производители в то время реализацией не занимались. Они считали себя выше этого, а те посредники, которые вертелись вокруг них, они вели себя как продавцы в советском магазине по принципу «Вас много, а я одна». На всякие претензии, скажем, почему наша заявка не выполнена в полном ассортименте или почему перегружены позиции по шоколаду, отвечали, что если мы будем в следующий раз капризничать, то вообще ничего не получим. А для того, чтобы получить этот шоколад к Новому году, когда он востребован, приходилось брать его летом, когда он по дороге уже плавился. Обнаружилось, что чем больше мы начинаем расти, тем больше нас досаждают не эти технические проблемы, а конкуренты. Конкурентная борьба в то время была очень своеобразная. Это мы испытали в полной мере. Когда ты начинаешь на рынке выступать значительным игроком, то начинают вступать такие методы конкурентной борьбы. Мы поняли, что мало того, что тут просто нет, но и это опасно просто для здоровья.

Инна Боева: Александр Олегович, как вы дошли до мысли, чтобы заниматься собственным производством?

Александр Коржавин: В процессе поисков, где же нам найти свою нишу, чтобы развивался бизнес, и нам за это ничего не было, мы встретили импортный сахарозаменитель «Сусли». Нас удивило, что это компактный, симпатичный товар. И на рубеже 2000 года в обществе уже сформировалась потребность не только на то, чтобы есть то, что дают в массовом потреблении, а то, чтобы выбирать более безопасную пищу. Мы увидели эту тенденцию на здоровый образ жизни. Возник вопрос: зачем мы будем кормить немецкого дядюшку, когда этим можно заняться самим. Это же требовало полной революции в сознании, в методе существования, т.е. здесь взял, купил, продал, и нет никаких проблем. А тут нужно технологию собственную разработать, рецептуру, наладить производство! Было непонятно с чего начинать.

Инна Боева: Денис Германович, у вас то же самое сегодня, спустя почти 20 лет?

Денис Солдатов: Конечно, был небольшой страх, что дальше будет, но мы уверенно шли вперед. Начиналось все с кухни, но потом переместились в производственное помещение, которое постоянно расширяется, т.е. мы тестируем, потом отрабатываем на наших друзьях, знакомых, собственных магазинах, а дальше идем в массы. Вот так вот мы последовательно работаем.

Инна Боева: Варенье с сахаром?

Денис Солдатов: Варенье делается с использованием сахара, который в процессе производства разлагается на фруктозу и глюкозу.

Инна Боева: Александр Олегович, куда вы пошли за поддержкой?

Александр Коржавин: К тому времени поддержки пока никакой не было. Мы рассчитывали на помощь родственников, частных инвесторов. Первое приобретение завода в Березовске было осуществлено на частные вложения. Гений предпринимательства привел к тому, что выбранное это направление оказалось правильным, так как где-то к середине нулевых годов, марка «Сладис», которую разработали с помощью привлечения квалифицированных специалистов, мы тогда привлекали кандидата медицинских наук Гаврилова, теперь он уже доктор медицинских наук, который разработал оригниальную рецептуру, был разработан дизайн, придуман бренд «Сладис». Где-то к концу 2008-9 года мы заняли доминирующее положение по свободной нише сахарозаменителей. Тут показателен вот такой пример: мы часто ходили в магазины для того, чтобы проверить, как выложена наша продукция, как ее представляют продавцы. Захожу я как-то в один сетевой магазин и спрашиваю у продавщицы есть ли сахарозаменители? Она сразу же сказала: «Это «Сладис» что ли? Т.е. у них слово «Сладис» стал нарицательным для сахарозаменителя. Это показательно!

Инна Боева: Вы сейчас миллионер?

Александр Коржавин: Нет, конечно!

Инна Боева: Александр, можете что-нибудь посоветовать Денису Германовичу, как начинающему предпринимателю?

Александр Коржавин: Если заниматься тем, во что ты веришь, это всегда нужно и правильно. Это чисто психологический момент! Раньше, когда меня спрашивали, где я работаю и чем занимаюсь, то я хотел ответить на этот вопрос, что занимаюсь торговлей, ну, торгую там всяким. Мне совершенно не нравилось работа. А теперь, когда меня спрашивают об этом, то я говорю об этом с гордостью, так как знаю, что этот продукт полезен, нужен, востребован.

Я сам из Самары. Часто езжу на поезде туда на поезде. Я был пару раз свидетелем, как совершенно незнакомые люди в чай достают эту знаменитую коробочку и выдавливают кружку пару таблеток. После того, как ты видишь, что это нужно, востребовано, что этим люди пользуются, испытываешь гордость, чувство удовлетворения за то, что путь твоей компании правильный. Это один из самых положительных моментов!

Инна Боева: Прибыль это приносит?

Александр Коржавин: Естественно, если ты производитель продукта, то наценка у тебя гораздо больше, когда ты занимаешься перепродажей. Т.е., это полный цикл, если ты владеешь им, начиная от производства, кончая продажей, он обеспечивает хорошую рентабельность производства.

Инна Боева: Людмила Николаевна нам уже сказала, что в нашем областном департаменте поддержки предпринимательства ждут таких людей, как Денис Германович, т.е., не тех людей, которые занимаются перепродажами…

Капанина Людмила Николаевна - руководитель департамента СОФПП

Капанина Людмила Николаевна - руководитель департамента СОФПП

Людмила Капанина: Без них тоже нельзя обойтись. Мы не можем сказать, что мы торговлю исключаем вообще. Это тоже уважаемый бизнес, который необходим, особенно если торговлю организовать где-нибудь в отдаленной территории.

Инна Боева: Знаете, есть такой стереотип, что если бизнес себя уже отыграл, - пусть это будет перепродажа, поставки, - добиться поддержки для него проще, чем начинающим предпринимателям.

Людмила Капанина: Это как трудный ребенок. Сложно понять, что из этого получится и вырастит. Я сомневаюсь, что банки поддерживают и кредитуют рискованный и малопонятный бизнес. Скорее всего, у них клиенты те, где понятно какой рынок, чтобы его проанализировать. Государство как раз должно обращать внимание на такие проекты, так как вполне вероятно, что это будут прорывные проекты. Может быть, этот проект поможет поднять экономику какого-нибудь малого города.

Наталья Хмелева: Такие проекты очень важны, так как они создают дополнительные рабочие места и сохраняют наши небольшие поселения, города, так как все сплачивать в один моногород неправильно.

Инна Боева: Наталья, какая существует технология присчитывания рисков?

Наталья Хмелева: Банк – это финансовый посредник. Мы, условно говоря, как Робин Гуды, берем у одних и отдаем другим, но при этом мы несем обязательства перед нашими вкладчиками. Поэтому кредитовать инвестпроекты достаточно сложно, особенно если мы не понимаем рынки. В этом случае если сам бизнес, сам инициатор также участвует. В этом случае мы говорим о партнерстве. Оно является обязательным! Это гарант, что бизнес будет развиваться.

Людмила Капанина: Собственно говоря, для этого появились венчурные фонды, персонал которых обучен видеть перспективу продукта. Например, наша электронная промышленность! Кто знал 20 лет назад, что будет такой прорыв, что будет концентрация денег в этих проектах. Те люди, которые увидели перспективу, и вложились в виде венчурных вложений, они сейчас очень богатые люди. А если вернуться к сути предпринимательства, то, скорее всего, не только ради денег люди занимаются этим, но и ради самореализации, личной свободы, так как в бизнесе нет командиров, ты сам себе начальник.

Инна Боева: Денис Германович, почему именно варенье?!

Денис Солдатов: Я жил в сельской местности Красноуфимского района, всегда видел, как развивается и выживает сельское хозяйство. Мне хотелось помочь. Есть мастера- ремесленники, которые делают что-то своими руками. Я в свое время организовывал ярмарки в Екатеринбурге. «Добрая ярмарка» - такой был у нас бренд. Меня эта тема увлекала! Я сам решил стать таким ремесленником – предпринимателем. На мой взгляд, продукты питания оказались наиболее востребованы сейчас, особенно то, что связано с эко продуктами. Мы делаем уникальные продукты, которые сохраняют полезные свойства и вещества. Например, те же цукаты из тыквы. Тыкву мы выращиваем на Кубани, которая с повышенным содержанием бета-каротина и другими полезными веществами. Поэтому тыква полезна, но про это мало кто знает. Мы решили дать ей вторую жизнь и привнести ее в массы. Люди будут кушать этот продукт, и чувствовать себя лучше! Мы заботимся о том, чтобы наш продукт был качественным и здоровым. Мы сами эти продукты употребляем. Все семьи, которые у нас работают на производстве или задействованы с ним, ведут здоровый образ жизни, употребляя продукты здорового питания. Мы столкнулись именно с тем, где их взять? Мы начали сами их производить и объединили других производителей. Я еще объединил производителей, которые делают экопродукты на Урале, и их интересы представляю по всей России. У нас сейчас больше двухсот ключевых клиентов по России от Калининграда до Владивостока покупают продукцию Уральских производителей.

Инна Боева: Наталья Дмитриевна и Людмила Николаевна, у кого больше шансов получить поддержку: у человека, который приходит и говорит, что он будет производить супер-пупер прибор или у человека, который будет производить полезный продукт для здоровья?

Людмила Капанина: Или-или сказать нельзя. Бизнес – субъективен. Он опирается на личности. Соотнесение человека и проекта – это важно. Когда приходит человек, например, как Денис, и он все знает про продукт, потенциальных клиентов, более того, они еще социальный эффект в этом находят, объединяют этих производителей и ты веришь этим людям. Они государственные деньги не потеряют, а приумножат их и сделают полезное дело. У человека много потребностей, поэтому, мы для всех видов бизнеса найдется место!

Наталья Хмелева: Добавлю, что самое главное это понять сам предприниматель осознает то, что он делает. Самое главное, чтобы была понятная точка: к чему он идет, к чему мы вместе придем. Поэтому, возможно все! Если мы понимаем, что риск не сарозмерен доходу, мы попытаемся донести это до самого клиента. Он в этом сам заинтересован, это его бизнес.

Инна Боева: Александр, какие ниши сейчас на Урале не заняты для видения бизнеса?

Александр Коржавин: Новые идеи лучше видеть начинающим предпринимателям, которые пытаются что-то новое открыть. Когда бизнес сложился, то новые открытия сложно найти.

Людмила Капанина: Мы живем на территории, где много ниш не занято. Если мы оглянемся вокруг себя, мы, собственно говоря, себя не одеваем, кормим очень мало. Все, что связано с общепитом, со сферой услуг, с легкой промышленностью. Если мы выйдем за пределы Екатеринбурга, то там вообще непаханое поле для предпринимателей, где можно себя реализовывать.

Инна Боева: Денис Германович, если бы не варенье, цукаты, то каким видом бизнеса вы бы занялись?

Денис Солдатов: Я бы занялся в любом случае продуктами!

Инна Боева: Спасибо всем, что пришли! Приходите к нам еще в гости!

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также