2016-10-13T16:36:50+03:00

Как заработать на сельском хозяйстве?

Радио «Комсомольская правда» 92.3 FM продолжает серию программ «Открытые уроки для бизнеса».

Открытые уроки бизнеса: как заработать на сельском хозяйстве.

Изменить размер текста:

Павел Филиппов: Это радио «Комсомольская правда» 92 и 3 FM наша чистота. Мы продолжаем серию программ «Открытые уроки для бизнеса». Напомню, что серия программ выходит при поддержке Правительства Свердловской области и Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства. Я рад представить сегодняшних гостей, которых у нас в маленькой нашей студии скопилось очень много. Это эксперт от Уралтрансбанка Светлана Токмянина в городе Богданович, Светлана Шишкина (Фермерское крестьянское хозяйство, которое занимается производством молока и его реализацией), Елена Карлюк – предприниматель, которая занимается разведением индюшек-бройлеров, а от Свердловского областного Фонда поддержки предпринимательства Сергей Кисеев – руководитель департамента по взаимодействию с малым и средним бизнесом.

Говорить мы сегодня будем о сельском хозяйстве и как можно на нем заработать.

Павел Филиппов: Светлана, как вы организовались в фермерское крестьянское хозяйство? Как это произошло и почему?

Светлана Шишкина: Мы начали свой бизнес в 2005 году по закупу у населения молока. Закупали молоко, там также писали бизнес – план. С поддержкой правительства Свердловской области был получен молоковоз по сбору молока, и для того, чтобы молоко охолодить холодильник. Ввиду того, что население все равно на селе уменьшается, бабушки уже держать коров не могут, молодежь не желает, соответственно пришел сам с собой вывод: нужно заводить свое фермерское хозяйство.

Павел Филиппов: Делать все централизовано, и помогать тем, кто еще держит хозяйство.

Светлана Шишкина: Да. Тем, кто еще держит, чтобы они имели еще дополнительный заработок на селе, т.е. имели скот и получали с него доход?

Павел Филиппов: Я правильно понимаю, что вы постепенно пришли к тому, что стали производить молоко еще и сами.

Светлана Шишкина: Да, стали производить. В 2013 году мы решили поучаствовать в программе по строительству семейной животноводческой фермы. Мы защитили бизнес-план по строительству роботизированной фермы на 140 голов.

Павел Филиппов: Что такое роботизированная ферма?

Светлана Шишкина: Это ферма, где нет присутствия рабочих. На таких фермах все выполняется автоматически. Там стоит робот-дояр. Коровы добровольно приходят, когда они хотят доиться.

Павел Филиппов: Получается, что они выдрессированы?

Светлана Шишкина: Нет. Они сами хотят. Им дают вкусный корм, и у коровы же потребность в доении. Она чувствует, что ей нужно доиться, тем более ее там покормят, она приходит. Если ее время подошло, то ее робот доит, проверяет качество молока, и либо пускает в холодильник на реализацию, либо в ведро на выпойку телят. Все зависит от качества молока. Молоко сразу анализируется. А если не подошло время и корова хочет только покушать, то он ее пропускает и выпускает обратно.

Павел Филиппов: Я вам честно скажу, что был несколько раз в жизни на ферме. Было это на Украине в 80-ых годах. Тогда о роботизированных фермах не было еще и речи. Много ли подобных хозяйств в Свердловской области?

Светлана Шишкина: В Свердловской области было поставлено 9 роботов в том году. В этом году были написаны еще бизнес-планы. Точно не знаю сколько, но 9 хозяйства вроде бы было.

Павел Филиппов: Во всяком случае, их количество увеличивается.

Светлана Шишкина: Да, растет.

Павел Филиппов: У меня, в таком случае, вопрос к эксперту Уралтрансбанка Светлане Токмяниной: это же достаточно дорогая история? Роботизированная ферма , да и вообще сельское хозяйство – штука не дешевая.

Светлана Токмянина: Да, конечно. Вообще, оборудование очень дорогое, а робот – не самое, но почти самое дорогое оборудование. Оно современное. Действительно, у нас есть заявки. Сельхозпроизводители хотят купить такое оборудование, и я думаю, что здесь как раз хорошая подмога с нашей стороны. Это кредитование по продукту льготной через Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства, это кредит инвестиционный на пять лет под ставку 8, 25 годовых.

Павел Филиппов: Учитывая рыночные условия, это очень хорошая ставка

Светлана Токмянина: Конечно. И под приобретаемое оборудование мы берем залог. Сейчас этот льготный кредит через фонд пользуется популярностью, поэтому, мы посмотрели, анализировали, когда Министерство сельского хозяйства нам предоставило списки, очень много хозяйств были заявлены на покупку роботов. Ну и, кроме этого, можно купить дорогую технику: тракторы, комбайны, что сейчас пользуется спросом.

Павел Филиппов: У нас зона рискованного земледелия. И все равно какой-то риск у банка, условно говоря, что фермер прогорит – существует. Насколько банк открыто и активно идет на кредитование фермерских хозяйств?

Светлана Токмянина: Знаете, наш банк очень лоялен к сельскому хозяйству, потому что мы пообщались с нашими коллегами сегодня, и получается, что в сельском хозяйстве работают люди, которые любят свою работу: они любят землю, животных. Они отдают много времени своего. Они не замечают время, они не ездят в отпуск. Когда видишь, что человек с душой занимается этим делом, мы же все равно проводим предкредитную проверку, мы общаемся с этим клиентом, мы посмотрели, что у него есть. Хочется помочь этому человеку. Конечно, риски есть, поэтому мы берем залог, Свердловский фонд поддержки может предоставить свое поручительство, потому что нам надо развивать сельское хозяйство. Мы не хотим поставить нашего клиента в жесткие рамки, мы поможем ему. Мы можем сделать реструктуризацию, рефинансирование, сделать индивидуальный график

Павел Филиппов: Это из серии, что все всё понимают, что есть определенные риски, и у человека нет желания убежать и он все равно будет с вами работать.

Светлана Токмянина: Он привязан, он любит свою работу. Особенно сейчас сельское хозяйство, мне кажется, в большинстве случаев (процентов 50) - семейный бизнес. Никуда они не денутся и они не видят, что нужно получить ежеминутную выгоду. Они работают на года, династии свои.

Павел Филиппов: Я хочу обратиться к Сергею Кисееву. На самом деле, очень много людей, которые бы хотели заниматься сельским хозяйством у нас в регионе, не смотря на то, что наш регион – регион рискованного земледелия. Я так понимаю, что к вам люди приходят и говорят: «Я хотим заниматься сельским хозяйством, я хочу стать фермером». Что вы им говорите?

Сергей Кисеев: Люди приходят. И, на самом деле, мы ежегодно реализуем ряд инструментов, в том числе и для начинающих субъектов предпринимательской деятельности. И среди них достаточно много. И сейчас ежегодно это число предпринимателей, которое желает вести деятельность в секторе сельского хозяйства – увеличивается. У нас традиционно, и в этом году существует программа по предоставлению грантов субъектам малого предпринимательства. Я знаю, что у нас даже в студии есть представитель, который воспользовался этим грантом.

Павел Филиппов: Это Елена Карлюк.

Сергей Кисеев: Да. Это невозвратный ресурс, который можно использовать для старта. В этом году также этот инструмент есть в рамках до 300 тысяч на одного субъекта. Отбор уже сейчас идет. Я думаю, что до конца октября мы уже будем подводить итоги. Кроме того, существует ряд других инструментов, мы, наверное, будем говорить о невозвратных в большей степени. Они наиболее интересны предпринимателям. Конечно же, льготные кредиты. Ставка (такой ставки нет, наверное, ни в одном регионе, она тоже доступна и позволяет развиваться. На поддержка, которая компенсирует какие-то расходы и не требует возврата, она, конечно, очень интересна, особенно сельхозтоваропроизводителям, учитывая, что у них рентабельность достаточно низкая. И сейчас до 31 октября в этом году опять же принимаем заявки по модернизации (это компенсации понесенных затрат на приобретение оборудования). Соответсвенно, мы ждем сельхозтоваропроизводителей, для них выделена квота не менее 20% из общего объема средств, которые на эти цели предусмотрены (Это не много – немало , порядка 32 миллионов рублей на область).

Павел Филиппов: Можно ли назвать сельское хозяйство одним из приоритетных направлений, которое, скажем так, продвигает Фонд поддержки предпринимательства?

Сергей Кисеев: Да, однозначно. Сейчас это направление одно из приоритетных направлений наравне с производством, т.е. производство и сельхозтоваропроизводители – это те, которые создают ВВП предприятия. Они у нас на первом месте.

Павел Филиппов: Тот человек, который приходит к вам и говорит, что хочет заниматься сельским хозяйством, по-вашим наблюдением, насколько этот человек опытный? Есть ли у него предыдущий опыт работы в аграрном секторе, и если нет, то готовы ли вы оказывать какие-либо консультационные услуги?

Сергей Кисеев: Конечно, в первую очередь, даже предоставляя грант, у нас есть обязательства у субъекта пройти обучение, которое мы также организуем и предоставляем. У нас есть достаточно много программ, которые мы в течение года реализуем не просто под гранты, а мы начинаем где-то с января-февраля формировать первые группы по бизнес – обучению, и чаще всего для предпринимателя они бесплатны. Эти программы идут даже сейчас.

Павел Филиппов: Сколько желающих заниматься предпринимательством в сфере сельского хозяйства? Какая цифра у нас в регионе?

Сергей Кисеев: По уровню заявок, если мы на вскидку посмотрим грантовиков, те, кто подаются к нам на микрозайм (это отдельный финансовый, коммерческий инструмент. Фонд сам выдает займы, помимо партнерства с банками). На данный момент это в районе 30% не больше.

Павел Филиппов: Но и не меньше, с другой стороны.

Сергей Кисеев: Желание работать на себя появляется у людей все больше, и они уже отходят от торговли, так как рыночная ситуация сейчас не позволяет, наверное, заниматься каким-то импортом. Люди переориентируются на собственное производство или оказание услуг.

Павел Филиппов: Хочу сейчас обратиться к Елене Карлюк. У вас семейный бизнес тоже?

Елена Карлюк: Да. Основную роль сыграл Фонд помощи предпринимателей. Я, мой муж и дочка прошли тренинг «Начни свое дело», с которого все началось у нас. Это было очень полезно для нас. Мы приобрели необходимые знания. На тот момент мы грант не получили, так как у нас не было земли, мы не могли осуществить свой бизнес-план, но идея и цель остались. Это мы прошли в 2010 году. В 2011 году мы купили землю и начали осуществлять свой бизнес-проект. В прошлом году подтянулись к нам дети, которые полностью приветствуют то, чем мы занимаемся.

Павел Филиппов: Как вы пришли к тому, что хотите заниматься этим бизнесом (разведением индюшек-бройлеров)?

Елена Карлюк: Это длинная история. Когда мы купили землю, мы написали бизнес-план по перепелиной ферме.

Павел Филиппов: Чем вы занимались до этого?

Елена Карлюк: У меня логистическая компания в Екатеринбурге, муж работал строителем, дети на тот момент уже закончили школу и учились в институте.

Мы искали земельный участок много лет для отдыха, и когда знакомые узнали, чем мы начали заниматься, они крутили около виска. Нам говорили, что этот бизнес очень сложно развить и государство ничем не помогает, сложно начинать с ноля не кредитуясь. Мы до сих пор вкладываем собственные средства. Когда мы начали строительство у нас были перепела, инкубаторы на 1000 яиц. Нам позвонил наш знакомый директор Кедровской птицефабрики и сообщил, что к ним на фабрику привезли 10 тысяч голов бройлерных индюков. Я приехала, посмотрела, но там были маленькие цыплята. Через три месяца он позвонил снова, сказал нам, что они забивают этих индюков. В итоге, мы купили этих индюков, привезли к себе. И знаете, это стечение обстоятельств, когда я захожу в интернет и начинаю искать инкубационное яйцо, и как раз в этом же году начинает в Ростове единственная птицефабрика реализовывать инкубационное яйцо индюков Big – 6. С этого момента все и пошло. Мы ездим в Ростов, закупаем инкубационное яйцо, везем его сюда, затем инкубируем, продаем индюшат и к нам за индюшатами едут Свердловская область, ХМАО, Тюменская область, Пермский край, Курганская область.

Павел Филиппов: И как все идет?

Елена Карлюк: Все идет замечательно. Мы получили грант в размере 300 тыс. от Свердловского фонда поддержки предпринимательства. В этом году крестьянско-фермерское хозяйство получило грант от Министерства сельского хозяйства. Мы купили промышленные инкубаторы, до этого у нас были только фермерские. И два года мы закупали индюшат, нам инкубировали яйцо другие инкубаторы, то со следующего сезона мы будем обеспечивать клиентов своими индюшатами.

Павел Филиппов: С точки зрения бизнеса, в чем специфика именно ведения сельскохозяйственного бизнеса? Как бы вы ее обозначили?

Елена Карлюк: Есть свои плюсы и минусы. Когда начинается сезон, то работать нужно 24 в сутки. Начинается вывод индюшат, потом едут покупатели (это 24 часа в сутки надо быть начеку без отпуска и выходных). Это начинается с февраля по июнь месяц, когда идет молодняк, и 7 дней в неделю.

Павел Филиппов: Кроме этого, есть еще такие вещи, как, наверное, естественная убыль, заболевания, необходимость докупки всякого оборудования…

Елена Карлюк: Да. Птица прививается обязательно, пропаивается макро и микроэлементами, мы заказываем специальные комбикорма. И в этом году мы открываем школу начинающего индейковода, так как есть спрос, все звонят, уже очередь, потому что люди элементарно не знают, купив индюшонка, что с ним делать, чем кормить, поить, где он должен жить, находится. Даже люди, уже которые занимаются индюшатами не первый год у них очень много вопросов.

Павел Филиппов: Индюки – это не очень типичная для нашей страны птица, или я ошибаюсь?

Елена Карлюк: Нет, вы ошибаетесь. Мы возвращаемся опять к индейководству. Мясо индейки – диетическое. Это единственное мясо, которое могут дети с аллергией употреблять в пищу. У нас очень много родителей, которые покупают мясо индюшатины, поэтому эта тема актуальна. Это диетический продукт, который употребляют и старики, и молодые.

Павел Филиппов: У меня вопрос к Светлане Шишкиной. С какими нюансами вам пришлось столкнуться, когда это перешло в стадию бизнеса? Назовите плюсы и минусы.

Светлана Шишкина: В сельском хозяйстве всегда есть плюсы и минусы. Плюсы – это, наверное, еще как бы воспитание, что на селе, что деревенские приучены к тому, что животные, они же не скажешь, что сегодня воскресенье или я в отпуск хочу, или еще что-то подождите… Это все нужно делать своевременно, и люди знают. Они уже приучены к тому, что доярке надо встать в пять утра, прийти, управиться и до 10 вечера фактически она находится с ними.

Павел Филиппов: Получается, что еще и тяжелый график.

Светлана Шишкина: Да. График тяжелый, но вот еще кадры остаются, т.е. там, где нет этих кадров – это, конечно, очень тяжело. Если человек пришел просто извне , он не знает сельской специфики, то много приходится фермеру работать самому.

Павел Филиппов: Наемные работники, думаю, что зачастую пугаются и не хотят идти на такой график.

Светлана Шишкина: Вот я к этому и возвращаюсь. Если вот у нас глубинка, мы находимся от Верхотурья в 75 км, нет никаких других производств, то в нашей ситуации проще. Люди все равно приходят, работают, они стараются, относятся ответственно и хотят видеть результат труда, - с этим проще. Но тяжело с тем, что мы далеко находимся. Мы опять сдаем молоко переработчикам и цены… Нам диктуют цены.

Павел Филиппов: Ну, да

Светлана Шишкина: Цены нам диктуют по ГСМ, по запчастям, т.е. мы заложники получается. Не можем сказать, что, а вот мы хотим по 40 рублей продавать молоко.

Павел Филиппов: В связи с этим у меня вопрос. Основная цель бизнеса – получить прибыль. В сельском хозяйстве, то, что в ноль удается выйти это типичная история? Как я понимаю, вы же не в убыток работаете.

Светлана Шишкина: Субсидии и прибыль. Мы еще получаем субсидию через Министерство сельского хозяйства, через управление, которое находится у нас в Верхотурье, т.е. да, получается прибыль.

Павел Филиппов: Насколько я понимаю, история фермерского хозяйства – это почти во всем мире дотации со стороны государства.

Светлана Шишкина: Мы опять же возвращаемся к тому, что цены это все равно продукт социально значимый мы производим, соответственно, он должен быть доступным людям.

Павел Филиппов: Светлана Токмянина, хочу вам вопрос задать. Кредитование сельхозфермеров на покупку оборудования – это типичная история, как я понимаю. На что еще берут кредиты те, кто собирается заниматься сельским хозяйством?

Светлана Токмянина: Это кредиты на пополнение оборотных средств. Если, например, клиенту нужно приобрести ГСМ, минеральные удобрения и еще какое-нибудь сырье. Поэтому краткосрочные кредиты до двух лет мы тоже выдаем. Хочу сказать, что кредиты, которые на оборудование… техническая модернизация. Правительством оно конечно же субсидируется. Субсидируются кредиты и на пополнение оборотных, субсидируется и процентная ставка. Я сейчас не могу сказать конкретно. Там есть какая-то часть из федерального бюджета и из областного бюджета.

Павел Филиппов: Главное, что субсидируется.

Светлана Токмянина: Да. Если ты занимаешься сельским хозяйством и получаешь кредиты, ты все равно получаешь субсидии. И сельхозпроизводитель все равно получает когда-то, если повезет, высокую прибыль, если он найдет пути реализации, а может и не высокую.

Павел Филиппов: Земли под сельхоз нужды покупают у вас в кредит?

Светлана Токмянина: Да, есть такое, но мало, так как больше уже приобрели.

Павел Филиппов: Кому вы отказываете?

Светлана Токмянина: Мы сразу с клиентом обговариваем, можем ли мы выдать или откажем, по какой причине тоже можем назвать. Чаще всего это желание клиента получить сразу и много. Получается, что они уже имеют кредиты или какие-то там задолженности и еще хотят. Мы пытаемся объяснить, что надо делать это постепенно, так как форс-мажор может быть всякий. И банк можно подставить, ну и предприятие твое может разориться. Кто не платит своевременно налоги, мы тоже с такими клиентами не работаем. Надо соблюдать дисциплину.

Сергей Кисеев: Я согласен со Светланой. Определенная дисциплина должна быть, так как мы тоже, на самом деле, оцениваем заемщиков, когда они приходят к нам за микрозаймом, а это чаще всего пополнение оборотных средств. Мы действуем в соответствии со 151 законом о микрофинансировании до трех миллионов до 36 месяцев и достаточно льготная процентная ставка до 10 % мы можем себе позволить ее держать. Конечно, в первую очередь мы смотрим на рентабельность, доходность этого предприятия и на обеспеченность (чем он может обеспечить этот займ). Как раз здесь возникают моменты, которые ведут к снижению суммы займа, любо к обсуждению какого-либо обеспечения дополнительного. Ну и конечно же эксперты оценивают возможные риски рынка.

Павел Филиппов: Те предприниматели, которые к вам приходят… Мы тут говорили по поводу выбора ниши, в которой действовать. Вы им что-то советуете в этом направлении? Приходит человек и говорит, что хочет выращивать пшеницу для производства, а вы говорите, что лучше выращивать рожь.

Сергей Кисеев: Смотрите. Решение заниматься бизнесом должно возникнуть у предпринимателя самостоятельно. Это его риск в первую очередь. Мы консультируем. Мы делим консультации и обучение. Консультации идут по конкретным вопросам: обычно это узкие темы, трудовое законодательство, какую лучше выбрать систему налогообложения. Что касается определения ниши и своих возможностей, то, все-таки, это в рамках обучения, и не однодневной краткосрочной консультации на 30 минут или на час, а это определенный курс, который позволяет предпринимателю самому определиться: взлетит его бизнес проект или нет. Это как раз в рамках программы «Начни свое дело», которую мы и в этом году реализуем. Там трехэтапное обучение. И уже выйти из этой программы с готовым, просчитанным бизнес-проектом , в котором уже прописаны и риски, финансовая составляющая и сроки. Это очень полезное для предпринимателя.

Павел Филиппов: В сельском хозяйстве бизнес-план, с которого начинается любой бизнес, действительно имеет решающее значение?

Сергей Кисеев: В любом бизнесе он имеет решающее значение. Нужно четко понимать какие риски могут возникнуть, и какую доходность ты можешь обеспечить.

Павел Филиппов: Вопрос к Светлане Шишкиной. Если все отмотать назад, вы бы поменяли что-нибудь, зная, к чему оно приведет сейчас?

Светлана Шишкина: Нет. Наверное, нужно было начинать раньше. Животноводство оно само по себе всегда имеет больший период по окупаемости: молочная продукция – 7-8 лет, мясная продукция – до 15 лет. Семь лет конкретно надо вкладывать, а потом пойдет отдача

Павел Филиппов: Елена Карлюк, а вы?

Елена Карлюк: Да. Я согласна со Светланой. Не надо было ждать, пока дети закончат школу. Надо было начинать раньше этим заниматься.

Павел Филиппов: В будущем какие-нибудь еще ниши собираетесь освоить?

Елена Карлюк: По индейководству мы хотим открыть ферму, построить автоматизированную ферму и получать свое инкубационное яйцо, чтобы не ездить каждый месяц в Ростов.

Павел Филиппов: Всем спасибо, что пришли к нам в студию. Удачи!

Открытые уроки бизнеса: как заработать на сельском хозяйстве.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также