2016-08-24T03:31:43+03:00

Губернатор Пермского края Виктор Басаргин о своей молодости, семье и пермяках

Губернатор Пермского края дал откровенное интервью пермской «Комсомолке»
Поделиться:
Комментарии: comments17
Фото: Ирина МОЛОКОТИНА
Изменить размер текста:

О корнях

- Виктор Федорович, удалось войти в нормальный рабочий график или все еще по 12 - 14 часов в сутки работаете, плюс рабочие субботы? Стало полегче через полгода после назначения на должность?

- Шестидневная рабочая неделя - это мой старый добрый принцип. Суббота, как правило, - для меня обычный рабочий день, возможность подвести итоги, объехать какие-то городские объекты, побывать в регионе.

- А вы знаете, что в некоторых русских говорах слово «басарга́» значит «проворный», «ловкий». На Владимирщине, например, так говорят: «Он не гляди, что мал, а работать басарга»!

- Думали удивить? Да, об этом мало кто знает. Но я еще лет тридцать назад интересовался происхождением своей фамилии и выяснил это ее значение. Помню, порадовался тогда – хорошее значение.

- И решили соответствовать фамилии? Любите работать?

- Не могу сидеть без работы, правда. И если вдруг появляется какое-то свободное время, внутри что-то начинает свербить, беспокоить: надо что-то делать, с кем-то встречаться. Поэтому, когда оно вдруг появляется, заполняю его общением с семьей: внуки отлично снимают это беспокойство.

- Известны ли вам корни вашего рода? Откуда родом Басаргины? Что вы знаете о своих бабушках-дедушках?

- Корни у меня уральские, они на курганской земле. Мой папа родился в Катайском районе Курганской области, в то время это была часть Свердловской области. Оттуда и идет наша фамилия. В деревне, откуда он родом, люди в основном носят две фамилии - Басаргины и Неугодниковы. Я бывал в той деревне, там практически все - родственники. У моих бабушки и дедушки был там свой дом, хозяйство. Сейчас на месте их дома стоит детский сад.

Еще до войны их семья переехала в Асбест. В 1939 году мой отец ушел в армию, прошел всю войну, закончил ее в Кенигсберге. Демобилизовался только в 1949-м. Он ветеран войны, имел много наград. Потом вернулся в Асбест, работал в строительной отрасли и всю оставшуюся жизнь жил там.

Мама моя родилась тоже на Урале, в Свердловской области. И тоже с родителями переехала в Асбест, где они с отцом и познакомились. Поженились, воспитали двоих сыновей - меня и брата. Мама работала на комбинате «Ураласбест», папа - начальником строительного управления. В общем, как раньше говорили, я из семьи служащих.

- Ваша трудовая биография началась там же, в Асбесте?

- Да, я окончил Асбестовский горный техникум, позже Свердловский горный институт, сейчас это Уральский государственный горный университет. Работал помощником машиниста экскаватора, взрывником, инженером в лаборатории, инженером-технологом на «Ураласбесте».

О музыке и книгах

- Есть ли у вас такие предметы, которые переезжают за вами из кабинета в кабинет, из Екатеринбурга в Москву, из Москвы в Пермь?

- Это фотографии моих любимых людей - жены, детей и внуков. Еще иконы, я человек верующий. Несколько книг. И еще подборку дисков вожу с собой. А вообще я к вещам как-то не привязываюсь.

- Что за диски?

- С любимой музыкой.

- А что слушаете?

- Разную музыку - и зарубежную, и отечественную. Очень люблю «Битлз», у меня несколько их дисков. Слушаю и сольные вещи Джона Леннона. Есть выпуски концертов Пола Маккартни. Особенно нравится его первый сольный альбом, который он записал еще с Линдой, их проект «Крылья». Все эти сборники всегда переезжают со мной. Причем, многие издания уникальные, коллекционные. Слушаю Эрика Клэптона, под настроение - «Роллинг Стоунз». Из отечественной музыки меня тоже греет та, под которую прошла молодость. Это ВИА 70 - 80-х годов, «Песняры», например. Уже здесь, работая в Пермском крае, я даже сходил на их концерт, но, честно говоря, был слегка разочарован. Это, конечно, уже не тот коллектив, который я помню и люблю. Нравятся «Веселые ребята», «Поющие гитары». Их песни - как исторические вехи, связанные с разными событиями в моей жизни.

- А что-то посовременнее любите?

- Люблю, конечно. Я ведь в свое время и сам увлекался и занимался музыкой. Можно сказать, стоял у основания Свердловского рок-клуба. Очень хорошо и по-доброму знаю всех рок-клубовских ребят. Всегда любил и сейчас люблю их музыку.

Кого именно? Ну, например, «Агату Кристи». Вадим и Глеб Самойловы - они ведь тоже из Асбеста, и мы хорошо знали друг друга.

- Вы общались с братьями Самойловыми?

- Ну, это еще мягко сказано, «общался». Я не уверен, что Вадим сейчас помнит об этом, но так получилось, что в свое время я в качестве гитариста одного ВИА даже играл у него на выпускном вечере в школе. Я тогда учился в Свердловском горном институте, играл в ансамбле, который, увы, так и не стал знаменитым, и общался с ребятами из «Чайфа», «Наутилуса», с Колей Граховым, многими другими музыкантами.

- Так вы что, были человеком из свердловской рок-тусовки?!

- Если только «полуподпольным». Я тогда был работником обкома комсомола, а в то время комсомольским работникам не полагалось быть приверженцами такого направления, как рок-музыка. И я, кстати, за эту дружбу иногда крепко получал от обкома партии. Но тем не менее рок-клуб мы с ребятами создавали вместе: покупали аппаратуру, обустраивали помещение… Сейчас со смехом вспоминаю, как мы пытались вручить премию обкома комсомола Илье Кормильцеву, а он отказывался ее принимать, считая, что «комсомольская» премия - это не для него. Саша Пантыкин из «Урфин Джюс», дедушка нашего уральского рока, как мы его называли, известнейший композитор, пишущий музыку для фильмов, - мы с ним и сейчас добрые друзья. Встречаемся, правда, редко. Да, этот период жизни очень приятно вспоминать.

Работа в обкоме комсомола не мешала Виктору Басаргину принимать участие в создании Свердловского рок-клуба.

Работа в обкоме комсомола не мешала Виктору Басаргину принимать участие в создании Свердловского рок-клуба.

- Давайте все же вернемся в настоящее. Как строится рабочий день губернатора? Вам, наверное, рано приходится просыпаться?

- Традиционно встаю в 6.30 - 6.45, чтобы где-то в 8.00 - 8.30 быть на рабочем месте. Я «жаворонок», ничего не могу поделать. Где бы ни жил и ни работал, везде встаю рано. Но чтобы выспаться, мне достаточно 5 - 6 часов. Мой рабочий график довольно жестко расписан - встречи, совещания, поездки… Все жду, когда же часть полномочий перераспределится, чтобы были паузы. Но даже когда служба протокола и закладывает в график какие-то паузы по 20-30 минут, я все равно заполню их какими-то встречами, звонками. Заканчиваю рабочий день где-то в 9, начале 10-го вечера, дома перед сном иногда просматриваю какие-нибудь бумаги.

- Говорят, вы и в тренажерный зал успеваете ходить?

- Не всегда успеваю, но стараюсь бывать два раза в неделю. Чаще, увы, не получается. Занимаюсь там с утра.

- Есть какие-то занятия, на которые вам никак не хватает времени? Чем бы очень хотелось заняться. Может, просто на диване перед телевизором полежать?

- Вот этого точно не хочется. Я телевизор вообще очень редко смотрю, только новости. Ну, иногда в выходной или поздно вечером удается глянуть что-то другое. А вот очень хочется книг хороших больше читать. На это, наверное, я бы свободное время и потратил. Кстати, я поездки люблю в том числе и за то, что в дороге есть возможность книжку почитать, музыку послушать.

- Любите книги?

- Очень. И разные. Даже выделить что-то не могу, любимых книг слишком много. Помните, в 80-е годы книги были в жутком дефиците? В Свердловске тогда была так называемая «Яма» - открытая площадка рядом с железной дорогой, где нелегально, с рук, продавали и обменивали книги. Мы нашу домашнюю библиотеку с женой формировали в том числе и там. Хорошо помню, как радовались, купив собрание Пикуля, «Белые одежды» Дудинцева, книги Солженицына. Каждой новой книге радовались. У нас в семье много книг. И дети читают, теперь вот и внуки, им 8, 9 и 12 лет. Я с ними общаюсь уже не только как дедушка, но и как друг, мы о многом серьезно разговариваем. Не так давно читал им вслух «Судьбу барабанщика» Гайдара. И по их реакции понял, как не хватает современным детям какой-то героической романтики, книг о высоких чувствах и подвигах.

- А как вы относитесь к модному сейчас в литературе «грязному реализму»?

- Я пролистал несколько книг модных сейчас авторов, чтобы иметь представление, но дома их произведений не держу. Думаю, что книги все же должны как-то воспитывать человека, делать лучше, умнее. Там я этого не увидел. Ну, и к ненормативной лексике в литературе я крайне негативно отношусь. Поэтому таких книг я не люблю.

- Сейчас какую-то книгу читаете?

- Продолжаю знакомиться с творчеством нашего пермского писателя Алексея Иванова. Взялся вот за роман «Чердынь - княгиня гор».

О работе и Москве

- Вы уже погрузились в работу губернатора и, наверное, можете сравнивать. Кем труднее работать - министром или губернатором?

- Знаете, у нас на эту тему недавно был разговор с Дмитрием Анатольевичем Медведевым, когда он приезжал в Пермь. У него первый вопрос ко мне был: «Ну, как?» Я ответил, как думаю. Губернатором, наверное, работать все же сложнее. Здесь приходится решать массу самых разных вопросов, по всем направлениям. Нужно всегда быть ко всему готовым. Ты несешь ответственность абсолютно за все, за любое событие, которое здесь происходит. За жизнь и здоровье людей. И если ты не наладил работу всей этой сложной системы так, чтобы она работала четко и без сбоев, то что бы ни произошло, это в любом случае твоя вина. Поэтому, конечно, работа губернатора отнимает много и сил, и нервов, и времени.

Но есть в ней и плюсы. Можно увидеть конкретные, осязаемые результаты своей работы. Конечно, министр - это тоже высочайшая ответственность. Но там все-таки в большей степени решения, которые принимаются, они «виртуальные», что ли. То есть ты быстро не увидишь, как они действуют: «обратный сигнал», как правило, приходит нескоро, часто с определенным искажением. Здесь же ты видишь быстро и своими глазами - что происходит из-за твоего решения. Сделал работу - видишь результат. В этом я вижу коренное отличие работы министра в федеральном правительстве и губернатора. Кроме того, министр в основном общается с чиновниками, с организациями, структурами, которые формируют тот или иной процесс, а губернатор встречается с реальными людьми. Это сложнее, но и интереснее. Как губернатор морального удовлетворения от работы я получаю больше.

- Проработав четыре года в Москве, куда вы приехали из Екатеринбурга, вы вернулись на Урал. Было чувство, что вернулись на родину?

- Да. Асбест, Екатеринбург, Пермь - все это рядом, все это Урал. Родную природу я сразу почувствовал. Не знаю, с чем это передается - с генами ли, с молоком матери… У нас здесь и свет как-то иначе падает, и воздух другой. У меня в жизни были похожие ощущения.

В истории моей семьи был такой эпизод, что мы с родителями и братом как-то чуть было не переехали в Набережные Челны. Папу пригласили на работу по строительству завода «КамАЗ». Нам уже дали там квартиру, я после 8-го класса уже поступил в местный индустриальный техникум. Но когда туда приехала мама, то, увидев эту огромную стройку, неблагоустроенность, голую степь, сказала: «Нет, давайте-ка, мужички мои, все обратно!» И мы поехали обратно в Асбест. И знаете, я хорошо помню это возвращение. В Свердловск прилетели самолетом, сели в поезд, едем, смотрим в окно. Лес, лес, лес. И я, совсем молодой пацан, тогда впервые испытал это чувство - даже не радости, а волнительного счастья, что ли, от возвращения домой, на родину. Чувство, что я возвращаюсь на свое место. Помню, как сердце билось.

Похожее чувство было, когда я из Москвы вернулся на Урал, в Пермь. Мегаполис и та работа общения с природой практически не давали, и мне этого не хватало. К тому же семья моя в Москву переезжать не захотела, и я, хоть и ездил к ним, все равно, конечно, скучал. Ну, а то, что ритм жизни за пределами столицы, и рабочий, и жизненный, совсем другой – это известная истина. Да и люди здесь другие, более близкие мне. Земляки, которые не «акают», а говорят, как положено.

- То есть за четыре года вы не стали приверженцем московского стиля жизни?

- Нет. К сожалению или к счастью, не стал. Ничто меня там к себе не привязало. И ничего не дрогнуло, когда я из Москвы уезжал. Знаете, я ведь практически четыре года работал в Москве, и никто из членов моей семьи в Москву так и не переехал. А в Пермь поехали все.

О семье

- Как было принято это решение? У вас ведь взрослые дети?

- Да, взрослые сын и дочь. Никакого давления, никакого предварительного разговора с детьми на эту тему с моей стороны не было. Они принимали решение сами. Нас с женой они поставили перед фактом, что их семьи тоже переезжают сюда. Внуки сейчас учатся в пермских школах, дети работают. Я, конечно, не препятствовал этому их решению, наоборот, очень рад тому, что мы, наконец, все вместе.

- Судя по всему, у вас очень дружная семья.

- Да. Семья - это очень важно. Есть определенные традиции, которые мы свято чтим. Во-первых, это все, что связано с новогодними праздниками. Новый год мы всегда встречаем только в семейном кругу, причем вовлекаем сюда еще и самое старшее в нашей семье поколение. Это отец супруги, мой тесть. Он живет в Екатеринбурге и ему уже за 80. Каждый Новый год мы встречаем у него. Собираемся всей семьей: его дети, внуки, их супруги, правнуки. Четыре поколения. А потом уже все разлетаются по домам. Ну, и в канун Нового года мы собираемся отдельно своей семьей, подводим итоги, поздравляем друг друга, всегда дарим подарки, это тоже добрая традиция. Еще одна семейная традиция - дни рождения. Мы всегда отмечаем их всей семьей. Это святое - всегда семьей. Друзья - это само собой, но все члены семьи обязательно всегда присутствуют.

Виктор Басаргин (на фото слева) "Мама работала на комбинате "Ураласбест", папа - начальником строительного управления, воспитывали двоих сыновей: меня и брата.

Виктор Басаргин (на фото слева) "Мама работала на комбинате "Ураласбест", папа - начальником строительного управления, воспитывали двоих сыновей: меня и брата.

- Всем интересно узнать что-то о вашей супруге. Вы ведь всю жизнь вместе? Как вы познакомились? Чем она сейчас занимается?

- Да, скоро 40 лет, как мы вместе. Познакомились по тем временам, наверное, традиционно. Она сибирячка, приехала в Асбест из Кемеровской области, где родилась, работать по распределению после техникума. Работала в строительной отрасли, на заводе крупнопанельного домостроения. Молодой специалист. А я был молодой студент техникума. Мы были соседями - жили в одном дворе, в одном подъезде. Познакомились. Стали дружить. Полюбили. Поженились. Молодые, ранние, конечно, были. Как в песне поется: «Мало, кто верил…». Но, тем не менее, вот, она у меня одна на всю жизнь.

- Посоветуйте как глава семьи, что делать, чтобы так долго с человеком прожить и такую дружную семью создать?

- Честно, не знаю… Характеры и у меня, и у нее непростые. Думаю, это, в основном, заслуга супруги. Она настоящая хранительница очага. Очень добрая, заботливая. У меня всегда было много работы, и за устройство быта, за воспитание детей отвечала, в основном, супруга. Причем она ведь тоже работала, но карьеру никогда не строила. Для нее на первом месте всегда была семья. Наверное, такое дополнение друг друга и дало эффект крепкой базы, прочного семейного фундамента. Может, в этом весь секрет?

- Вашу супругу можно назвать светской дамой?

- Нет, моя жена не ведет активную светскую жизнь, но она совсем не домашняя затворница: на каких-то мероприятиях она, безусловно, бывает со мной. Но светские тусовки не любит. Я, честно говоря, тоже. У нас есть свой круг давних друзей, с ними для души мы и общаемся.

- Собаки, коты… Сейчас имидж редкого политика обходится без «флёра» обаяния его домашнего любимца. Как у вас с этим?

- У нас очень долго, 14 лет, жила собака, еще с Асбеста. Звали Пудик, подарок моего отца. Небольшой песик, дворняга, но такой умница. Был как член семьи. Мы все как-то уж очень болезненно пережили его уход и не стали с женой больше заводить собак. Но в семьях детей собак в избытке, у каждого внука - по собаке. Всех их пород я даже не знаю, помню одну чихуахуа, маленькая такая, смешная. Так что животных в нашей семье хватает, и мне иногда не только с внуками, но еще и с собаками приходится водиться.

О настоящем

- Есть какие-то жизненные принципы, которым вы не изменяете никогда?

- Пожалуй, первое правило, которое для меня главное и в семье, и на работе - всегда говорить правду. Как бы то ни было. Никогда не жалел, что сказал правду. Больше всего во взаимоотношениях людей я ценю доверие, а полного доверия не может быть, если где-то хоть раз проскользнет неправда. Еще один принцип - равный подход ко всем. Если ты понимаешь, что у тебя требования строгие к одним, то эти требования должны распространяться на всех, включая тебя самого.

- Вы уже немало поездили по краю, встречались, общались с людьми. Как вам кажется, жители Пермского края чем-то отличаются от жителей других регионов? Есть у нас какие-то особенности?

- По-моему, есть. В сравнении с москвичами, например, и даже с соседями-екатеринбуржцами пермяки, мне кажется, - народ более открытый и доверчивый. Но не в том смысле, что вот, простачки такие, нет. Готовые верить в хорошее. Люди здесь общаются со мной без злобы. Это всегда чувствуешь. Когда в людях есть какая-то злость, агрессия, общаться с ними очень сложно. Сложно даже не из-за самой проблемы, а именно из-за этого негатива. А когда к тебе обращаются открыто, без камня за пазухой, и даже о проблемах рассказывают без злобы – ты чувствуешь и понимаешь, что не помочь просто нельзя. Вот это черта, по-моему, пермяков очень заметно отличает от жителей тех регионов, где мне приходилось работать. А ведь условия здесь по сравнению с Москвой и Екатеринбургом более суровые – и природные, и бытовые. Особенно в глубинке, где иногда нет многих элементарных благ цивилизации. Но это людей не озлобляет.

- Вам нравится в Пермском крае?

- Честно, нравится. Когда я сюда ехал, то и сам не ожидал, что это место придется мне так по сердцу. Это не комплимент. Природа невероятная, реки. Люди, конечно, как и везде, разные, но... Это сложно объяснить, но именно здесь я часто встречаю людей каких-то настоящих, что ли. Они не притворяются, не гонятся за успехом и деньгами любой ценой. Живут просто и «по правде», без каких-то ложных ценностей и мусора, чего сейчас так много в больших городах. Я очень ценю такую правдивость и «настоящесть», поэтому мне нравится жить среди таких людей.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также