Друг погибшего под Цхинвали уральского майора: «Перед смертью Алексей рвался повидаться с сыном»

Майора Алексея Тарасова похоронили со всеми почестями.

Майора Алексея Тарасова похоронили со всеми почестями.

Вчера в селе Вязовка на центральной улице было необычайно многолюдно. Хоронили майора-артиллериста Алексея Тарасова, которого в Южной Осетии застрелил грузинский снайпер. Все село было в трауре

Вместо отпуска - на учения

- Когда начались первые обстрелы, Алексей уже был начальником артиллерийского дивизиона, майором. И это - в 29 лет! Головокружительная карьера! В общем, ему бы жить да жить, до генерала бы точно бы дослужился, - словно с комом в горле, сбивчиво рассказывает зам начальника штаба полка, майор Александр СУВОРОВ. - И ведь его в отпуск не отпустили в мае. А он так рвался сына своего Женьку повидать. Тогда мальцу только-только три месяца исполнилось. Леха на наследника нарадоваться не мог. Но вместо отпуска, как и все мы, участвовал в учениях на границе с Южной Осетией. А потом вся эта заваруха с грузинами началась.

Артиллерийский дивизион, начальником штаба которого был майор Тарасов, вошел на территорию Южной Осетии одним из первых, в 2 часа ночи 8 августа. На второй день войны, когда русские начали штурмовать занятый грузинами Цхинвал, группа артиллеристов под командованием Алексея начала обстреливать позиции противника.

- Грузины били точно по наводке со спутника. Но майора убил не снаряд, не осколок. Его достал снайпер, причем издалека. Выстрелом из тяжелой крупнокалиберной винтовки, - Суворов устало затягивается очередной сигаретой и неожиданно спрашивает: - А вы знаете, что у него кроме маленького сына еще и дочка осталась? В школу в этом году пойдет.

Маленького сына оставили дома

Проводить в последний путь Алексея Тарасова пришли почти все односельчане. Чиновники, соседи, друзья, одноклассники и, конечно, близкая родня.

- Лешенька, Леша!.. - на стуле у цинкового гроба, который поставили возле крыльца деревенского дома Тарасовых, горько рыдала мама майора Надежда. Отец Анатолий Тарасов стоял рядом, держась из последних сил, до боли хмурил брови. Майор Алексей - четвертый ребенок в их многодетной семье. Старшая сестра Людмила в черной траурной косынке хлопотала над последними ритуальными штрихами, перед тем как отправиться на кладбище. И только там уже не выдержала, разрыдалась. Брат майора, Виктор и сестра Ольга, заплаканные, растерянные, поддерживали маму, как могли.

Детей Алексея - маленького Женьку, которому только-только исполнилось шесть месяцев и семилетнюю Настю оставили с тетками дома.

Траурная процессия - около ста пятидесяти человек - медленно прошла через все село. Впереди с венками шли родственники и соседи, чуть позади, сжимая древко российского флага, шагал майор Суворов. Сразу за ним молодые солдаты-срочники несли на руках небольшой цинковый гроб.

Небо плакало, провожая майора

- Хоть он и служил далеко от дома, но связь мы не теряли, - рассказывает одноклассник майора Михаил Смирнов. - Он на Новый год приезжал, да и по электронной почте мы постоянно переписываемся… Переписывались. А в школе мы с ним вместе бегом занимались. Зимой на лыжах на перегонки, летом - в футбол.

- Леша всегда спортивным был. И правильным. Еще в 10 классе знал, что в армию пойдет. Вот и поступил в артиллерийское училище в Екатеринбурге. Хоть и не потомственный военный, - с отеческой теплотой в голосе вспоминает директор вязовской школы Евгений Бахаров. - Его отец до сих пор работает простым кочегаром в сельском доме творчества. А мама дояркой была. Сейчас на пенсии.

Когда на кладбище близкие Алексея Тарасова в последний раз прикасались к крышке цинкового гроба, говоря «прости и прощай!», зарядил мелкий холодный дождь. Солдаты трижды выстрелили в воздух, и дождь пошел сильнее. Само небо заплакало, провожая героя в последний путь.

Светлана Тарасова застыла под зонтом, глядя в одну точку - на крест и свежий могильный холм, который закрывали слоем траурных венков.

- Сына один раз только видел. Всего один раз, - почти неслышно повторяла она.

Посмертно Алексею Тарасову будет присвоен Орден Мужества.